Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Изложение сюжета повести «Последний дюйм»

20.12.2009

К своим сорока трем годам Бен был опытным летчиком, но полеты по-прежнему доставляли ему удовольствие. К сожалению, с этим было кончено: после сорока о настоящей летной работе следовало забыть. Ктому же у него не сложились отношения с женой, а десятилетний сын Деви был чужим и непонятным для обоих родителей.


На этот раз Бен, выполняя полет на стареньком «Остере», взял Деви с собой и вскоре пожалел об этом: самолет, летевший над Красным морем, безжалостно швыряло в накаленном воздухе. Но перепуганный мальчишка держался достойно, и это радовало отца. Все—таки Деви не выдержал, заплакал, а Бен еще раз подумал о том, что совсем не умеет разговаривать с сыном. Он слишком резко отвечал на вопросы ребенка, хотя обещал рассказать ему, как посадить машину.

  • «Все дело в том, чтобы правильно рассчитать… Когда выравниваешь самолет, надо, чтобы расстояние до земли было шесть дюймов… Ровно шесть. Если взять выше, то стукнешься при посадке и повредишь самолет. Слишком низко — попадешь на кочку и перевернешься. Все дело в последнем дюйме».
  • Тут же отец показал мальчику, как это делается, мастерски посадив самолет на берег Акульей бухты, названной так из-за ее «населения». Бен и прилетел сюда ради того, чтобы сделать фотографии акул, подобравшись к ним как можно ближе. Попав в бухту, он, казалось, совсем забыл о сыне и только изредка давал ему распоряжения помочь при разгрузке.

  • «А сюда кто-нибудь когда—нибудь заходит?» — спросил его Деви.
  • «Никто,— пришлись ответить Бену.— Сюда можно попасть только на легком самолете».
  • Приготовив акваланг и фотоаппарат для подводных съемок, Бен вошел в воду. Он еще раз приказал Деви не подходить к воде, не беспокоиться о нем и снова почувствовал, что говорит с сыном слишком резко, как с чужим. Мальчик смотрел на море, поглотившее его отца, и думал, что же с ним будет, если отец так и не вынырнет из морской пучины.


    А Бен был поглощен работой. Акул было много, но они держались на расстоянии. Летчик решил приманить их поближе после обеда, чтобы снять фильм об акулах, заказанный ему телекомпанией. Поднявшись на поверхность, он велел сыну принести из самолета завтрак, а сам стал готовить аппаратуру к следующему погружению. Поев, прилег и тут же заснул.


    Проснувшись, Бен стал готовиться к новому спуску под воду. А Деви обеспокоено смотрел на него и снова принялся спрашивать, знает ли кто—либо, что они здесь, и смогут ли их найти. Бен понял, что мальчик просто боится остаться один, и попытался успокоить его, пообещав пробыть под водой всего полчаса. Он знал, что ждать акул придется недолго, потому что теперь захватил с собой приманку — кусок конского мяса. Акулы кинулись прямо на конину. Снимки получались великолепные. Когда пленка уже кончалась, Бен заметил, что его руки и грудь вымазаны кровью от конины. Теперь акулы шли прямо на него. Человек проклял свою глупость, но было уже поздно. Страшные резцы схватили его правую руку и прошли сквозь левую, как бритва. Что—то резануло по ногам. Вода замутилась от крови. Чудом выбравшись на берег, Бен потерял сознание. Очнувшись, он громко позвал сына и через минуту увидел его полное ужаса лицо.

  • «Что мне делать?» — кричал Деви. Если бы Бен знал! Руки горели, как в огне, ноги не двигались, и все плыло, как в тумане.
  • Летчик знал, что не сможет вести самолет. А это означало гибель и его, и сына. Превозмогая страшную боль, Бен велел Деви перевязать ему руки, чтобы остановить кровь, стащить акваланг. Снова теряя сознание, он понял, что, если они хотят спастись, десятилетнему ребенку предстоит выполнить дело нечеловеческой трудности. «Единственной надеждой спасти мальчика был самолет, и Деви придется его вести. Не было ни другой надежды, ни другого выхода… Мальчика нельзя пугать». Испуганный ребенок заплакал, но отец, собрав последние силы, попытался успокоить его, а сам в это время обдумывал план спасения. Последовали новые распоряжения, и Деви, напрягая все силы, потащил отца к самолету. «Мальчик не должен знать, что машину придется вести ему,— он перепугается насмерть»,— подумал Бен. «Этот маленький «Остер» летает сам,— сказал он,— Стоит только положить его на курс, а это нетрудно».


    Поднялся ветер, а они все взбирались по склону вверх. Деви тащил, а Бен отталкивался пятками, поминутно теряя сознание и медленно приходя в себя. Два раза он срывался вниз, боль раздирала тело, обмороки учащались. Но вот и самолет. Бен велел Деви навалить камней у дверцы, чтобы можно было втащить его в кабину. Деви принялся за дело. У дверцы выросла горка камней. Оставалось самое трудное — забраться в кабину. Бен уже не сомневался, что умрет, но во что бы то ни стало хотел спасти сына. «Важно было протянуть до Каира и показать мальчику, как посадить самолет. Этого будет достаточно». Только надежда помогла ему вползти в машину, только она, надежда, удерживала угасающее сознание. Теперь надо успокоить перепуганного ребенка и… Нет, он не сдастся, ни за что! Бен осторожно сказал Деви, что тому самому придется взяться за дело. Мальчик послушно выполнял распоряжения отца. Л ветер крепчал. «Тяни ручку на себя… Не бойся ветра…» Гул мотора усиливался. И вот они уже в небе. Бен продолжал объяснять, что надо делать, и Деви, казалось, успокоился. Выровняв самолет, он повел его вдоль берега.

  • «Он справится!» — устало и примирительно подумал Бен и заснул, полуголый, весь облитый кровью.
  • А Деви вел самолет. Один, на высоте в три тысячи футов. Он не плакал больше. У него на всю жизнь высохли слезы.
  • Бен очнулся. «Чтоты видишь?» — закричал он сыну. — «Аэродромы издания Каира».
  • Последние усилия. Самолет не хочет идти вниз. Мальчик, подчиняясь команде отца, выключает мотор. «Остер» снижается. Новая опасность: с аэродрома стартует большой самолет. Деви тянет ручку на себя.
  • «Нельзя! — остановил его Бен.— Гни ее вниз!»
  • «Ветер’!» — в ужасе закричал мальчик. До посадки оставалась минута. Бен зйал, что приближается последний дюйм, и все в руках ребенка.
  • «Шесть дюймов!» — кричал он Деви; язык его словно распух от напряжения и боли, а из глаз текли горячие слезы.
  • «На последнем дюйме он все-таки потерял самообладание, им завладел страх… и он не мог больше ни говорить, ни кричать, ни плакать…»
  • Но вот хвост и колеса «Остера» коснулись земли. Это был последний дюйм. Самолет замер, и наступила тишина. Бен выжил, хотя и потерял левую руку. Но в госпитале он думал не о себе. Все решала встреча с Деви. Отец знал, что им обоим нужно время. А ему, Бену, теперь понадобится вся жизнь, вся жизнь, которую подарил ему мальчик… Он уж доберется до самого сердца мальчишки!.. Последний дюйм, который разделяет всех и вся, нелегко преодолеть. Но ведь он, Бен, был мастером своего дела, совсем неплохим летчиком.



    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"