Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Изложение сюжета рассказа Конан-Дойла «Голубой Карбункул»

20.12.2009

На третий день Рождества морозным зимним утром доктор Ватсон зашел поздравить с праздником своего давнего друга мистера Шерлока Холмса. Знаменитый сыщик полулежал в любимом красном халате на кушетке и просматривал утренние газеты. Рядом, на спинке стула, висела сильно поношенная фетровая шляпа, а на сиденье лежали пинцет и лупа. Ясно было, что до прихода доктора Холмс с их помощью тщательно исследовал эту шляпу.


Ватсон поздоровался, подсел ближе к камину, чтобы согреть озябшие руки, и поинтересовался, почему столько внимания было уделено старой шляпе. В ответ Холмс заметил, что с нею связан забавнейший случай. Известный Ватсону посыльный Питерсон, честнейший малый, возвращался домой под Рождество около четырех утра. На улице никого не было, кроме одного высокого субъекта, который, слегка пошатываясь, шел впереди посыльного. Незнакомец нес подмышкой жирного гуся. Обступили хулиганы. Защищаясь, он неловко взмахнул тростью и нечаянно но разбил витрину магазина. На шум прибежал Питерсон, но хулиганы и этот субъект скрылись, на поле битвы остались только шляпа и гусь. Вероятно, незнакомца испугала форма посыльного.   Питерсон занес находку к Холмсу, не зная, кому ее вернуть. К лапке гуся была привязана карточка, на которой значилось: «Для миссис Генри Бейкер», а на подкладке шляпы сохранились инициалы «Г. Б.». Но фамилия Бейкер слишком распространена в Лондоне, и найти владельца находки казалось совершенно невозможным делом.


Шляпу Холмс временно оставил у себя, надеясь установить по ней личность потерпевшего, а гуся через день отдал посыльному. Ватсон удивился самонадеянности друга: «Вы шутите! Что можно извлечь из этого старого, рваного фетра?» — «Вот лупа. Попробуйте применить мой метод. Что вы можете сказать о человеке, которому принадлежала эта шляпа?» Ватсон внимательно осмотрел шляпу. Эта мятая, потертая шляпа уже давно вышла из моды. На подкладке действительно виднелись инициалы «Г. Б.», на полях — петелька для резинки, сама резинка отсутствовала. Фетр покрывали многочисленные пятна, некоторые из них были замазаны чернилами. Ватсону трудно было узнать что—либо о владельце шляпы, в чем он и признался другу.

  • «Конечно, не все достаточно ясно,— заметил тот,— покое—что можно установить наверняка… Совершенно очевидно, например, что владелец ее — человек большого ума и что три года назад у него были изрядные деньги, а теперь настали черные дни. Он всегда был предусмотрителен и заботился о завтрашнем дне, но мало-помалу опустился, благосостояние его упало, и мы вправе предположить, что он пристрастился к какому-нибудь пороку, — быть может, к пьянству. По—видимому, из—за этого и жена его разлюбила… Но в какой—то степени он еще сохранил свое достоинство… Он ведет сидячий образ жизни, редко выходит из дому, совершенно не занимается спортом. Этот человек средних лет, у него седые волосы, он мажет их помадой и недавно подстригся. Вдобавок я почти уверен, что в доме у него нет газового освещения».
  • Ватсон был вне себя от изумления. Даже после рассказа Холмса он не мог понять, как тот узнал обо всем. Тогда великий сыщик пояснил, что о незаурядном уме говорит большой размер шляпы, о былом достатке — ее превосходное качество и фасон, модный три года назад. Петелька для резинки выдавала предусмотрительность ее хозяина, а отсутствие резинки и запущенный вид шляпы — то, что он перестал следить за своей внешностью и явно утратил благосклонность жены. В то же время замазанные чернилами пятна свидетельствовали, что чувство собственного достоинства еще окончательно не потеряно. После недавнего посещения парикмахера на подкладке остались остриженные седые волоски, пахнущие помадой. Бурая «домашняя» пыль на полях, следы пота на тыльной стороне шляпы и многочисленные сальные пятна дали Холмсу основание утверждать, что владелец этого головного убора — домосед, сильно устает и потеет при ходьбе, а поднимаясь по лестнице, освещает себе путь сальной свечой и, следовательно, в его доме нет газового освещения.


    Восхищенный Ватсон согласился с выводами, но справедливо заметил, что от них нет никакой пользы, и вряд ли они помогут раскрыть какое-нибудь преступление. Его замечание прервал неожиданный визит посыльного. Тот был явно чем—то взволнован. Оказалось, что в зобу у найденного гуся жена Питерсона обнаружила… И тут он протянул Холмсу крупный, сверкающий, чистейшей воды голубой алмаз. Холмс присвистнул. Это был тот самый знаменитый камень, который недавно похитили у графини Моркар. Об этой нашумевшей краже много писали в газетах. За возвращение редчайшего карбункула предлагалась тысяча фунтов, а его реальную стоимость трудно было даже вообразить. Вскоре Холмс отыскал заметку в газете. В ней сообщалось, что алмаз, известный под названием «Голубой карбункул», был похищен пять дней назад в гостинице «Космополитен». В краже подозревался ранее судимый за воровство паяльщик Джон Хорнер. В тот день он припаивал расшатанный прут каминной решетки в комнате графини и некоторое время находился там один. Когда служащий отеля Джеймс Райдер вошел в комнату, то, по его словам, обнаружил, что паяльщик исчез, бюро было взломано, а сафьяновый футляр, где хранился камень, оказался пустым и валялся на туалетном столике.


    На крик Райдера прибежала горничная и застала ту же картину. Хорнер был арестован и, упорно отрицая свою виновность, упал в обморок в зале суда. На этом заметка заканчивалась. Итак, оставалось выяснить, каким образом «Голубой карбункул» попал из гостиницы «Космополитен» в гусиный зоб. Сначала великий сыщик решил разыскать Генри Бейкера. Он быстро сочинил короткое объявление: «На углу Гудж— стрит найдены гусь и черная фетровая шляпа. Мистер Генри Бейкер может получить их сегодня на Бейкер—стрит, 221 —б, в 6.30 вечера». Затем попросил Питерсона поместить объявление во все вечерние газеты, купить взамен съеденного гуся нового и принести ему. Потом Холмс и Ватсон простились, но доктор обещал, навестив своих пациентов, зайти вечером к другу. В половине седьмого на пороге дома на Бейкер—стрит Ватсон столкнулся с незнакомцем. Войдя в гостиную, тот представился как Генри Бейкер.

  • «Это был крупный, сутулый человек с большой головой, с широким умным лицом и остроконечной каштановой бородкой. Красноватые пятна на носу и щеках и легкое дрожание протянутой руки подтверждали догадку Холмса о его наклонностях. Па нем был порыжелый сюртук, застегнутый на все пуговицы, а на тощих запястьях, торчащих из рукавов, не было видно манжет. Он говорил глухо и отрывисто, старательно подбирая слова, и производил впечатление человека интеллигентного, по сильно помятого жизнью».
  • Холмс вернул ему шляпу и нового гуся, словно бы шутя, предложив также перья, лапки и зоб съеденного. Было очевидно, что об алмазе человек и не догадывался. Он подробно рассказал Холмсу, что получил гуся в трактире «Альфа», как член «гусиного клуба». Членство состояло в том, что, выплачивая в течение года по нескольку пенсов в неделю, можно было к Рождеству получить отличного гуся. Сердечно поблагодарив Холмса и Ватсона, Бейкер удалился. Тогда сыщик предложил другу немедля отправиться по горячим следам в «Альфу».


    Страницы: 1 2


    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"