Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Краткий пересказ повести А.М. Горького «Детство». Продолжение

20.12.2009

Дед неожиданно продал дом и купил другой, на Канатной улице, тихой, чистой, заросшей травой. Новый дом был меньше, уютней, милее прежнего. Особенно привлекал Алешу сад, небольшой, но приятно запутанный, как будто созданный для игры в прятки. И этот дом был набит людьми: в передней половине жил татарин-военный с маленькой веселой женой, в пристройке над погребом и конюшней — двое извозчиков: маленький седой дядя Петр и его немой племянник Степа.


Но особенно заинтересовал Алешу нахлебник (в данном случае: человек, получающий за плату питание и жилье в чужой семье) Хорошее Дело, снимавший комнату рядом с кухней. Это был худощавый сутулый человек с белым лицом, молчаливый, незаметный. Когда его приглашали к столу, он неизменно отвечал: «Хорошее дело». Бубушка так и стала звать его. Комната нахлебника была заставлена, завалена какими-то ящиками, толстыми книгами, всюду стояли бутылки с разноцветными жидкостями, валялись куски меди и железа, прутья свинца. С утра до вечера он что—то плавил, паял, взвешивал на маленьких весах, рассматривал чертежи. А иногда вдруг останавливался и долго стоял, закрыв глаза. Алеша наблюдал за ним, сидя на крыше сарая, не решаясь ни окликнуть его, ни войти в комнату. Хорошее Дело не вызывал страха. Он был плохо одет, беден, а бедные не страшны, в этом мальчика незаметно убедило жалостное отношение к ним бабушки и презрительное — со стороны деда.


Никто в доме не любил Хорошего Дела, все говорили о нем насмешливо, называли аптекарем, колдуном, чернокнижником, фармазоном. Однажды Алеша набрался смелости и спросил, что он делает. Вместо ответа Хорошее Дело сделал приглашающий жест, показав на раскрытое окно: «Влезай». Приглашение было принято. Узнав, кто такой Алеша, Хорошее Дело пообещал ему сделать налиток на биту и попросил не ходить к нему больше. Мальчик обиделся и ответил: «Я и так не приду никогда». Дед позвал Алешу в сад подстригать малину, а на вопрос внука: «Хорошее Дело чего строит?» — ответил: «Горницу портит. Пол прожег, обои попачкал, ободрал. Вот скажу ему — съезжал бы». «Так и надо»,— согласился Алеша. Но он поспешил.


Дождливыми вечерами, если дед уходил из дома, бабушка устраивала в кухне интереснейшие собрания, приглашая пить чай всех жителей, и всегда в углу, около печи, молча стоял Хорошее Дело. Дядя Петр приносил краюху белого хлеба и банку с вареньем, щедро угощал всех. Другие жильцы ставили на стол наливку, орехи, конфеты — и начинался пир горой. В один из таких вечеров, когда сыпался неусыпный осенний дождь, а в кухне было тепло, уютно, и люди особенно расположены друг к другу, бабушка рассказывала сказки, одна другой лучше. Среди них была история про Ивана —воина и Мирона—отшельника, особенно взволновавшая Хорошее Дело. Когда бабушка замолчала, он вскочил: «Знаете, это удивительно, это надо записать, непременно! Это — страшно верное, наше…»  Глаза его были полны слез, а он говорил что—то долго, яростно, повторяя одни и те же слова: «Нельзя жить чужой совестью, да, да!» На другой день Хорошее Дело извинялся перед бабушкой: «Вчера я шумел… Видите ли, я страшно один, нет у меня никого! Молчишь, молчишь, и вдруг вскипит в душе, прорвет… Готов камню говорить, дереву…»


Бабушка не поняла его порыва, нахмурилась, а Алешу еще больше потянуло к этому непонятному человеку. Мальчик пошел в сад и там, в яме, увидел его: он неудобно сидел на конце обгоревшего бревна, глядя куда-то мимо, а заметив Алешу, сказал: «Ну, полезай сюда!» Долго сидели молча. Вечер был тихий, кроткий. Он рождал особенно чистые, легкие мысли, которые «обжигают душу печалью и исчезают быстро, какпадающие звезды». Алеше запомнились слова нахлебника: «…Записывай, что бабушка рассказывает. Это, брат, очень годится».

  • Они подружились. С этого дня Алеша приходил к Хорошему Делу, когда хотел, и следил, «как он плавит свинец, греет медь… работает рашпилем, напильниками, наждаком и тонкой, как нитка, пилою».
  • Нахлебник ничего не объяснял мальчику, не отвечал на его вопросы, говорил скупо, но всегда какими—то нужными словами.


    Этот человек стал необходим Алеше «и во дни горьких обид, и в часы радостей». Хорошее Дело как будто видел все, что делалось в сердце и в голове его, видел все лишние, неверные слова, прежде чем Алеша успевал произнести их, и отсекал эти слова двумя точными ласковыми ударами: «Врешь, брат!»


    Однажды Алеша, отправившись с бабушкой на Сенную площадь за водой, увидел, как пятеро мещан жестоко избивали одного. Бабушка вмешалась, вступились и еще какие-то люди. Мещане убежали, но мальчик не мог забыть увиденного.


    Потрясенный, он вбежал к нахлебнику. Тот, выслушав мальчика, сказал: «Ты, брат, на этих случаях не останавливайся,— это нехорошо запоминать!» А в доме Хорошее Дело все больше не любили. Даже бабушка опасалась его влияния на внука, а дед жестоко колотил Алешу за каждое посещение нахлебника.


    Наконец его выжили, сказав, что комната нужна для Алешиной матери. Оба, и Хорошее Дело, и его юный друг, знали, что это неправда. У Алеши нестерпимо болело сердце.

  • «За что они так не любят тебя?» — спросил он. Хорошее Дело обнял его, прижал к себе: «Чужой — понимаешь? Вот за это самое. Не такой…»
  • Вечером, ласково простившись со всеми, он уехал.
  • Так кончилась дружба Алеши с первым человеком «из бесконечного ряда чужих людей в родной своей стране,— лучших людей ее…»
  • IX


    В детстве Алеша «представлял себя ульем, куда разные простые серые люди сносили, как пчелы, мед своих знаний и дум о жизни, щедро обогащая его душу, кто чем мог. Часто мед этот бывал грязен и горек, но всякое знание — все-таки мед». После отъезда Хорошего Дела с Алешей подружился дядя Петр. Внешне он был похож на деда. Говорил ласково, но словно посмеиваясь. Рассказывал, как «барыня—графиня Татьян Лексевна» объявляла его то кузнецом, то садовником, то посылала рыбу ловить, а затем отправила в извозчики, на оброк. Так и остался он извозчиком. Дядя Петр был грамотен, начитан в Писании, и они часто спорили с дедом о святых. Алешу развлекала его борьба со старым барином — соседом, который-стрелял в прохожих дробью. Иногда по праздникам приходили в гости братья — Саша Михаилов и Саша Яковов. Однажды, путешествуя вместе с Алешей по крышам, они увидели во дворе барина, игравшего со щенками. Его маленькая лысая голова была ничем не покрыта. Кто-то из братьев предложил украсть одного щенка. Составили и план кражи: братья выйдут на улицу, а Алеша плюнет сверху на лысую голову барина. Когда тот испугается и убежит, братья схватят щенка. Случился великий шум и скандал.


    Алеша честно выполнил свою часть плана. Так как братья в этот момент чинно гуляли по улице, дед выпорол одного его. Когда мальчик, побитый, лежал на полатях, пришел дядя Петр, весело хвалил его. Алеше было нестерпимо стыдно, он возненавидел братьев, а вместе с ними и Петра, стал избегать его. Вскоре после этой истории случилась еще одна. Алешу давно уже занимал тихий соседский дом полковника Овсянникова. Мальчику казалось, что там течет таинственная жизнь сказок. Строгий и молчаливый дом внушал деду почтение. Этот дом точно отодвинулся с улицы, стараясь жить незаметно.


    Страницы: 1 2 3


    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"