Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Изложение романа Эрвина Штриттматтера «Чудодей»

12.12.2009

«Чудодей» Э. Штриттматтера (род. в 1912 г.) выделяется среди названных произведений ярким национальным колоритом, поэтическим взглядом на мир, соединенным с критикой отвлеченной мечтательности, лиризмом, сочетаемым с иронией.


Штриттматтер — один из наиболее значительных и самобытных писателей, лауреат национальных премий, вице-президент Союза писателей. Он родился и вырос в деревне. Сын безземельного крестьянина, он познал нелегкую долю рабочего человека в Веймарской республике и гитлеровском рейхе. Был шофером, пекарем, кельнером. Призванный в 1939 г. в вермахт, дезертировал в конце войны. После 1945 г. Получил надел земли, участвовал в организации сельскохозяйственного кооператива. С 1950 г. Эрвин Штриттматтер — профессиональный писатель. Но он и теперь живет в деревне.


Действие первой книги романа «Чудодей» охватывает около трех десятилетий — с кануна первой и до начала второй мировой войны. Исторические события тех лет, каждый образ, каждый факт соотнесены с внутренним миром героя, как бы пропущены через него.


Героя романа Станислауса окружает мир «среднего» немца той поры, когда в капиталистических кругах Германии нарастают милитаристские настроения. Немецкое мещанство втягивается в темную игру, становится пособником властей в их захватнической политике. Но не все мыслят и чувствуют одинаково. В мире «среднего» немца есть и Станислаус Бюднер, и старый пекарь коммунист Густав, и его добрая и храбрая жена, есть немало людей, не зараженных духом собственничества и сохранивших нравственное здоровье, хотя большинству из них предстоит еще во многом разобраться, и Станис-лаусу Бюднеру в том числе.


Станислаус — герой-плебей. Недаром он носит фамилию «Бюднер», что по-немецки означает: крестьянин-бедняк. Его давний литературный предшественник — герой авантюрно-плутовского романа, озорник и бродяга. Он потомок и героя немецкой романтической повести начала XIX в.: Станислаус мечтателен, полон фантазий, наделен поэтическим даром и склонностью уходить в себя от окружающей его мерзости и лжи. Эта склонность в какой-то мере ограждает его от яда фашистской пропаганды, но в ней же источник многих его заблуждений. Погруженность в себя делает путь Станислауса к социальным истинам извилистым и замедленным. Однако противоречия действительности напоминают ему о себе, жизненные толчки все чаще заставляют его пробуждаться от поэтических снов и обращать взгляд на реальность. Ему приходится не раз переживать жестокие разочарования, обманываться в надеждах и наивных представлениях. Он — «чудодей», поэт, гипнотизер (искусству гипноза он научился из книг) — часто оказывается беспомощным перед ложью, несправедливостью и неразумием. Он получает и натуральные и фигуральные тумаки и от своих хозяев — булочников, которых ему часто приходится менять, и от невесты — девицы, насквозь пропитанной мещанским духом, и от армейского начальства. Именно под воздействием жизненных ударов и разочарований Станислаус начинает размышлять о действительности, и эти размышления постепенно оттесняют его фантастические грезы, сменяя их мечтой о жизни, достойной человека.


В широте охвата действительности «Чудодей» уступает роману Зегерс,  вместе с тем  избранная  Штритматтером  форма жизнеописания позволяет последовательно и углубленно представить путь героя. В первой части романа, посвященной начальным этапам этого пути, дается цепь «плутовских» злоключений Станислау-са, странствующего по дорогам Германии от одной булочной к другой. Во второй части Штритматтер воссоздает события конца 30-х — начала 40-х гг.: первые акты гитлеровской агрессии против народов Европы, первые примеры героического антифашистского сопротивления. Роман здесь приобретает подлинно драматическое звучание.


Станислаус Бюднер, плохо представляя себе, что его ожидает, добровольно надевает на себя шинель солдата гитлеровской армии, и сразу же сталкивается с ее нечеловеческими порядками. Теперь он уже не просто странник, вбирающий в себя различные жизненные впечатления, он — человек, и этим противостоит вермахту, одно из главных назначений которого — уничтожать человеческое в человеке. Герой вступает в неравный поединок с нацистской армией, воплотившейся для него в вахмистре» Дуфте, подвергающем солдат непрерывным издевательствам и истязаниям. Станислаус пытается защитить человеческое достоинство. Наивное восприятие жизни, присущее ему вначале, сменяется упорными размышлениями, настойчивым стремлением обрести жизненную философию. Дороги войны приближают героя к ответам на волнующие его вопросы.

  • Польша. Грабежи, убийства, еврейские погромы. Люди, сжигаемые заживо, труп убитой девочки на сеновале.
  • Франция. Разгул и попойки немецких солдат. Насилия, аресты. И подвиг молодой француженки Елены, подбросившей немцам бомбу во время их офицерского пиршества.
  • Карелия. Югославия. Греция.
  • В этих главах роман «Чудодей» становится в один ряд со многими произведениями зарубежной литературы, в центре которых — проблема выбора пути, проблема осознания исторической необходимости, вставшая перед простым человеком нашего века.


    Два человека, два мировоззрения вступают в борьбу за мысль и душу Станислауса: Вайсблат и Роллинг. Сын фабриканта Вайсблат исповедует декадентские нигилистические взгляды. В минуты горького разочарования, болезненной утраты обманчивых иллюзий такая философия манит, соблазняет Станислауса. Но он чувствует, что эта философия мертва, и не может удовлетвориться ею. Он тянется к действию, к жизни. И начинает все внимательнее прислушиваться к урокам рабочего-коммуниста Роллинга. Юноша начинает понимать, что нацистская армия — армия убийц, что у нее нет будущего и что каждый, кто участвует в захватнической войне, убивает в себе человека. И бежит из рядов вермахта. Греческие патриоты дают ему приют. Девушка гречанка Мельпо переправляет его в лодке на далекий остров. Станислаус, влюбленный в нее, понимает, что она делает это не из ответных чувств к нему.


    Вайсблат, который бежит вместе со Станислаусом и переправлен на тот же остров гречанкой Зосо, говорит: «Все-таки хотелось бы мне знать,.. любили ли они нас». И Станислаус отвечает: «Таких, как мы, любить нельзя!»


    Эти слова завершают первую книгу трилогии. Заключенная в них самокритика перспективна и многообещающа. Самокритика — необходимое условие разрыва с гитлеровской Германией, исходный пункт перелома, без которого не могло быть движения вперед. В финале романа недаром звучат слова о любви. Странствия Станислауса все время сопровождаются поисками любви — не случайных встреч, каких на пути Станислауса немало, а любви истинной, рождающей духовную близость, служащую человеку опорой. История воспитания Станислауса сопряжена с темой счастья — не маленького мещанского счастьица, предлагаемого герою семейством Пешель, а настоящего счастья, которое может познать человек, нашедший свое место в борьбе за освобождение людей от социального гнета и войны.


    Страницы: 1 2


    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"