Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Пять стихотворений, которые Ахматова посвятила Блоку

6.01.2011

До сих пор известно было пять стихотворений, которые Ахматова посвятила Блоку. Они относятся к разным периодам ее жизни и одинаково свидетельствуют о том исключительном значении, которое имело для нее явление Блока. А что он занимал особенное место в жизни всего предреволюционного поколения, доказывать не приходится. Первое стихотворение – ответ на “мадригал” Блока (“Я пришла к поэту в гости… “, 1944)- было уже рассмотрен выше.


Второе – поминальное, написано в августе 1921г. непосредственно после похорон Блока на Смоленском кладбище 10 августа (28 июля ст. ст.). В нем Ахматова пользуется народной формой русского тонического стиха, без рифм, с дактилитическими окончаниями, и задумано оно, по подбору образов и стилю, как своего рода духовный стих, выражающий народное горе о кончине поэта:


А Смоленская нынче именинница,

Синий ладан над травою стелется,

И струится пенье панихидное,

Не печальное нынче, а светлое.

И приводят румяные вдовушки

На кладбище мальчиков и девочек

Поглядеть на могилы отцовские.

А кладбище – роща соловьиная,

От сиянья солнечного замерло.

Принесли мы Смоленской заступнице,

Принесли святой богородице

На руках во гробе серебряном

Наше солнце, в муке погасшее,

Александра, лебедя чистого.


Этим ограничиваются стихи Ахматовой, современные Блоку, которые были известны до сих пор. Три последних стихотворения, были написаны в 1944-1960 гг., через много лет после смерти, и содержат в поэтической форме воспоминание и оценку, дистанцированную во времени, претендующую на историческую объективность, хотя и личную по тону. первое и третье написаны и 1944-1960 гг., второе присоединено к ним в 1960 г. и в дальнейшем вошло в состав одного с ними цикла “Три стихотворения” (1944-1960). Первое: ” Пора забыть верблюжий этот гам…”, озаглавленное первоначально “Отрывок из дружеского послания”, представляет прощание с Ташкентом и с ориентальными темами периода эвакуации. Поэтесса возвращается на родину, и родной среднерусский пейзаж Слепнева и Шахматова связывается в ее воображении с именем Блока, воспевшего красоту родной земли: И помнит Рогачевское шоссе Разбойный посвист молодого Блок. Аллюзия понятна только при пристальном знакомстве с блоковской поэзией.


Его стихотворение “Осенняя воля” ( “Выхожу я в путь, открытый взорам…”), написанное в июле 1905 г. , помечено автором : Рогачевское шоссе . Третье стихотворение цикла, помеченное в рукописи 7 июня 1946 г. (“Он прав – опять фонарь, аптека…”), написано Ахматовой в самые тяжелые годы ее жизни и отмечено аллюзией на стихотворение Блока из трагического цикла “Пляски смерти”. 13 февраля 1921 г. на многолюдном юбилейном собрании в Доме литераторов с речью “О назначении поэта”, которая начинается и заканчивается “веселым именем Пушкина”. С этим последним выступлением Блока, на котором посвященное Пушкинскому Дому (написано 5 февраля 1921 г. ), – на него Ахматова намекает в своих стихах:

Ночь, улица, фонарь, аптека,

Бессмысленный и тусклый свет.

Как памятник началу века

Там этот человек стоит

Когда он Пушкинскому Дому,

Прощаясь, помахал рукой

И принял смертную истому

Как незаслуженный покой


Поэзия Анны Ахматовой не исчерпывается теми немногими чертами, которые мы отметили в своей работе. Конечно, было бы рискованным и едва ли целесообразным настаивать на достоверности всех приведенных в этой работе соответствий или именно на той степени достоверности отдельных сопоставлений, которые кажутся наиболее естественными автору. Лирика поэтов-символистов родится из духа музыки, он напевна, мелодична, ее двойственность заключается в музыкальной значительности. Слова убеждают не как понятия, не логическим своим содержанием, а создают настроение, соответствующее их музыкально ценности.


Кажется, раньше слов звучит в воображении поэта напев, мелодия, из которой рождаются слова. В противоположность этому стихи Ахматовой не мелодичны, не напевны; при чтении они не поются и не легко было бы положить их на музыку. Конечно, это не значит, что в них отсутствует элемент музыкальный, но он не преобладает, не предопределяет собой всего словесного строения стихотворения. и он носит иной характер, чет в лирики Блока. Там – певучесть песни, мелодичность, здесь – нечто сходное по впечатлению с прозрачными и живописными гармониями у Дебюсси. Необходимо подчеркнуть, что “блоковский” текст Ахматовой начал складываться до того времени, как личные отношения поэтов стали особенно значимыми, и не распался бесследно, когда эти отношения утратили свое прежнее значение и даже , когда умер Блок, Уже одиночестве, до самого конца своей жизни, Ахматова продолжала вести свою партию, диалогизируя ее и тем самым – как свои ранние, так и блоковские стихи; претворяя факты обычного мира в элементы поэтического текста.


Из убеждения в том, что этот диалог есть бывшая реальность, следует признание наличия “блоковского” текста в поэзии Ахматовой и признание возможности на основании этого текста реконструировать “поэтическую биографию”, которая оказывается то шире, то уже, но всегда глубже, чем так называемая “интимная” биография. Явные, тайные и даже мнимые переклички между поэтическими текстами Ахматовой и Блока, собственно, и создавали эту основу, на которой возникла , а ,возникнув, доказывалась “легенда о романе”, в которой “сознание читателя соединило образы обоих поэтов-мифов серебряного века русской поэзии по тем же, в сущности , законам, что управляют порождением сюжета в любом фольклорном тексте.”( Мейлах М.Б. “Об именах Ахматовой,” стр. 35).


Даже если эти переклички и их интерпретации не свидетельствуют ни о чем другом и лишь оформляют сферу “легендарного “, то и в этом случае они исключительно важны как любопытная страница совместного читательского восприятия двух поэтов Глубинное отношение Ахматовой к творчеству Блока проявилось не в ее воспоминаниях, а в ее поэзии, во всей ее художественной системе. По своему духу и поэтике Ахматова, особенно в ранний период, была далека от Блока и шла собственным путем. Поэзию Ахматовой соединяла с поэзией Блока не столь явная преемственность, творческая эстафета, сколько “диалектическая связь – зависимость, проявляющаяся в отталкивании и преодолении” Однако важным свидетельством о восприятии Ахматовой Блока в разные периоды ее жизни является также прямое содержание ее стихотворений, относящихся к поэту.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"