Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Новый тип народного вожака Гриша Добросклонов

28.12.2010

В поэме последний и самый значительный образ революционера — Гриша Добросклонов. Сестра поэта А. А. Буткевич (вспоминая свидетельство Некрасова) указала на Добролюбова как прототип этого образа. Столь авторитетное мнение подтверждается созвучием фамилий, общими чертами характера, отношением художника к целеустремленным, самоотверженным борцам. Однако Некрасов видел в жизни людей, красота которых не закрывалась могучей фигурой Добролюбова. Прав И. Ю. Твердохлобов, утверждающий, что «Гриша Добросклонов является художественным слепком образов Белинского, Добролюбова, Чернышевского, запечатленных, в поэзии Некрасова как высший идеал революционного деятеля». Нельзя сомневаться и в том, что создавая идеальный образ тогдашнего революционного деятеля, Некрасов не оставил без внимания черты духовного облика, свойственные новому тину общественного деятеля 70-х годов — народнику.


Гриша Добросклонов — пропагандист революции, стремящийся подготовить народ к организованной борьбе. В его образе нашли поэтическое воплощение те общие черты, которые были характерны для революционной молодежи 60-х и 70-х годов. При рассмотрении образа Гриши важно не забывать еще одну историческую особенность. Некрасов создавал своего героя в 1876 г., т. е. в период, когда «хождение в народ» уже терпело неудачи. В черновом варианте крестьяне, прослушав песню Гриши «Веселая», заявили, что похожую песню они уже слышали от «барина-странничка», «его отправили потом в Москву с жандармами», «недолго погулял!». Следовательно, до Гриши вели здесь пропаганду «бродячие» агитаторы, участники «хождения в народ». В споре о формах и методах работы в деревне Некрасов занял особую позицию. Его пропагандист не только «оседлый», но и вырос и воспитался на Вахлачине. Он хорошо знает свой народ, сросся с ним, разделяет его судьбу и надежду. Он пришел не со сторон)  поэтому никаких сомнений, колебаний, подозрений у мужик» вызвать не может. Гриша Добросклонов — мечта поэта, его надежда, его ставка на революционное крестьянство, из среды которого должны появиться свои вожаки.


Некрасов к стихотворению «Памяти Добролюбова» сделал весьма существенную приписку: «Я хлопотал не о верности факта, а старался выразить тот идеал общественного деятеля, который одно время лелеял Добролюбов». Указанный творческий принцип художник применил при создании образа Гриши Добросклонова, стремясь воплотить синтезированный идеал общественного деятеля, который «лелеяли» и революционеры 60—70-х годов, и французские коммунары, и революционный русский крестьянин («Рать подымается — неисчислимая, сила в ней скажется несокрушимая!»).


Исследователи творчества Некрасова указывали на некоторую схематичность образа Гриши. По-видимому, известная неполнота изображения встречается у всех художников, зарисовывающих новые исторические типы. В этом явлении находят себе отражение не столько цензурные условия времени (хотя и они оказывали свое влияние), сколько степень исторического формирования нового типа. У Некрасова же идеал общественного деятеля обстоятельно конкретизируется раскрытием глубоких исторических корней борьбы народа, изображением духовной, политической связи героя с судьбой и надеждами своего народа и достаточно подробной зарисовкой индивидуальных, конкретных особенностей биографии и черт характера героя.


Гриша — «простой парень». Биографически, социально он ничем не отличается от крестьян. В детстве и юности он испытал голод, нужду и понял, что бедность родителей” и порядки в семинарии — результат несправедливого социального уклада («…сильно исхудалое лицо — их недокармливал хапуга-эконом»). Опыт тяжелой жизии получил теоретическое осмысление в той же семинарии.


Семинаристы в 60-е годы XX в. воспитывались на произведениях вольнолюбивой русской литературы. Из среды учащихся духовных заведений вышли. Чернышевский, Добролюбов, Левитов, Помяловский и другие. Семинарист был ведущей фигурой демократической журналистики. Природные способности, революционная закалка, близость к народу делают Добросклонова народным вожаком. В характере Григория подчеркиваются юношеская непосредственность, некоторая даже застенчивость п имеете с тем самоотверженность, твердая воля. Добросклонов лиричен в любви к своей матери-страдалице, к своей родине («,.,в сердце мальчика с любовью к бедной матери любовь ко всей вахлачине слилась»). Любовь к народу имела конкретную форму. Он помогает крестьянам «по мере сил работою» (косит, жнет, сеет наравне с другими); вместо с ними участвует в праздниках. Гриша любит побродить по лугам и лесам, собирать с ребятами грибы. Его личное счастье — в счастье крестьян. Григорий знал: путь, избранный им, тяжел, опасен. Защищать униженных, обиженных не легко. Но он «знал уже, что Судет жить для счастия убогого и темного родного уголка». К приунывшим крестьянам он обратится с бодрым словом: «Дерзай!»


Как поэт Гриша раскроется через песни, и в песнях же пи найдет возможность указать путь к счастью. В первой из них — «Средь мира дольного» — содержится обращение к интеллигенции: «Иди к униженным, иди к обиженным — там нужен ты». В следующей песне—«В минуты унынья…»— Гриша обращается уже к самому народу, «который собирается с силами, чтобы сказать: «Довольно! Окончен с прошедшим расчет». Он обращается к пароду, который «учится быть гражданином».


В корректуре «Пир — на весь мир» изображается Добросклонов, который в момент раздумья над судьбой русского народа вспомнил «всё — даже учителя, отца Аполлинария, недавние слова: «Издревле Русь спасалася народными порывами» (народ с Ильею Муромцем сравнил ученый поп)». В одном из набросков к главе Гриша вспоминает и книгу Помяловского, советуя крестьянину достать ее и прочесть. Обращение к «народным порывам» Руси — вот источник того, что «творилось с Гришею».


Гриша исполняет не только новые песни, он поет гимн, гимн благородный, гимн лучезарный. Еще в начале XX в. «гимном стали называть торжественную песнь, воспевающую национальное, государственное или классовое единство» 31. Гимн Добросклонова посвящается воплощению счастья народного. Значит, Гриша прославлял время, когда на Руси произойдет революция. Это ясно. Но вот вопрос: произойдет когда-то или, может быть, уже началась сейчас? Как об этой радости сказать художнику откровеннее, понятнее? Некрасов вводит загадочный образ сгоревшего «третьеводни» города и вспоминает его четыре раза.


Никакого города в верховьях Волги, сгоревшего дотла в XX в., не было. Это — символ поверженной крепостной России. Это — результат свершившейся революции. Произошел, нужно полагать, бунт, народ пустил «красного петуха», а потом «жители под берегом, как войско, стали лагерем». Сравнение жителей с войском, лагерем, призвано подчеркнуть организованный характер военных действий.


Более того, Некрасов сообщает, что в единственно уцелевшем здании — тюрьме — спряталось начальство («Пожар загнал его в острог» — какая красноречивая метафора!). Подьячие, протоиерей (т. е. служители светской и духовной власти) нервничают, ждут «неприятностей». Л по Волге разносится песня новых хозяев страны — поют бурлаки. Они, хотя и измучены трудом, идут «походкой праздничной», идут бодро. Они одеты в чистые рубахи и несут домой и деньги и подарки семье. В песне «Бурлак» Некрасов также намекнул на основные признаки народной победной революции.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"