Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

«Действенное народничество» и Некрасов

28.12.2010

Между частями «Крестьянка» и «Пир — на весь мир» прошли три года. Эти три года характеризуются новым подъемом революционного движения в России. Известно, что вплоть до появления в России марксистов революционную работу в стране проводили народники. Участники «Земли и воли», а затем «Народной воли» выступали как самоотверженные герои, объявившие самодержавию непримиримую борьбу. Как же относился Некрасов к явлениям политической жизни России и Европы? Какое поэтическое освещение получили у него эти явления и какие отношения установил он с представителями народничества 70-х годов?


Революционно настроенная часть русского общества, в том числе и Некрасов, восприняла французские события как чрезвычайное явление, показывающее и слабость буржуазного правительства, и силу трудового народа. Парижская коммуна ассоциировалась у них с русским подъемом революционного движения 60-х годов. По свидетельству П. Л. Лаврова, хорошо знавшего и русскую и европейскую жизнь того времени, 1871 год «вызвал в революционных элементах русской интеллигенции определенное движение, которое резко выступило в начале 70-х годов как энергичная сила на фоне унылой и сознающей свое бессилие русской оппозиционной интеллигенции»


Правда, народнические публицисты порицали метод «революционного насилия» коммунаров, откровенно упрекали их за «крайности», за доктринерство, за путь к благородной цели через кровопролитие. В самых резких выражениях они осуждали наиболее решительных деятелей революции — якобинцев, бланкистов. Эти народники рассматривали Коммуну как явление чисто европейское, чуждое русским условиям. В России, дескать, нет той ожесточенной и многовековой классовой битвы, которая характеризует историю французского общества.


Подобные выводы не разделял Некрасов. Поэт-демократ, как и его соратник по журналу Салтыков-Щедрин, не дал подлинно научного объяснения урокам Коммуны. Но его взгляды не совпадали с оценкой этого события таких народников, как Н. К. Михайловский, Г. Э. Елисеев и Н. Павловский. Ему ближе были взгляды другого народника, Лаврова, очевидца парижских события, человека, лично знавшего Маркса, Энгельса, ездившего в Лондон по вопросу организации помощи Коммуне. По-видимому, точка зрения Лаврова разделялась и Щедриным. Сатирик выступил с защитой коммунаров, обличая преступления Тьера.


Народничество 70-х годов — сложное явление. Оно, во-первых, имело революционную теорию и проводило в жизнь революционную практику. Многие его деятели считали себя нами и последователями Н. Г. Чернышевского. Кое в чем они обогатили своих предшественников 60-х годов, кое в чем они изменили их взглядам.


Маркс и Энгельс критиковали и представителя либерального народничества Михайловского, и идеологов революционного народничества (Бакунина, Лаврова, Ткачева) за анархизм, эклектизм, идею захвата власти, т. е. за то, что было ошибочно в теории революционной борьбы народников. И все же это были только ошибки, а не отсутствие борьбы за революционное преобразование. У народников 70-х годов была теория революционной борьбы, и на нее опиралась практика их революционного дела. Народники впервые поставили вопрос о развитии капитализма в России, что, но оценке Ленина, нужно считать крупной исторической заслугой. Они значительно расширили круг участников революционного движения в стране, они изучали опыт международного рабочего движения, были участниками  Интернационала и Парижской коммуны, они организовывали революционные партии в России, придавая их деятельности централизованный характер.


Что же общего и различного было у поэта революционной демократии с представителями народнического движения 70-х годов? Некрасов в это время пригласил руководителей народнического движения к совместной работе. Более того, он предоставил Михайловскому свободу действий в журнале «Отечественные записки», как в свое время он доверял Чернышевскому и Добролюбову высказываться на страницах «Современника». Руководитель журнала подвергал себя серьезному риску, предоставляя возможность печататься видному теоретику революционного народничества Лаврову, который к тому же находился тогда в эмиграции. Некрасов не принимал участия в нелегальной деятельности семидесятников, но он горячо сочувствовал их революционной борьбе и оказывал им ощутимую помощь. Причем делал это систематически.


Некрасов стремился опереться на прогрессивных деятелей, в том числе и на народников 70-х годов. Поэт приветствует открытие в Петербурге (с 1870 г. и в Москве с 1872 г.) Высших женских курсов. Он восторгается мужеством революционерок, вступивших на путь открытой борьбы. В процессе по делу 20-летыей А. Д. Дементьевой, сосланной за иапечатапие прокламации П. Ткачева, в ее пламенной речи на суде поэт увидел русскую женщину, смело вышедшую на широкую аропу политической деятельности.


Народники на первом этане своей деятельности не считали возможным: совершать революционные преобразования силами одной интеллигенции или тем более силой «критически мыслящих личностей». Именно поэтому они придавали такое важное значение «хождению в народ». В одном из программных документов — редакционной статье первого номера газеты «Земля и воля» — заявлялось: «Революция — дело народных масс. Подготовляет их история. Революционеры ничего поправить не в силах. Они могут быть только орудиями истории, выразителями народных стремлений. Роль их заключается только в том, чтобы, организуя народ во имя его стремлений и требований и поднимая его на борьбу с целью осуществления их, содействовать ускорению того революционного процесса, который, по непреложным законам природы, совершается в данный период. Вне этой роли они — ничто; в пределах ее они — один из могущественных факторов истории.


С борьбой против основ существующего порядка терроризация не имеет ничего общего. Против класса может восстать только класс; разрушить систему может только сам народ». Такая программа совпадала с историческими взглядами поэта и его пониманием роли личности, места интеллигенции в борьбе. В речах народников, смело обличавших самодержавие, в песне Лаврова «Отречемся от старого мира», напечатанной в газете «Вперед» в 1875 г., и в песне «Замучен тяжелой неволей», созданной Мачтетом в 1876 г., в демонстрациях и «хождении в народ» Некрасов видел общее: стремление к социальному преобразованию, призыв к практической деятельности на основе радикальных идей. Естественно, что народнические пропагандисты в свою очередь берут на вооружение творчество Некрасова. Поэт передает стихотворение «Смолкли честные, доблестно павшие» Петру Алексееву в петербургскую тюрьму в тот момент, когда рабочий был приговорен к каторжным работам. Вера в неизбежность грядущей революции поддерживалась у Некрасова  «расцветом действенного народничества», как определил Ленин историческую сущность борьбы народников 70-х годов, в отличие от народничества 80-х годов, когда оно стало вырождаться «в пошлый мещанский радикализм»26. В работе «Экономическое содержание народничества и критика ого в книге г. Струве» В. И. Лепил говорит об этом различии.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"