Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Грибоедов сделал свое дело, он написал «Горе от ума»

5.01.2011

 «Грибоедов сделал свое дело — он написал «Горе от ума»,— сказал Пушкин. Это дело состояло прежде всего в том, что гениальная обличительная комедия Грибоедова положила начало реалистической русской драматургии. Она остро поставила важнейшие общественные вопросы современности и поэтому сразу же стала предметом ожесточенной полемики. Борьба двух общественных лагерей, изображенная в «Горе от ума», развернулась вокруг самой комедии с момента ее появления и, видоизменяясь с ходом русской жизни, продолжалась многие десятилетия после смерти ее создателя.


Реакционные круги русского общества, боясь могучего освободительного влияния «Горе от ума», всячески стремились сузить, обеднить социально-историческое содержание комедии, умалить ее великое общественное и художественное значение. Даже тогда, когда «Горе от ума» получило всеобщее признание как классическое произведение русской литературы, реакционеры не раз предпринимали попытки под прикрытием лицемерных похвал фальсифицировать, извратить смысл пьесы.


Так, в конце XIX в. редактор «Нового времени» А. С. Суворин, восторженно славословя «Горе от ума», пытался доказать, что Грибоедов и его герой Чацкий не имели ничего общего с движением декабристов, с вольнолюбивыми идеями «людей двадцатых годов», а, напротив, были яростными противниками и обличителями «либералистов», антагонистами декабристов и предшественниками реакционного славянофильства. С другой стороны, А. Н. Веселовский совершенно необоснованно утверждал, что «Горе от ума» явилось подражанием образцам западноевропейской дра матургии, сколком с мольеровского «Мизантропа», а образ Чацкого рассматривал как новый вариант мольеровского Альцеста


Нет сомнения, что опыт комедии Мольера, Бомарше, Шеридана был изучен Грибоедовым и образ Альцеста из «Мизантропа» Мольера оказал влияние на разработку образа Чацкого с его мизантропическими настроениями в конце пьесы. Но еще современный Грибоедову критик О. Сомов справедливо отметил, что автор «Горя от ума» не шел и, как видно, не хотел идти той дорогою, которую углаживали и наконец истоптали комические писатели от Мольера до Пирона и наших времен. Посему обыкновенная французская мерка не придется по его комедии». В статье 1841 г. «Разделение поэзии на роды и виды» Белинский, признавая великое общественное значение за сатирической комедией, если она «выходит не из невинного желания поострить, но из глубоко-оскорбленного пошлостью жизни духа», видел в «Горе от ума» благороднейшее создание гениального человека, бурное дифирамбическое излияние желчного, громового негодования при виде гнилого общества ничтожных людей, в души которых не проникал луч божьего света, которые живут по обветшалым преданиям старины, по системе пошлых и безнравственных правил, которых мелкие цели и низкие стремления направлены только к призракам жизни — чинам, деньгам, сплетням, унижению человеческого достоинства, и которых апатическая, сонная жизнь есть смерть всякого живого чувства, всякой разумной мысли, всякого благородного порыва… «Горе от ума»,— заключает Белинский,— имеет великое значение и для нашей литературы и для нашего общества». Таким образом, великий критик-демократ поставил в заслугу Грибоедову тот обличительный и патриотический пафос его комедии, который был дорог и декабристам.


Конкретно-историческое содержание пьесы Грибоедова раскрыл Герцен. Он подчеркивал значение «Горя от ума» как политической комедии. «Чтобы верно оценить значение и влияние произведения Грибоедова в России, надо вспомнить то время во Франции, когда первое представление «Свадьбы Фигаро» имело там значение государственного переворота» — писал он. Говоря об источниках своего собственного духовного развития в годы юности, Герцен, наряду с революционными стихами Рылеева, вспоминал «смех Грибоедова».


Освободительные идеи грибоедовской комедии воспитывали и последующие поколения передовых людей России. Молодой демократ Добролюбов желал походить на Чацкого, в котором видел «вечного обличителя лжи». Подчеркивая обличительный пафос комедии Грибоедова, великий революционер-демократ Н. Г. Чернышевский считал, что «Горе от ума» «остается до сих пор одною из самых любимых книг, потому что представляет ряд превосходных сатир…» . В этом отношении Чернышевский считал Грибоедова прямым предшественником Гоголя. Грибоедов, по мнению Писарева, создал одно из «величайших произведений нашей литературы».


Революционные демократы указывали на широкое обобщающее значение и живучесть в русской действительности типов, созданных Грибоедовым. Образы комедии, ставшие нарицательными, были использованы великим русским сатириком Салтыковым-Щедриным. Переосмыслив их в новой общественно-политической обстановке, Щедрин пользовался ими для разоблачения реакции и буржуазно-дворянского либерализма 70—80-х гг. XIX в. Так, в циклах очерков «В среде умеренности и аккуратности» и «Благонамеренные речи» Салтыков-Щедрин вывел в числе своих персонажей героев грибоедовской комедии, показав, например, живучесть «умеренных и аккуратных» молчалиных, либеральных приспособленцев, поклонников чинов и награждений.


В 1872 г. появилась знаменитая статья И. А. Гончарова «Мильон терзаний», составившая целую эпоху в толковании «Горя от ума».


В соответствии с демократическими традициями Гончаров оценивает комедию как общественную драму, а столкновение между Чацким и фамусовским обществом рассматривает как «борьбу важную и серьезную, целую битву». Он не останавливается на связях Чацкого с движением декабристов, но ставит героя Грибоедова очень высоко, как передового деятеля своего времени, как обличителя дворянского крепостнического общества, как защитника и проповедника высоких нравственных идеалов. Глубоко проникая в текст комедии, Гончаров прослеживает связь общественной и личной драмы Чацкого, характеризуя «Горе от ума» как совершенное творение, проникнутое цельным и единым замыслом.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"