Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Эпоха наполеоновского нашествия в романе «Война и мир»

21.12.2010

Писатель отстаивает право народа в критической ситуации вести войну «не по правилам»: «И благо тому народу, который не как французы в 1813 году, отсалютовав по всем правилам искусства и перевернув шпагу эфесом, грациозно и учтиво передают ее великодушному победителю, а благо тому народу, который в минуту испытания, не спрашивая о том, как по правилам поступали другие в подобных случаях, с простотою и легкостью поднимает первую попавшуюся дубину и гвоздит ею до тех пор, пока в душе его чувство оскорбления и мести не заменится презрением и жалостью». По Толстому, именно народ, а не цари и полководцы, определяет, что есть благо, а что зло, именно народ вдохновляется Божьим промыслом, и именно народ способен, когда пройдет ожесточение, проявить подлинное христианское милосердие.


Вспомним, как после разгрома наполеоновской «Великой армии» русские солдаты на биваке у Красного отогревают и кормят голодных и замерзших пленных: «Солдаты окружили французов, подстелили больному шинель и обоим принесли каши и водки». При этом один из рядовых говорит про французов: «Тоже люди… И полынь на своем кореню растет». Бывшие враги, несмотря на причиненное ими зло, несмотря на призывы ожесточившегося князя Андрея накануне Бородина казнить их всех, в своем теперешнем жалком и беспомощном состоянии заслуживают снисхождения. Толстой выделяет роль Кутузова как вождя народной войны с Наполеоном: «Действия его — все без малейшего отступления, все направлены к одной и той же цели, состоящей в трех делах:

  • напрячь все силы для столкновения с французами,
  • победить их и
  • изгнать из России, облегчая, насколько возможно, бедствия народа и войска….
  • Теперь понять значение события, если только не прилагать к деятельности масс целей, которые были в голове десятка людей, легко, так как все событие с его последствиями лежит перед нами.


    Но каким образом тогда этот старый человек, один в противность мнению всех, мог угадать так верно значение народного смысла события, что ни разу во всю свою деятельность не изменил ему? Источник этой необычайной силы прозрения в смысл совершающихся явлений лежал в том народном чувстве, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его.


    Только признание в нем этого чувства заставило народ такими странными путями его, в немилости находящегося старика, выбрать, против воли царя, в представители народной войны. И только это чувство поставило его на ту высшую человеческую высоту, с которой он, главнокомандующий, направлял все свои


    силы не на то, чтоб убивать и истреблять людей, а на то, чтобы спасать и жалеть их».


    Писатель был убежден, что историческая личность может достичь подлинного величия, только если ее деятельность окажется созвучна народным чаяниям. Кутузов отказывается от бесполезных сражений, чтобы зря не губить людей, поскольку после Бородина и сожжения Москвы дубина народной войны неизбежно прикончит «Великую армию» французского императора, и вся задача русских войск и их предводителей сводится к тому, чтобы не мешать развертыванию народной партизанской войны. Однако, когда опасность иноземного завоевания для России миновала, когда русская армия вышла на границу, прекратилась и народная война и с этим окончилась и историческая миссия Кутузова. Толстой расценивает его смерть в самом начале заграничного похода русской армии как предопределенную свыше: «Война 1812 г., кроме своего дорогого русскому сердцу народного значения, должна была иметь другое — европейское.


    За движением народов с запада на восток должно было последовать движение народов с востока на запад, и для этой новой войны нужен был новый деятель, имеющий другие, чем Кутузов, свойства, взгляды, движимый другими побуждениями. Александр Первый, для движения народов с востока на запад и для восстановления границ народов, был также необходим, как необходим был Кутузов для спасения и славы России.


    Кутузов не понимал того, что значило: Европа, равновесие, Наполеон, Он не мог понимать этого. Представителю русского народа, после того как враг был уничтожен, Россия освобождена и поставлена на высшую ступень своей славы, русскому человеку, как русскому, делать больше было нечего. Представителю народной войны ничего не оставалось, кроме смерти. И он умер».


    Толстой считал, что сам народ непосредственно выходит на сцену исторического действия лишь в отдельные, наиболее критические моменты истории страны. И тогда необходим по-настоящему великий «представитель» его интересов вроде Кутузова. В другие же периоды истории более адекватен ее ходу ничтожный, по мнению Толстого, император Александр Павлович. А вот почему народ лишь иногда делает очевидной свою решающую роль в историческом процессе, автор «Войны и мира» объяснить не мог, полагая, что к такого рода явлениям «понятие причины неприложимо». И за прошедшие с тех пор почти сто тридцать лет ни историки, ни философы так и не решили эту загадку.


    История государства Российского знает немало войн. И всегда они несли смерть и горе, несчастья и страдания, запечатленные для потомков в летописях, сказаниях, записках очевидцев, свидетельствах современников. Но никто до Л. Н. Толстого не показал войну с такой «ни перед чем не отступающей правдой», с такой художественной силой. Писатель разрушает романтическое представление о войне, отрицает войну вообще, считая ее величайшим проявлением зла, «противным всей человеческой природе событием».


    Описание военных действий 1805—1807 годов и Отечественной войны 1812 года составляет центр романа-эпопеи. Но автора интересуют не сражения и диспозиция, а самый факт войны— убийство. В философских рассуждениях писателя, в речах и поступках героев отражена его позиция как великого гуманиста. Словами Болконского говорит Лев Толстой о войне: «Цель войны — убийство, орудия войны — шпионство, измена и поощрение ее…»


    Эпоха наполеоновского нашествия — это время тяжких испытаний, нечеловеческих усилий, время войны. А война для писателя всегда «страшное дело», великое преступление, ужасное и кровавое. Толстой постоянно сталкивает мир и войну, жизнь и смерть.


    О том, как прекрасна жизнь и уродлива смерть, думает раненый князь Андрей: «Неужели это смерть? Я не могу, я не хочу умереть, я люблю жизнь, люблю эту траву, землю, воздух». Война в романе — бессмысленная бойня. Вот как показано Бородинское поле после сражения: десятки тысяч человек лежали мертвыми на полях и лугах, где сотни лет одновременно сбирали урожай. На перевязочных пунктах земля были пропитана кровью.


    Интересно проследить действия героев романа на войне. Кутузов чувствует ход событий и занят тем, чтобы сократить количество ее жертв. И это не случайно, потому что по воле автора именно он воплощает народное отношение к войне как к массовому убийству. Ни князь Андрей, ни Николай Ростов, ни Денисов не показаны на войне убивающими. Пьером, попавшим в гущу событий 1812 года, движут живая потребность человеческого общения и высокая сила сострадания. Милосердие становится основой поведения Наташи и княжны Марьи. Так война доказывает право называться человеком, хотя несет каждому страдания.


    Страницы: 1 2


    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"