Сюжет повести Пушкина «Капитанская дочка». Заключение
Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Сюжет повести Пушкина «Капитанская дочка». Заключение

22.12.2009

Глава XI. Мятежная слобода. Расставшись с генералом, Гринев вернулся в свою квартиру и объявил Савельичу, что едет в Белогорскую крепость. Испуганный старик пытался его отговорить, но решение молодого человека было твердо. Через полчаса Гринев сел на коня, Савельич последовал за ним. В сумраке им встретились пять мужиков, это был передовой караул пугачевского войска. Они с криком стащили Гринева и его дядьку с лошадей и заявили, что отведут их «к государю». Пугачев с первого взгляда узнал Гринева и спросил, по какому делу тот выехал из Оренбурга.


В голову Гринева пришла мысль, которую он сам счел «странной»: судьба, вторично сведя его с Пугачевым, дает ему случай осуществить свое намерение. Не успев как следует обдумать то, на что решился, он ответил, что ехал в Белогорскую крепость освободить сироту, которую там обижают. Гринев ответил, что надеется не только на пощаду Пугачева, но и на помощь.

  • «И ты прав, ей —Богу, прав,— сказал самозванец.— Мои ребята смотрели на тебя косо, настаивали, что ты шпион и что надобно тебя пытать и повесить; но я не согласился, помня твой стакан вина и заячий тулуп… Они воры. Мне должно держать ухо востро; при первой неудаче они свою шею выкупят моею головою».
  • Гринев посоветовал своему спутнику отстать от них заблаговременно и обратиться за милосердием к государыне. В ответ Пугачев сказал, что ему поздно каяться, да и не будет ему помилования. Затем он рассказал сказку, которую слышал в детстве от старой калмычки.


    «Однажды орел спрашивал у ворона: скажи, ворон-птица, отчего живешь ты на белом свете триста лет, а я всего—на—все только тридцать три года? — Оттого, батюшка, отвечал ему ворон, что ты пьешь живую кровь, а я питаюсь мертвечиной. Орел подумал: давай попробуем и мы питаться тем же. Хорошо. Полетели орел да ворон. Вот завидели палую лошадь; спустились и сели. Ворон стал клевать да похваливать. Орел клюнул раз, клюнул другой, махнул крылом и сказал ворону: нет, брат ворон; чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью, а там что Бог даст! Какова калмыцкая сказка?»

  • «Затейлива,— ответил Гринев.— Но жить убийством и разбоем значит, по мне, клевать мертвечину».
  • Глава XII. Сирота. Кибитка подъехала к дому коменданта. Швабрин встретил самозванца па крыльце. Пугачев потребовал, чтобы он показал ему девушку, которую держит у себя под стражей. Швабрин побледнел и ответил дрожащим голосом:

  • «Она не под караулом… она больна… она в светлице лежит».
  • «Веди ж меня к ней»,— сказал Пугачев, и Швабрину пришлось повести его в комнату Марьи Ивановны. Увидев, что Гринев последовал за ним, он остановился и обратился к Пугачеву. Швабрин просил самозванца не вводить постороннего в комнату своей жены.
  • «Не умничай и не ломайся,— ответил ему Пугачев,— жена ли она тебе или не жена, а я веду к ней кого хочу».
  • В комнате, куда они вошли, сидела на полу Марья Ивановна, бледная, худая, в крестьянской оборванной одежде.
  • Услышав предложение Пугачева, Швабрин вышел из себя.


    «Государь! — закричал он.— Я виноват, я вам солгал; но и Гринев вас обманывает. Эта девушка не племянница здешнего попа: она дочь Ивана Миронова, который казнен при взятии здешней крепости». Гриневу пришлось признать, что Швабрин говорит правду. Он сказал, что если бы пугачевцы узнали, что дочь капитана Миронова жива, ничто бы ее не спасло. Пугачев согласился с этим. Казалось, суровая душа его была тронута.

  • «Возьми себе свою красавицу, вези ее, куда хочешь, и дай вам Бог любовь да совет!» — сказал он и велел выдать Гриневу пропуск во все заставы и крепости, какие ему предстояло миновать.
  • Глава XIII. Арест. Вернувшись, Гринев неожиданно встретил Зурина, когда—то обыгравшего его в Симбирске. Он приказал отвести Марье Ивановне лучшую квартиру, а Гринев остался ночеватьу него. Вскоре пришли известия о том, что Пугачев потерпел полное поражение и попал в руки царских войск. Перед глазами Гринева проходили страшные картины крестьянской революции и ее подавления. «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!» — заключает он. Получив отпуск, Гринев собирался навестить родителей, к которым еще раньше отправил Марью Ивановну в сопровождении Савельича. Но в день отъезда к нему пришел встревоженный Зурин и показал приказ, предписывавший арестовать Гринева и доставить под караулом в Казань, в Следственную комиссию, учрежденную по делу Пугачева.


    Глава XIV. Суд. Гринев предстал перед комиссией, где его спросили, как случилось, что он один был пощажен самозванцем, тогда как все его товарищи «злодейски умерщвлены». Гринев откровенно рассказал, как началось его знакомство с Пугачевым в степи, во время бурана, как при взятии Белогорс-кой крепости Пугачев его узнал и пощадил. Сослался и на генерала, который мог засвидетельствовать, что, находясь в Оренбурге, молодой офицер усердно исполнил свой долг. Гринев собирался так же искренне рассказать о своей связи с Марьей Ивановной, но почувствовал непреодолимое отвращение при мысли, что ее имя будет упоминаться в показании мятежников, что ее могут привести на очную ставку с ними. Он замялся, сбился, и судьи, которые поначалу уже склонялись доброжелательно отнестись к его объяснениям, заколебались. Было решено устроить очную ставку с доносчиком и позвать «злодея». К удивлению Гринева, в комнату ввели закованного в цепи Швабрина; он был бледен и худ. По словам Швабрина выходило, что Гринев — шпион Пугачева. Когда судьи спросили, чем может Гринев опровергнуть это, тот ответил, что уже все сказал и добавить ему нечего. Его вернули в тюрьму и больше не допрашивали…


    Родители Гринева приняли Марью Ивановну с искренним радушием. Они рады были приютить и обласкать бедную сироту. Любовь сына уже не казалась отцу пустой блажью, а мать только того и хотела, чтобы он женился на милой капитанской дочке. Известие об аресте Гринева потрясло их. Поначалу они не хотели верить, что их сын мог перейти на сторону бунтовщиков, но потом из Петербурга пришло письмо от князя Б., сообщавшего, что возникшие подозрения подтвердились и что императрица повелела сослать Гринева на вечное поселение в отдаленный край Сибири. Марья Ивановна мучилась больше всех. Она не сомневалась, что Гринев мог бы оправдаться, если б захотел, догадывалась об истинных причинах его молчания и считала себя виновницей всех его несчастий. Намереваясь во что бы то ни стало спасти своего жениха, она отправилась в Петербург.


    В царскосельском саду она увидела даму, сидевшую на скамейке, и присела на другом конце. Дама первая заговорила с ней, и Марья Ивановна рассказала ей, что она дочь капитана Миронова и приехала подать просьбу государыне. Почему—то почувствовав доверие к этой незнакомой женщине, Марья Ивановна подала ей заготовленную бумагу, которую та стала читать про себя.

  • «— Вы просите за Гринева? — сказала дама.— Императрица не может его простить. Он пристал к самозванцу не из невежества и легковерия, но как безнравственный вредный негодяй…
  • Страницы: 1 2


    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"