Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Поединок великодушия между Гриневым и Пугачевым

18.01.2011

Патриотизм Гринева поражает Пугачева. В этот момент оба видят правду в позиции другого – и вновь выходят за рамки “дворянин/мужик”. Гринев мог бы пасть перед ним на колени или навлечь на себя его гнев, но он мудро избирает третий путь – не умаляя ни своих, ни пугачевских достоинств, предоставляет ему решение: “Голова моя в твоей власти, отпустишь – спасибо, казнишь – Бог тебе судья…”. Пугачев отвечает сходным образом, проявив свою собственную народную щедрость: “Ступай на все четыре стороны…”. Но мы чувствуем, что отказ Гринева его огорчает. В “Истории” присутствует только жестокий обмен: повиновение за жизнь.


 Совсем иное в “Капитанской дочке”: хотя вначале события развиваются сходным образом, но затем вступает в силу принцип “бескорыстного дарения”. Это скорее “поединок великодушия” между Гриневым и Пугачевым, хотя Гринев только пользуется этим. Искусно играя словами в разговорах с Пугачевым, он располагает его к себе, получая от него подарки и милости. Однако молодой человек преследует свою цель, и эпизод в Оренбурге, когда он точно описал пугачевское войско и его расположение, тем самым “предав” своего благодетеля, ясно показывает это. “Я (…), в коротких словах описав Пугачева и шайку его, сказал утвердительно, что самозванцу способа не было устоять противу правильного оружия”.


Однако, из-за любви к Маше, Гринев снова едет в крепость и предстает перед Пугачевым. Он не выдвигает свои требования освободить Машу от посягательств Швабрина, это наверняка бы привело его на виселицу. Пугачев сам спрашивает Гринева о цели его приезда (“Говори: по какому же делу выехал ты из Оренбурга?”), а тот, воспользовавшись ситуацией, переводит разговор на интересующую его тему: “Я ехал в Белогорскую крепость избавить сироту, которую там обижают.”. Тонкий намек Гринева на происшествие в буране (“Ах! Я было и забыл поблагодарить тебя за лошадь и тулуп, без этого я бы замерз на дороге”) растапливает лед в сердце Пугачева. Пользуясь этим, Гринев добивается освобождения Маши. Принцип “дарения” снова вступает в силу, Пугачев вторично отпускает его и Машу: “Возьми себе свою красавицу; вези ее куда хочешь, и дай вам Бог любовь да совет!”.


Чем дальше продвигается сюжет “бескорыстного дарения”, тем глубже Гринев проникается доверием к Пугачеву. На прощание он от всего сердца благодарит его: “Как тебя назвать не знаю и знать не хочу… Но, видит Бог, жизнью моей рад бы я заплатить тебе за то, что ты сделал для меня. Только не требуй того, что противно чести моей и христианской совести… Где бы ты ни был, и что бы с тобой не случилось, каждый день будем Бога молить о спасении души твоей…”. Гринев честен перед Пугачевым, и последний понимает это. Но как же такое тонкое понятие чести, олицетворение дворянской гордости, может быть понятно простому мужику?


Давайте разберемся. Для простого мужика дворянское понятие “честь” означает скорее “чтить”, почитать, то есть уважать. Пушкин же создает такую художественную ситуацию, в которой необходимо уважать человека за какие-то личные качества, в данном случае – честность (слово одного корня с “чтить”) и достоинство. Обратим внимание на смысл слова “достоинство”, который здесь заключается в корне – “стоимость”, то есть “цена” , “ценность”. Конечно же, не материальную ценность (тулупчик), а именно духовную силу бескорыстного поступка усматривает Пугачев в действиях Гринева. Значит и ценит он Гринева за его милосердие и сочувствие к замерзающему человеку. В “соревновании добродетелей” победил-таки Пугачев, но выигрывает от этого Гринев. Он спас себя, Машу и Савельича, заслужил уважение Пугачева и не умалил своего достоинства и чести. А чего добивался Пугачев?


Этого мы не узнаем, но хочется верить, что сердце его было полно доброты. В этом и есть смысл повести: любой ход событий может быть изменен, если человеком правят доброта и бескорыстие. В некоторых видах обмена необходимо жертвовать всем без остатка, вопрос стоит не об обмене подарками, но о дарении с тем, чтобы избежать намека на желание получить ответный подарок. Такой обмен благороден, пронизан щедростью. Вне зависимости от любых событий и соображений жест дарения, безусловно, красив. Пушкин-писатель прочувствовал все тонкие нюансы в культуре дарения. Принцип “око за око, зуб за зуб” здесь замещается ответом на добро еще большим добром. От “договора “я-тебе, ты-мне”" Пушкин переходит к “бескорыстному дарению”, от всего сердца, безо всякого “договора”. Он выразил эту мысль через героя Пугачева, почувствовавшего принцип “бескорыстного дарения” при вручении ему Гриневым своего “я”. Это создало благоприятную среду для их человеческих отношений, окутало их романтической одухотворенностью.


 В связи с этим Пушкина заинтересовала зыбкая грань, отделяющая легенду о Пугачеве от фактов. Поэтому, вероятно, Пушкин подошел к истории не как прозаик, но прежде всего как поэт. Это подметила русская поэтесса М.Цветаева в своей книге “Мой Пушкин” – “Пушкин-историк побит Пушкиным-поэтом”. Вдохновение, процесс созидания, угроза смерти, наказания и суда истории сливаются воедино в энергию творчества. Пушкин просит брата прислать биографию Пугачева и, одновременно, информацию о Разине, которого называет “единственным поэтическим лицом в русской истории”. В сознании Пушкина переплетаются судьбы Разина и Пугачева – как поэзия и история.


По второму стихотворению песни о Стеньке Разине мы видим, что воевода вынуждает Разина делать ему подарки, а в случае отказа угрожает Стеньке смертью. Это пример вынужденного дарения, не являющегося дарением в славянском представлении. Эта ситуация символизирует угнетение, ответом на которое стало восстание. Отметим, что ситуация принудительного дарения во втором стихотворении о Разине подвергается решительной инверсии в “Капитанской дочке”. Если в “Песнях” боярин шубу отбирает, то в “Капитанской дочке” все наоборот – дворянин-Гринев жалует мужику-Пугачеву шубу со своего плеча, начиная тем самым цепь спонтанных переплат.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"