Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Литературный роман как выражение исканий драматической эпохи

7.12.2009

К концу XIX столетия немецкая литература вступает в полосу нового подъема — его во многом питает активизация освободительного движения. Многочисленные стачки рабочих, рост количества голосов, поданных на выборах в рейхстаг за кандидатов социал-демократической партии, заставили власти отменить закон против социалистов и вынудили «железного канцлера» Бисмарка уйти в отставку. На рубеже XIX—XX вв. выдвигается плеяда больших немецких прозаиков-реалистов: Генрих Манн, Томас Манн, Герман Гессе, Бернгард Келлер-манн, Арнольд Цвейг, Лион Фейхтвангер. Немецкий роман выходит на мировую арену. Двадцатый век открыл перед романом, как и перед всей немецкой литературой, новые горизонты.   Роман   стал   выражением   тревог и   исканий  дрэмаг ческой эпохи.


Новый век принес с собой небывалые социально-иолитические потрясения: первую мировую войну  1914—1918 гг. В ноябре 1918 г. в   Германии   вспыхнула революция, в результате которой монархия   была свергнута  I и   возникла   буржуазно-демократическая республика   (Веймарская). Она вскоре обнаружила свою полную несостоятельность перед  лицом   экономического   кризиса   и   нараставшей   угрозы фашизма. Германия пережила острые классовые сражения революционного пятилетия   (1918—1923),  крах Веймарской республики  в   1933 г.,  позор   и  трагедию   12-летнего  господства гитлеризма,   разгром   немецкого   фашизма   Советской   Армией и последовавшее за этим образование социалистической  Германской   Демократической   Республики   и   капиталистической Федеративной Республики Германии.


Все эти драматические события не могли не сказаться самым решительным образом на судьбах немецкого романа. По словам Томаса Манна, в XX в. в немецком романе произошел прорыв в сферу общеевропейских интересов. «Романы на немецком языке, — пишет критик ГДР А. Клейн, — с особой остротой указывали на одиночество индивидуума, на агрессивные поползновения господствующих слоев общества, на нарастание самой грубой идеологии, на всемирное ожесточение борьбы между варварством и гуманностью». Проблемы времени вошли в роман, меняя его облик.


Еще до первой мировой войны немецкий (как и вообще европейский) роман стал все сильнее проникаться ощущением «конца века», т. е. эпохи буржуазного миропорядка. Во многих произведениях той поры просматривается образ тревожного и неустойчивого времени, свидетельствуя о приближении исторического поворота. Но настоящий качественный скачок в развитии немецкого романа был совершен в 20-х гг. Именно в этот период его развитие, заторможенное в прошлом, становится ускоренным. На рубеже веков не только усилилось ощущение «распада связи времен», но и сделались особенно заметными тенденции обновления. Родилась революционная литература, осмыслявшая время как начало новой исторической эпохи.


В революционно-пролетарской литературе, в ту пору еще очень молодой, формировался новый тип героя — тип революционного борца, выросшего и закаленного в пролетарской среде. Такой герой появился в романе К. Грюнберга «Пылающий   Рур» — о   революционных   боях   пролетариата   в   1923   г. Читатель слышит в этом романе уверенные выступления старою рабочего Петера Руккерса и его молодого соратника Максн Грота в политических спорах, видит их боевую решительность и самоотверженность в разгар революционных действий шахтеров. В романе В. Нейкранца «Баррикады Веддинга» пырисовывается образ рабочего Курта Циммермана, возглавившего первомайское сражение в одном из районов Берлина в 1029 г. В книге А. Зегерс «Спутники» —о борьбе коммунистов разных стран против фашистской реакции — созданы яркие, романтически окрашенные образы болгарского коммуниста Дудова — богатыря, о котором народ слагает легенды, венгерского революционера Бема, порывистого и целеустремленного, решительно отбрасывающего со своего пути все, что может помешать служению делу партии. Революционно-пролетарская литература воплотила порыв к будущему, жажду обновления социальной жизни.


Чувства подобного рода находили свое выражение не только в творчестве художников, непосредственно связанных с освободительной борьбой пролетариата, но нередко и в произведениях писателей, не обладавших, может быть, ясностью представлений о происходящих событиях, но готовых приветствовать перемены.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"