Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Сведения о жизни Федра

29.12.2010

Сведения о его жизни весьма противоречивые, большей частью рассказы о Федре основываются на материале его же произведений. В частности, Федр сообщает, что походит из македонской Пиерии, легендарной родины муз, своими земляками он считает легендарных певцов Орфея и Лина (в древности Македония считалась частью Фракии, как свидетельствует Страбон). Но как в содержании басен, так и в языке Федра не ощущается никаких намеков на его греческое происхождение. Поэтому немало исследователей приходило к выводу, что Федр, очевидно, покинул Македонию еще в раннем детстве. Вероятно, он попал в рабство во время военных действий, ведь римские легионы постоянно курсировали вдоль фракийской границы.


Как бы там не было, но Федр сообщает, что был рабом у Августа, который со временем отпустил его на волю. В Риме фракийский пленник получил латинское образование. Федр создал две книги своих басен. Федр не сообщает деталей о своих скитаниях, тем не менее, ропщет на боль и страдания. В 31 г. Федр создал третью книгу басен и, учтя свой предыдущий горький опыт, посвятил ее какому-то Евтиху, обращаясь к нему с просьбой о заступничестве. Дальнейшие книги Федра также будут иметь покровителей: четвертая книга посвящена Партикулону, пятая — Филету. Определенных сведений об этих людях не сохранилось. Считается, что они, как и Федр, были вольноотпущенными, но, наверное, в жизни им везло больше, чем баснописцу. Известно также, что Федр дожил до глубокой старости, и тема старости приобрела отображение в его произведениях.


Федр осознает тесную связь с эзоповской традицией: часто упоминает имя Эзопа и даже делает его действующим лицом десяти своих басен. Впрочем, исследователи отмечают постепенную эволюцию в его отношении к Эзопу. Если сначала Федр осознает себя лишь поэтическим интерпретатором Эзоповых басен, то уже во второй книге объявляет о намерении посоревноваться со славным греческим предшественником. Ощущается, что у Федра вызревает предчувствие победы в этом соревновании. Так, в пятой книге он уже не колеблясь говорит о своей независимости от Эзопа и о собственном вкладе в развитие басни. Г. Гаспаров сделал подсчеты в доказательство утверждения Федра: из 116 басен Федра приблизительно треть (36 басен) имеют параллели с Эзопом. Однако показательным является их распределение: в первой книге Федра из 31 басни эзоповские корни имеют 17; во второй книге из 8 басен — две; в третьей книге из 19 басен — одна; в четвертой книге из 22 басен — 11; в пятой из 10 басен — ни одной. Этот анализ свидетельствует о том, что с течением времени Федр и в самом деле все меньше зависел от образцов эзоповского творчества. Определенное влияние на Федра оказал также и Гораций.


Примечательно, что у Федра меньше басен о животных и больше басен о людях, затем в его произведениях не так выразительно заметны черты басенного жанра. Примечательные явлением представляется также особое внимание Федра к морали басни. Он относится к ней как к важнейшей части произведения, которая иногда даже начинает вытеснять собственно фабульный компонент: описание действия сводится к минимуму, мораль же, наоборот, расширяется, захватывая живостью и страстностью изложения. Нередко автор вкладывает ее в уста одного из персонажей басни. А иногда высказывания произносят историческое или псевдоисторическое лица (Эзоп, Сократ и др.). В некоторых произведениях Федра повествовательной части почти нет, и басня превращается в простой монолог, посвященный морально-этической проблематике. И вместе с тем этот монолог напоминает античную диатрибу, жанр, который развился из сократовской беседы, объединяя, таким образом, непосредственное обращение к слушателю и обмен с ним мысленными репликами. Приемы диатрибы в своих сатирах талантливо использовал Гораций, итак Федр, наверное, усвоил их именно благодаря творчеству Горация. Наконец, он создал жанр басни, которая, в сущности, является своеобразной моралистической диатрибой.


Развивая моралистический аспект басни, Федр достиг значительного богатства идейного содержания своих произведений. Басни Федра воссоздают несовершенство мира. Чаще всего он подчеркивает жестокость и насилие, которые властвуют вокруг («Вовка и ягненок», «Жабы против солнца» и др.). Федр неприязненно относится к вельможам и богачам, которые злоупотребляют своим могуществом, присваивают плоды чужого труда («Пчелы и трутни перед судом осы», «Вовка и журавль» и др.). Много басен Федра имеют выразительную историческую окраску и являются, в сущности, сатирой над режимом и действительностью императорского Рима. Федр откровенно сочувствует угнетенным рабам.


Тем не менее, сочувствуя трудному рабскому положению, Федр предостерегает рабов от восстания против существующего устройства. Он лучше исповедует смирение и старания приспособиться к своему положению, укоряя рабовладельцев и призывая их прийти в себя, осознать возможную месть угнетенных («Петух и коты-носители», «Лисица и журавль» и др.). Федр симпатизирует не только рабам, а и всему простому люду. Он показывает, что бедные, бесправные люди более всего страдают от политических конфликтов, отчаянной борьбы за власть.


В некоторых баснях можно уловить намек на конкретные исторические события. Например, басня «Жабы, которые просят себе царя» связана с изменением правления Августа и Тиберия, басня «Жабы против солнца» направлена против возможного брака Сеяна с вдовой Друза, брата Тиберия. Во многих баснях прослеживаются события автобиографического характера, а также принципиальная оценка собственного общественного положения, в том числе и понимания творческих заслуг. Так, в басне «Старый пес, кабан и охотник» Федр уподобляет себя в старости к охотничьему псу, утомленный доблестно прожитой жизнью. В басне «Петух и жемчужина» баснописец ропщет на недостаток достойного общества и надлежащего понимания его творчества. В басне «Старик и амфора» выражает надежду на новые достижения, несмотря на преклонный возраст. А благосклонность к жанру басни Федр объясняет своим социальным положением, а также опасностями современности, которая заставляет поэта прибегать к иносказанию:


Теперь же расскажу я о происхождении

Басен остроумных. Рабское пренебрежение,

Которое не смело сказать без боязни,

В байочках свои сожаления удостоверило,

Спрятавшись за условностью и шутками.

А я еще дальше протоптал эту тропинку,

Приумножил дарованием это печальное наследство,

Вспомнив в баснях и собственных злоключениях.

(Пересказ Г. Безкоровайного)


В эпоху Федра почти все греческие жанры были усвоены римской литературой, только басня оставалась в стороне. Затем Федр взялся создать римский эквивалент греческой басни. Прежде всего, стараясь добавить жанру приподнятости, Федр отказался от прозаического изложения и обратился к поэзии, взяв за основу ямбический триметр, размер довольно гибкий, пригодный для любого материала. В стиле своей басни Федр сохранил стремление к сжатости, лаконизму, он избегает лишней детализации и подчеркнутой поэтизации, стремится быть точным. Беспокоясь о морали басни, значительно расширив и обогатив ее, Федр был вынужден позаботиться и о расширении круга басенных сюжетов. Немало историй он создал самостоятельно, некоторые позаимствовал из предыдущей традиции.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"