Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Краткий пересказ прозаической книги Гейне «Путевые картины»

6.12.2009

Первая прозаическая книга тоже создавалась Гейне на протяжении ряда лет (1826—1831), и это тоже книга исканий и скитаний героя, состоящая из ряда частей. Гейне назвал ее «Путевые картины», подчеркнув тем самым ее принадлежность к жанру повестей о путешествиях. «Путевые картины» стоят в этом отношении в одном ряду с «Путешествием из Петербурга в Москву» А. Радищева, «Сентиментальным путешествием» Стерна, «Чайльд-Гарольдом» Байрона. Ближе всего книге Гейне поэма Байрона, с ее романтическим героем, находящимся в конфликте с обществом и одиноко странствующим, с активностью авторского голоса, живо реагирующего на события современности. Эта близость не случайна. В разных национальных литературах нередко возникают сходные явления, свидетельствуя об общих закономерностях литературного процесса.


Как и Байрон, Гейне дает в своей книге обозрение политического состояния Европы, только иного периода. Байрон писал о Европе эпохи наполеоновских войн и первых лет Реставрации, Гейне — о последних годах Реставрации, о второй половине 20-х гг. Как и в «Чайльд-Гарольде», в книге Гейне соединены лирика и публицистика, взор поэта часто обращается к природе, противостоящей своим вольным духом рабской атмосфере буржуазного общества.


Но «Путевые картины» написаны в прозе. «Проза принимает меня в свои широкие объятия, — писал Гейне поэту В. Мюллеру, — в ближайших томах „Путевых картин” вы найдете много прозаически дикого, жестокого, колкого и гневного и особенно много полемики. Время наше уж очень скверное, и тот, в ком есть сила и прямодушие, обязан мужественно вступить в борьбу с надутой скверной и с несносно кичливой посредственностью, которые все больше распространяют свое влияние».


Отметим еще одно отличие «Путевых картин» от поэмы Байрона; Чайльд-Гарольд, хотя и несет в себе некоторые автобиографические черты, все же далеко не тождествен, автору; в «Путевых картинах» герой и повествователь — одно лицо, они слиты. Дневник путешествия, выразительное изображение встреченных в пути людей и мест, авторские размышления о судьбе страны и стоящих перед ней задачах, об истории и современности, о поэзии и философии, о любви и природе — все это образует органический сплав, именуемый «Путевые картины».


Как и «Книга песен», «Путевые картины» печатались по частям; в них входят «Путешествие по Гарцу», «Северное море», «Книга Ле Гран», «Италия», «Английские фрагменты». Части книги создавались в разное время, без заранее обдуманного автором плана, который охватывал бы ее всю. Каждая часть как будто вполне самостоятельна, но если сопоставить их друг с другом, то мы увидим, что они образуют целостность, связанную не только общностью героя и маршрутом путешествия, но и единым «сюжетом» — размышлением об исторических судьбах Германии и всей Европы.


В «Путешествии по Гарцу» перед нами родина поэта с ее прекрасной природой, простыми скромными тружениками, поэтичным фольклором, но и во всем ее социально-политическом убожестве; в «Книге Ле Гран» речь идет о французской революции, ее опыте и идеях, и о неизбежности такой же революции в Германии; «Английские фрагменты» сатирически изображают буржуазную Англию, давая тем самым безрадостную картину последствий буржуазной революции. Уже в то время Гейне понимал, что революция должна бы пойти дальше буржуазных преобразований, мечтал о большем, чем они могли дать. Сквозной характер носит в «Путевых картинах» и лирическая тема — только в «Английских фрагментах» она полностью отступает перед публицистической.


В 1324 г. Гейне, будучи еще студентом Геттингенского университета (он учился на юридическом факультете), совершил пешеходную прогулку по горам Гарца. Впечатления этого путешествия и стали основой книги, проникнутой любовью к родине, ее природе, народу, духовным богатствам и сатирически, очень зло высмеивающей провинциализм, мещанский дух, политическую отсталость.


Книга открывается стихотворением, которое определяет позицию лирического героя и подчеркивает контраст между вольной природой и мещанским убожеством:

  • Сюртуки, чулки из шелка,
  • С тонким кружевом манжеты,
  • Речи льстивые, объятья,
  • Если б сердце вам при этом!
  • Я хочу подняться в горы,
  • Чтоб смеяться там над вами.
  • Здесь и далее эта книга  цитируется  в  переводе В.  Зоргенфрея
  • Люди в этом стихотворении замещены чем-то внешним — одеждой, украшениями, жестами, потому что в них больше ни чего нет — они бездуховны. Герой противостоит им своей духовной значительностью и высоко поднят над ними. Это чисто романтическая ситуация: конфликт одинокого романтического героя с обывательским окружением. Но аналитическая острота мысли Гейне вносит в его произведение и реалистическое начало. Свои путевые впечатления он осмысляет в социальном плане и придает им вольную образную интерпретацию. Подобное сочетание фактической основы и свободного художественного решения темы становится с этих пор главным принципом образных обобщений у Гейне. Гейне блистательно остроумен, его слово разит беспощадно, его насмешки убийственны. Но от них не остается и следа, когда. он повествует о своей встрече с простыми рудокопами с Серебряных рудников. Это люди труда, и Гейне испытывает к, ним. глубокое уважение и сочувствие:

  • «Мне западали в дущу глубокие и ясные взоры всех этих бледных, спокойно-серьезных, озаренных таинственным светом, рудничных лампочек юношей и стариков, проработавших целый день в .своих темных уединенных шахтах и теперь тянувшихся к милому дневному свету,, к глазам жен своих и детей».
  • Гейне рассказывает о тяжелейших условиях работы на шахте, посещает семьи шахтеров, слушает их песни, размышляет о том, как рождались здесь сказки. «Какой бы неподвижно-спокойной ни казалась жизнь этих людей,, все же это настоящая живая жизнь»,— пишет он. Но ему горько думать, как далек еще немецкий  народ от революционных  стремлений, с


    болью иронизирует он над пресловутым немецким верноподдаиничеством, которому, как он убежден, пришла пора положить конец: «Немецкая верность! Это не какая-нибудь поздравительная завитушка. При ваших дворах, государи немецкие, должно петь и петь без конца песню о верном Эккарте и злом Бургунде, повелевшем убить его любимых детей и все же не лишившемся верного слуги. Ваш народ самый верный, и вы заблуждаетесь, полагая, что умный старый верный пес взбесился внезапно и скалит зубы на священные ваши ляжки».


    «Путешествие по Гарцу» завершается, однако, светлой, ликующей нотой: светом пронизано изображение вольной горнолесной природы, веселой речки Ильзы, которая «смеясь и цветя, сбегает с горы». И Гейне, прощаясь с читателем, обещает еще рассказать ему о том, о чем он «теперь скупо умолчал».


    Страницы: 1 2


    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"