Сюжет повести Пушкина «Капитанская дочка». Главы VII – X
Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Сюжет повести Пушкина «Капитанская дочка». Главы VII – X

22.12.2009

Глава VII. Приступ. Утром войско Пугачева окружило крепость. На белом коне, в красном кафтане, с обнаженной саблей ехал сам Пугачев. Четверо всадников подъехали к самой крепости — это были покинувшие гарнизон изменники. Они перекинули через забор отрезанную голову одного из верных защитников крепости — крещеного калмыка Юлая. Изменники кричали: «Не стреляйте! Выходите вон к государю. Государь здесь!»

  • «Вот я вас! — закричал Иван Кузмич.— Ребята! стреляй!» Солдаты дали залп. Мятежники стали слезать с лошадей. «Теперь стойте крепко, будет приступ»,— сказал Иван Кузмич.
  • Подпустив мятежников близко, комендант приказал палить из пушки картечью. Некоторое время удалось продержаться. Но силы были неравны. Крепость была взята, ее защитников связали и повели на площадь. Пугачев сидел в кресле на крыльце комендантского дома. Его лицо показалось Гриневу знакомым. Пугачев спросил, кто комендант, и ему указали на Ивана Кузмича.

  • «Как ты смел противиться мне, своему государю?» — спросил Пугачев. «Ты мне не государь,— твердо ответил Иван Кузмич,— ты вор и самозванец!»
  • Пугачев махнул белым платком, и бедного коменданта потащили к виселице. Иван Игнатьевич повторил мужественный ответ своего начальника, и его постигла та же участь. Пришла очередь Гринева. Он смело глядел на Пугачева, готовый последовать за своими товарищами. Швабрин, стоявший в казацком кафтане среди мятежников, подошел к Пугачеву и сказал ему на ухо несколько слов.

  • «Вешать его!» — приказал Пугачев.
  • Вдруг раздался крик: «Постойте, окаянные! Погодите!…» В ноги Пугачеву бросился Савельич: «Отец родной! Что тебе в смерти барского дитяти? — взмолился бедный дядька. — Отпусти его; за него тебе выкуп дадут; а для примера и страха ради вели повесить хоть меня, старика!» По знаку, данному Пугачевым, Гринева отпустили. На крыльцо вытащили Василису Егоровну, раздетую и растрепанную. Она взглянула на виселицу йувидела на ней своего мужа. «Злодеи! — закричала она.— Что это вы с ним сделали? Свет ты мой, Иван Кузмич, удалая солдатская головушка! Не тронули тебя ни штыки прусские, ни пули турецкие; не в честном бою положил ты свой живот, а сгинул от беглого каторжника!» — «Унять старую ведьму!» — сказал Пугачев. Один из казаков ударил ее саблей по голове, и она упала мертвой на ступени крыльца. «Пугачев уехал; народ бросился за ним».
  • Глава VIII. Незваный гость. Гринева больше всего мучила неизвестность судьбы Марьи Ивановны. Он узнал, что попадья спасла ее от казаков, выдав за свою племянницу. Вернувшись домой, Гринев застал там Савельича.

  • «Слава Богу, что тебя живого отпустили! — вскричал он.— А узнал ли ты, сударь, атамана?» — «Нет, не узнал; а кто ж он такой?» — «Как, батюшка? Ты и позабыл того пьяницу, который выманил у тебя тулуп на постоялом дворе?»
  • Гринев вспомнил вожатого, который во время бурана помог ему добраться до постоялого двора, и понял, почему его пощадили. Положение, в котором он оказался, было сложным и двусмысленным. Оставаться в крепости, захваченной Пугачевым, или следовать за злодеем означало бы, что он нарушил долг офицера. Но любовь требовала оставаться при Марье Ивановне, быть ее покровителем и защитником. Тревога за ее судьбу усиливалась тем, что Пугачев назначил комендантом крепости Швабрина, и девушка оказалась, таким образом, в его власти. Размышления Гринева были прерваны приходом казака, объявившего, «что—де великий государь требует его к себе». Гринев отправился к дому коменданта,

  • «А, ваше благородие! — сказал, увидев его, Пугачев.— Милости просим. Ну, думал ли ты, что человек, который вывел тебя к умету, был сам великий государь? Послужи мне верой и правдой, и я тебя пожалую и в фельдмаршалы и в князья. Как ты думаешь?» — «Нет,— твердо ответил Гринев.— Я природный дворянин; я присягал государыне императрице; тебе служить не могу. Коли в самом деле желаешь мне добра, так отпусти меня в Оренбург». Пугачев задумался. Потом спросил, обещает ли в таком случае Гринев не служить против него? «Велят идти против тебя — пойду»,— прямо ответил Гринев.
  • Его искренность поразила Пугачева. «Так и быть,— сказал он.— Казнить так казнить, миловать так миловать. Ступай себе на все четыре стороны и делай что хочешь».
  • Глава IX. Разлука. Утром Гринев отправился на площадь. Там уже собрался народ. Пугачеву подали мешок с медными деньгами, и он стал пригоршнями швырять их в толпу. Народе криком бросился подбирать медяки. Затем самозванец, обратившись к людям, сказал, указывая па Швабрина: «Вот вам, детушки, новый командир, слушайтесь его во всем…» Пугачев собрался было уже сесть на лошадь, как к нему протиснулся Савельич с какой—то бумагой. Как оказалось, это был «реестр барского добра, раскраденного злодеями». Среди разных вещей значился и «заячий тулупчик, пожалованный… на постоянном дворе», оцененный Савельичем в 15 рублей.

  • «Это еще что!» — вскричал Пугачев, сверкнув огненными глазами. Гринев не на шутку испугался за своего дядьку. Но, видимо, Пугачев был «в припадке великодушия», и наказания не последовало.
  • Между тем Гринев узнал от попадьи, в чьем доме нашла приют Марья Ивановна, что у девушки сильная горячка, она без памяти и в бреду. Гринев не знал, как помочь ей. Больше всего его страшила мысль, что теперь она оказалась во власти Швабрина, назначенного Пугачевым комендантом крепости. Оставалось одно средство: отправиться в Оренбург и посодействовать скорейшему освобождению Белогорской крепости от мятежников.


    Гринев уже вышел из крепости, как услышал за собой конский топот. Подъехавший казак передал ему поводья лошади, сказав: «Отец наш жалует вам лошадь и шубу с своего плеча (к седлу привязан был овчинный тулуп)». Савельйч с удовлетворением заметил, что не зря подавал «мошеннику» челобитную: хотя подарок не стоил и половины украденного, но «с лихой собаки хоть шерсти клок».


    Глава X. Осада города. Войско мятежников приближалось к городу. Число их намного увеличилось со времени последнего приступа. При них была артиллерия, взятая Пугачевым в малых крепостях, им уже покоренных. Неожиданно Гринев получил письмо от Марьи Ивановны и с трепетом прочел в нем следующие строки:

    Страницы: 1 2


    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"