Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Автобиографические произведения на рубеже 50—60-х годов ХХ века

12.12.2009

На рубеже 50—60-х гг. в литературе появилась целая серия жизнеописательных, в значительной мере автобиографических произведений, развивавших тему расчета с прошлым и выбора нового пути. Это романы «о непотерянном поколении»: «Чудодей» Эрвина Штритматтера (книга 1-я—1957, книга 2-я — 1972, книга 3-я—1980), «Приключения Вернера Холь-та» Дитера Нолля (1960), «Утраченная юность» Вольфганга Ней хауза (1959), «Мы не пыль на ветру» Макса Вальтера Шульца (1962). Произведения эти создавались писателями, вступившими в литературу уже после второй мировой войны, в которой им пришлось участвовать. Детство большинства из них прошло во времена гитлеризма, они учились в нацистской школе, были солдатами вермахта, воевали на разных фронтах. Им довелось испытать и воздействие фашистского идеологического обмана, и нелегкое высвобождение от него. В своих книгах они осмысляли и обобщали пережитое.


Очевидна связь этих произведений с немецкой традицией воспитательного романа, с авантюрно-плутовским повествованием, отчасти с романтической повестью. Как и в классическом воспитательном романе, герой здесь — «средний» немец, идущий, по дорогам жизни в поисках самого себя. Но в классическом романе герой стремится выйти за пределы сословной ограниченности к надсословной человечности, здесь же герой идет к ясности социальной позиции. Его жизненный путь воссоздается в таком романе, как правило, не в целом, а на этапе взросления, совпадающем с годами второй мировой войны, в итоге которой фашистская Германия потерпела сокрушительное поражение.


Война обнажила бесчеловечность, варварство, обреченность фашизма. Под влиянием этих впечатлений в сознании героя происходит переоценка ценностей, определяющая его эволюцию. Идеологические искания героя сопровождаются нравственными: он заново решает для себя, что такое мужество, честность, дружба, любовь. Судьба героя предстает при этом как часть судьбы народной. Повествование выходит за рамки истории одной жизни, нередко оно перерастает в широкое многофигурное полотно; но герой сохраняет центральную роль в произведении.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"