Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Сочинение и элементами изложения драмы Шиллера «Мария Стюарт»

3.12.2009

В «Марии Стюарт» Шиллера ярко проявляются основные особенности жанра трагедии. Она выделяется среди других драм Шиллера углубленной сосредоточенностью на философских и нравственных вопросах. Во всех других его пьесах проблемы философские, моральные, личностные сопутствуют политическим — в «Марии Стюарт» они выдвинуты на первый план.


Трагедия воспроизводит события XVI в., связанные с борьбой реформации и контрреформации в Англии и Шотландии. В 1568 г. шотландская королева Мария Стюарт, вокруг которой группировались силы католического лагеря, была изгнана из страны восставшей против нее кальвинистской знатью и бежала в Англию, надеясь найти защиту у близкой родственницы— королевы Англии Елизаветы. Но Елизавета, опиравшаяся


в своей политике на протестантские круги, заточила Марию Стюарт в крепость и, продержав ее в заключении 21 год, казнила  по обвинению в  антиправительственном заговоре.


К моменту начала действия шиллеровской трагедии все сложные перипетии жизни Марии Стюарт уже позади: ее короткое блистание при пышном французском дворе в роли супруги малолетнего короля, а затем его юной вдовы; недолгие годы ее бесславного царствования в суровой Шотландии, находившейся во власти феодалов, то схватывавшихся в борьбе друг с другом, то на время объединявшихся для каких-либо корыстных целей; ее второе замужество, пособничество убийце мужа, поспешный брак с этим убийцей, рвавшимся к шотландской короне, восстание против них обоих и ее одинокое бегство к «сестре» Елизавете; ее многолетнее заключение, и многократные попытки освободиться, и многочисленные католические заговоры, знаменем которых сделалось ее имя, и суды над заговорщиками, и казни; наконец, суд над ней самой и беспрецедентный еще в то время смертный приговор, вынесенный королеве. Все это Шиллер оставил за пределами сюжета, ограничив его трагической развязкой этих бурных событий.


Приговор уже есть, но Елизавета еще может не утвердить его и помиловать Марию. Решится ли Елизавета казнить Марию, родную ей по крови и равную по рангу? Неизвестность окончательного исхода до самой последней сцены держит зрителя (как и читателя) в непрестанном напряжении, поддерживаемом, однако, не только этим. Драма захватывает острым поединком характеров, столкновением двух противоположных по сути, но равно сильных натур — Елизаветы и Марии. Укрупненное изображение этого поединка оттесняет внешний событийный ряд, нарочито ослабленный. Вокруг судьбы Марии идет борьба страстей, корысти, властолюбии, отважной преданности и трусливой подлости. Борьба эта получает свое сценическое выражение прежде всего в словесных схватках, в поединках ума, воли, выдержки, расчетливости. Физические схватки или насильственные действия остаются за сценой, на сцене же о них только рассказывают.


Все пять актов «Марии Стюарт» разворачивают как будто один только финал — Шиллер создал так называемую «драму пятого акта». (Традиционно большие драматургические произведения делились на пять актов; двухактное деление вошло в практику только в наше время.) Немецкий поэт заимствовал эту форму у древнегреческого трагика Софокла, знаменитая трагедия которого «Эдип-царь» была построена аналогичным образом.


Античная драма утверждала превосходство духовной свободы над внешней необходимостью. Способ построения драмы, открытый Софоклом, позволил, не отвлекая внимание зрителей на событийную сторону, сосредоточить его на анализе ситуации, ее моральном и философском смысле.


Трагедия Шиллера «Мария Стюарт», по удачному выражению самого автора, «затянута в узкий корсет» ограниченного пространства и времени: действие длится всего три дня и происходит только в двух местах — во дворце Елизаветы и в замке Фотрингей, где содержится Мария. Но поразительно, как много Шиллер сумел поместить в эти узкие рамки, стянув в один узел реальные события, которые на самом деле далеко отстояли друг от друга во времени (сватовство французского принца к Елизавете и решение о казни Марии), и дополнив их вымышленными (встреча Елизаветы и Марии, любовь юного Мортимера к Марии и попытка освободить ее накануне казни). Удивительна сила, с которой автору удалось на такой малой площади воссоздать атмосферу кровавого века, когда убийства, насилия, заговоры были чуть ли не повседневным сопровождением ожесточенной борьбы за власть.


Работая над «Марией Стюарт», Шиллер одновременно был занят переводом «Макбета» — самой мрачной «шотландской» трагедии Шекспира. В ней леди Макбет, жена героя, неусыпно разжигает в муже честолюбие и подталкивает его ко многим убийствам, которыми он расчищает себе путь к шотландскому трону. Известный австрийский писатель Стефан Цвейг, автор романа «Мария Стюарт», высказал предположение, что в «Макбете» отразились события борьбы за власть именно в ее царствование и в леди Макбет — некоторые черты самой Марии. Предположение небезосновательное: ведь Шекспир, младший современник обеих королев, конечно, не мог не знать об этих событиях. В свою очередь «Макбет» Шекспира не мог не оказать влияния на творческое воображение Шиллера. Отзвуки кровавой атмосферы шекспировской трагедии есть не только в предыстории Марии, о которой говорится в репликах действующих лиц, но и в изображении нравов двора Елизаветы, ее самой и ее расправы с Марией.


Хаосу, царившему в Шотландии при Марии Стюарт, противопоставляется деспотический порядок, утверждаемый в Англии Елизаветой. Вместе с тем, указывая на это различие, Шиллер сближает Елизавету и Марию (поры ее власти): обе монархини в равной степени свидетельствуют своим правлением о тирании и антинародности монархической власти. Сам принцип монархизма для Шиллера, как и прежде, решительно неприемлем — и он демонстрирует это на образах и Елизаветы и Марии. Однако, сближая в одном, он противопоставляет их в другом. Все в трагедии— конфликт, ход действия, развязка — основано на таких параллелях и противопоставлениях. В трактовке Шиллера Мария неповинна в кознях против власти Елизаветы, поэтому ей вдвойне трудно сдерживать негодование против тех, кто заточил ее в замке, раньше чем судил, а затем судил без предупреждения, не соблюдая законности, без защитника, без проверки лжесвидетельств, без объявления приговора.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"