Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Стихотворение «Булевар» пародия на монолог Фамусова о Москве

31.12.2010

Весной 1830 года Лермонтов впервые столкнулся лицом к лицу с царем и ощутил на себе тяжесть николаевского режима. 11 марта в перемену воспитанники высыпали из классов. Вдруг в конце коридора появилась высокая фигура незнакомого генерала. Твердым, мерным шагом двигался он в толпе подростков, которые не обращали на него никакого внимания. Чем дальше шел он по коридору среди шума и возни, тем жестче становился его взгляд. Распахнув дверь, генерал вошел в пятый класс. Многие все уже сидели на местах в ожидании урока.


— Здравия желаю вашему величеству! — раздался звонкий голос одного из них. Остальные были удивлены такой странной выходкой товарища и громко выражали свое негодование на неуместное приветствие незнакомого генерала. Разгневанный генерал направился в соседний класс и только тут натолкнулся на воспитателя. Появилось трепещущее начальство. Пансионеров свели в актовый зал и расставили шеренгами.


Гнев царя, — незнакомый генерал оказался не кто иной, как император Николай I, — был страшен. В его глазах юноша Лермонтов мог впервые прочитать свою трагическую судьбу. На следующий день ждали упразднения пансиона. Оно не последовало, но 29 марта появился указ о реорганизации Университетского благородного пансиона в рядовую гимназию. Вводились розги.


В апреле этого же года Лермонтов подал прошение об увольнении и летом в Середникове готовился к поступлению в университет. Приехав в июле в Москву по делам, связанным с поступлением в университет, Лермонтов отправляется на Тверской бульвар, любимое место  прогулок  москвичей. С двух до трех часов дня на Тверском бульваре масса гуляющих. Тут и светские модницы, и молодые щеголи, и старики. Отчеркнув ранее написанное стихотворение жирной чертой, он быстро пишет внизу страницы:


«В следующей сатире всех разругать, и одну грустную строфу. Под конец сказать, что я напрасно писал, и что если б это перо в палку обратилось, а какое-нибудь божество новых времен приударило в них, оно — лучше». Страница кончилась. Писать больше негде.


Пока юноша-поэт просушил чернила песком и перевернул страницу, возникли стихи:

  • Булевар
  • С минуту лишь с бульвара прибежав,
  • Я взял перо — и право очень рад,
  • Что плод над ним моих привычных прав
  • Узнает вновь бульварный маскерад;
  • Сатиров я для помощи призвав,
  • Подговорю, — и все пойдет на лад          
  • Ругай людей, но лишь ругай остро;
  • Не то ко всем чертям твое перо!
  • Стихотворение «Булевар» написано под непосредственным впечатлением «Горя от ума».


    13 апреля на сцене Большого театра шел третий акт комедии Грибоедова под заглавием «Московский бал». В июньских номерах «Московского телеграфа» ‘ была опубликована большая статья, которая касалась не столько постановки, сколько комедии в целом. Это был первый опыт критического анализа «Горя от ума». Автор статьи В. Ушаков выражал мнение передовой, прогрессивной Москвы о комедии и ее героях. «Чацкий,— писал он, — томим желанием лучшего», «страдает, глядя на несовершенство, на предрассудки своих современников», «он облегчает душу свою высказыванием горьких истин».


    Передовая молодежь 30-х годов видела в Чацком борца со старым, отжившим миром, это ‘был образ декабриста. Он воплощал для поколения Лермонтова «деятельную сторону жизни, негодование, ненависть к существующему правительственному складу общества»


    Страстные, обличительные речи Чацкого и все его поведение как бы подсказывали Лермонтову выход из томящей его бездеятельности. Юноша-поэт подражает Чацкому и, как он, «облегчает душу свою высказыванием горьких истин». Самый эпитет «бульварный», который Лермонтов повторяет дважды: «бульварный маскерад» и «бульварная семья», — заимствован из монолога Чацкого:

  • А трое из бульварных лиц,
  • Которые с полвека молодятся?
  • Стихотворение «Булевар» — пародия на монолог Фамусова о Москве. Предметом сатиры Лермонтова являются те же московские старики, дамы и женихи, которые вызывают восторг Фамусова. Юноша-поэт очень подчеркнуто пародирует при этом все фамусовские зачины: «А наши старички?», «А да- мы?» — восклицает  Фамусов.  «И ты,  мой  старец…», «О женихи!» — пишет Лермонтов. Переосмысливая содержание монолога, Лермонтов вместо дифирамба создает сатиру. А наши старички?? — Как их возьмет задор, Засудят об делах, что слово: — приговор. Как бы в ответ Фамусову Лермонтов рисует портреты двух стариков на Тверском бульваре:

  • И ты, мой старец с рыжим париком,
  • Ты, депутат столетий и могил,
  • Дрожащий весь и схожий с жеребцом,
  • Как кровь ему из всех пускают жил,
  • Ты здесь бредешь и смотришь сентябрем,
  • Хоть там княжна лепечет: как он мил!
  • А для того и силится хвалить,
  • Чтоб свой порок в Ч**** извинить!
  • Воздав хвалу дамам, Фамусов хвалит московских девиц:

  • А дочек кто видал, всяк голову повесь!
  • Его величество король был прусский здесь;
  • Дивился не путем московским он девицам,
  • Их благонравью, а не лицам.
  • И точно, можно ли воспитаннее быть!
  • Умеют же себя принарядить
  • Тафтицей, бархатцем и дымкой,
  • Словечка в простоте не скажут, все с ужимкой…
  • Коснувшись дам, отметив «спесь в их пошлой болтовне», Лермонтов переходит к дочкам, изображая их гуляющими на бульваре в сопровождении «маменек».

  • О верьте мне, красавицы Москвы,
  • Блистательный ваш головной убор
  • Вскружить не в силах нашей головы.
  • Все платья, шляпы, букли ваши вздор,
  • Такой же вздор, какой твердите вы,
  • Когда идете здесь толпой комет,
  • А маменьки бегут за вами вслед.
  • Особенно резко выступает Лермонтов против мужской молодежи фамусовской Москвы, против московских жениих личное ничтожество, воздается честь по заслугам отцов. Это о них, преклоняясь перед знатностью и богатством, говорит Фамусов:


    Вот, например, у нас уж исстари ведется, Что по отцу и сыну честь; Будь плохенький, да если наберется Душ тысячки две родовых, Тот и жених . Лермонтов зло смеется над этими новыми московскими Митрофанушками:

  • О женихи! о бедной Мосолов;
  • Как не вздохнуть, когда тебя найду,
  • Педантика, из рода петушков,
  • Средь юных дев как будто бы в чаду;
  • Хотя и держишься размеру слов,
  • Но ты согласен на свою беду,
  • Что лучше все не думав говорить,
  • Чем глупо думать, и глупей судить.
  • Невозможно установить, какого именно Мосолова имеет в виду Лермонтов. Их было много. Были Мосоловы и в Пензенской губернии, неподалеку от Тархан. Пензенские Мосоловы — родственники Арсеньевен, и она ездила к ним в гости с внуком.


    Кроме Мосолова, в стихотворении «Булевар» упоминается еще два имени. Фамилия одного из старцев: Ч****. Нам не удалось выяснить, кого в данном случае имеет в виду Лермонтов. В другом случае он называет фамилию полностью.


    Страницы: 1 2


    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"