Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Содержание романа Ярослава Ивашкевича «Мельница на Лютыне»

21.12.2009

Описанные события произошли неподалеку от небольшого городка в центре Польши. Здесь еще сохранился почти дикий, первобытный лес, а в нем пенится маленький водопад. Это течет речка Л ютыня. А на ней стоит почти заброшенная старая мельница.   


В 1939 году, когда в эти края пришли немцы, в кирпичном домике под холмом жил старый мельник с женой и двумя внуками. Мельника звали Францишек Дурчок. Он арендовал мельницу у Гиляровского помещика с незапамятных времен. Когда—то, до переезда сюда, Францишек служил у него лесником и жил в лесной сторожке. Люди поговаривали, что Гиляровский пан частенько наезжает кДурчокам. Молодой помещик приезжал в лесную сторожку верхом и приказывал Францишеку подержать лошадь перед крыльцом, а сам входил в дом и очень долго толковал там сЭльжбетой, женой Францишека. Францишек ходил взади впередпо заросшей травой дорожке, мимо дома и скрежетал зубами. Прошли годы, пожилые Дур-чоки поселились на мельнице, и помещик оставил их в покое.


Миновало время, ихдочка, красавица Иоася, вышла замуж, Гиляровский помещик дал за ней в приданое тысячу злотых, и она через некоторое время уехала с мужем во Францию. Там они оба умерли, и из Франции приехали два осиротевших ребенка. Это были внуки Дурчоков — старшему, Ярогневу, было 11 лет, а младшему, Марысю, — четыре года.


Когда пришли немцы, жизнь на мельнице поначалу шла так же, как и до войны. Внуки понемногу помогали деду. Черную работу на мельнице делал старый 11иресь.


Маленький Марысь был удивительно милый ребенок, не очень красивый, но располагавший к себе. Он постоянно приставал ко всем с вопросами, доверчиво глядя в глаза.


Беспокойство,у деда вызывал старший внук. Даже молодой ксендз Сатурнин Рыба обратил внимание на то, что Ярогнев водится только с немецкими детьми и уже лопочет по —немецки. Старик стал присматриваться к старшему внуку и обнаружил, что он напоминает ему Гиляровского пана.


Мальчик усиленно занимался немецким, а когда дед спросил его, почему их не учат польскому, внук ответил, что польский больше не нужен, так как немцы поляков побили.


Старая Эльжбета часто думала о внуках. Что сними будет? Хватит ли сил поднять детей?


Как—то в феврале детям сказали, чтобы они больше не приходили в школу. Сначала думали, что это из—за морозов, а потом выяснилось, что учительниц арестовали, а школу в Выльковые закрыли. Из окрестных местечек немцы вывезли куда-то и ксендзов. Закрыли большинство костелов, и люди отовсюду приходили в единственный уцелевший костел в Выльковые.


В марте Дурчоки решили окрестить Марыся, к ним домой согласился тайно прийти ксендз Рыба. После обряда, когда уже сели за стол и ксендз Рыба осушил рюмку водки, в комнату вбежала молоденькая воспитанница лесника Гжесяка, сирота Болька. Она рассказала, что за ксендзом приехала полиция и его хотят куда—то увезти. Ксендза где—то спрятали, но немцы костел закрыли, вывезя из него решительно все, а позднее устроили в нем склад. Алтарь разобрали, хоругви сожгли. Вдень, когда жгли утварь костела, Ярогнев убежал куда—то, несмотря на запреты стариков. Он сказал младшему братишке, что пойдет разжигать большой огонь. Францишек отправился в Выльковыю. На площади он увидел немцев. Их было немного, но вместе с ними собралась толпа подростков в форме гитлерюгенда. Они выносили из костела разные вещи и сваливали их в кучу посреди рынка. Там горел большой костер, куда бросали хоругви, изображения святых, статуэтки, которые носят во время религиозных праздников, статуи из костела, обломки алтарей, остатки церковных украшений. Все это с хохотом бросали в огонь.


Францишек с ужасом смотрел на это. Вдруг он увидел своего внука с большим крестом в руках, тем самым, который Францишек всегда носил во время крестного хода вокруг костела.


Старик схватился за крест. Ярогнев рванул его, старое дерево лопнуло, и крест сломался. Дурчок сунул сломанный крест под ватник и скрылся в ближайший переулок, откуда наблюдал, как жгли на площади священные хоругви.

  • «Ничего путного из него не выйдет,— сказал Францишек жене, вернувшись домой.— Добра от него не жди. А зла он может наделать много».
  • В конце марта разлившаяся река прорвала плотину, и ее бурные воды унесли жизнь маленькогб-Марыся. Во время похорон, когда уже заканчивали заравнивать землю, вдруг послышались голоса. Это пришли жандармы, чтоб,ы арестовать ксендза. Вернувшись домой, убитый горем Францишек сказал жене:

  • «Нет у нас больше детей. И внуков больше не будет,— Марыся мы схоронили… А Яро… Яро был с теми жандармами, что сюда приходили. Он их на нас навел, да эти гады кладбища испугались, дальше не пошли… Ксендз Рыба не вернется к Гжесяку. Он на мельнице у нас переночует и завтра весь день просидит за мешками, а под вечер уйдет куда-нибудь… А этот мерзавец мне больше не внук. И говорить о нем не хочу. Может, он вовсе и не моя кровь, черт его знает…»
  • Пришла весна. Болька, которая часто приходила кДурчокам, рассказала старой Эльжбете, что ксендз живет в Гилярове и никто про него не знает. Еще она сказала, что её внук Ярогнев хочет выследить ксендза. Эль-жбета поняла, что ничего не осталось в её жизни из того, чем она жила. У Ярогнева была своя честолюбивая мечта — чтобы его поскорее признали настоящим немцем. Он скрывал, что является родным внуком мельника, утверждая, что Францишек и Эльжбета взяли его на воспитание. Наступила осень. Блуждая вечером по лесу, Яро подошел к избушке лесника и узнал, где прячется ксендз. Прошло несколько дней. Как—то Ярогнев вернулся домой поздно. Спокойно поел картошки и лег в постель. Старый Дурчок и его жена молча сидели за столом. Внезапно с другого берега Лютыни донесся душераздирающий женский вопль: «Спасите, люди! Спасите!»’ — «Это Болька!» — дрожа, прошептала Эльжбета. Францишек ушел в темноту. Через некоторое время он вернулся вместе с плачущей Болькой. Старик сказал, что ксендза и лесника забрали, а девочку избили. У Больки была рассечена губа и распухло лицо. «К вам не придут, у вас есть защита, вот этот ваш любимчик,— прошептала она и добавила:— Это он сделал». На следующее утро старый мельник отправился в Гилярово, а в сумерках за Болькой приехала тетка и забрала её к себе. Вернулся старый Дурчок. Он был под хмельком и сам не свой,

  • «Теперь я знаю,— сказал Дурчок,— это его рук дело».
  • Перед рассветом он поднял Ярогнева. Тот удивился и испугался. Францишек велел ему надеть коричневую рубашку с красной опояской и свастикой на рукаве — форму гитлерюгенда. Дед и внук прошли минут двадцать и остановились у молодого соснового леса. Старик глубоко перевел дух и приказал читать «Отче наш…» Потом были молитва Богородице, десять заповедей. Когда Ярогнев начал: «Чти отца твоего и матерь твою…», Дурчок схватил его за руки, вывернул их за спину и связал веревкой. «Дедушка, что ты делаешь?» — крикнул внук. И почувствовал на своей шее петлю. Эльжбета ничего не спросила, когда он вернулся домой без внука. Два дня старик лежал в постели не вставая. Труп Ярогнева нашли через несколько суток, и все решили, что это дело рук жандармов. Похоронили его тайком в лесу, на месте казни. Дурчок и его жена никогда больше не упоминали о внуке.


    Страницы: 1 2


    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"