Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Изложение эпизода сражения при Аустерлице в романе «Война и мир»

21.12.2010

В жизни князя Андрея происходит несколько переломных моментов, меняющих его жизнь, его взгляды, убеждения. Один из таких переломных моментов – Аустерлицкое сражение. Это один из самых впечатляющих моментов эпопеи, момент коренного перелома в мировоззрении человека, резкого и неожиданного, показанного Толстым так ярко и красиво.


Во время Аустерлицкого сражения Андрей подхватывает знамя из рук сраженного пулей знаменосца и поднимает полк в атаку, но и сам оказывается тяжело ранен. Ставя своего героя на грань жизни и смерти, Толстой тем самым проверяет истинность его убеждений, нравственность идеалов – и индивидуалистические мечты Болконского не выдерживают этого испытания. Перед лицом смерти все неистинное, наносное исчезает, и остается лишь извечное удивление перед мудростью и извечной красотой природы, воплотившихся в бескрайнем небе Аустерлица. Андрей думает: «Как же я не видел прежде этого высокого неба? Всё пустое, всё обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его, но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И славу Богу!».


Очнувшись после забытья, Андрей первым делом вспоминает о небе, и лишь после этого слышит шаги и голоса. Это подходит Наполеон со своей свитой. Наполеон был кумиром Андрея, как и многих молодых людей того времени. Болконский никак не мог рассчитывать на встречу со своим кумиром, в любом другом случае подобная встреча была бы для него счастьем.


Но только не теперь. Так неожиданно для себя открыв существование вечного высокого неба, еще не поняв, но уже ощутив перемену в себе, Андрей в этот момент не изменяя тому новому, открывшемуся ему. Он не повернул головы, не взглянул в сторону Наполеона; он хотя и слышал всё произносимое Наполеоном и его свитой, и даже понимал происходящее, но «он слышал эти слова, как бы он слушал жужжание мухи. Он не только не интересовался ими, а тотчас же забывал их». Резко изменилось и его отношение к императору Наполеону: «в эту минуту Наполеон казался ему столь маленьким , ничтожным человеком в сравнение с тем, что происходило теперь между его душой и этим высоким, бесконечным небом с бегущими по нем облаками».


Это психологическое состояние великой перемены ощущается еще и в госпитале. Новая, еще не до конца осознанная истина выдерживает еще одно испытание – еще одну встречу с кумиром. Наполеон приезжает посмотреть на раненых русских, и , припомнив князя Андрея, обращается к нему. Но князь Андрей только молча смотрит на Наполеона, не отвечая ему. Андрею просто нечего сказать своему недавнему кумиру. Для него уже не существует прежних ценностей. «Глядя в глаза Наполеону, князь Андрей думал о ничтожности жизни, которой никто не мог понять значения, и о еще большем ничтожестве смерти, смысл которой никто не мог понять и объяснить из живущих». Так думает теперь Андрей.


Замечательно то, что мысли, пришедшие Болконскому в голову на поле Аустерлица, когда он находился в таком тяжелом состоянии, не покинули его даже после выздоровления и возвращения домой. На поле Аустерлица ему открылся путь к новой истине, он стал свободным от тех суетных идеалов и кумиров, которыми жил прежде. Духовные искания Андрея Болконского отныне направлены совершенно в иную сторону, чем раньше. Отныне для него приобрели необычайную важность дел, семья.


В конечном счете Андрей приходит к мысли о необходимости духовного единения людей.


Аустерлицкое сражение описывается после показа части русского войска Кутузову и австрийскому герцогу. После долгого перехода войны устали и не могут достойно отвечать на удары французов. Кроме того, вся русская армия не знает, за что будет драться, у неё нет четкой цели. Главное в войске — качество, а не количество. Качество у русских, так скажем, неважное из-за морального состояния. Поэтому выигрыш в сражении не предвидится, а большие потери будут обязательно.


Много убитых, раненых, смерть вокруг поначалу не останавливали Андрея Болконского. Главное для него — «найти свой Тулон», прославиться. По ходу сражений его мечты плавно снижаются, а в конце Аустерлицкого вообще разбиваются вдребезги. В этом и заключается роль двух битв в романе — уничтожить мечты о славе князя Андрея, заставить его прозреть.


Поначалу А. Болконский очень счастлив и с радостью исполняет все свои обязанности. Когда генерал Мак проигрывает, а три безоружных гасконца захватывают мост и помогают опрокинуть русское войско, князь Андрей, конечно, огорчается. Но огорчение его скорее официально-патриотическое, чем настоящее, глубоко переживаемое. Именно о таком можно забыть через минуту, чтобы посмеяться над Ипполитом Курагиным.


Первые удары по властолюбивой мечте князя Андрея были нанесены чуть далее. Настоящий герой, Тушин, чуть было оказался не у дел. Из-за маленькой, случайной, недоговорки штабного офицера. Если бы не защита Болконского, Тушин, скорее всего, стал бы виноватым. А ведь во многом благодаря ему русские не оказались захваченными.


Ещё один удар по мечте — бездействие Багратиона. Он практически не командовал, но, тем не менее, бой шел так, как должен. Князь Андрей был убежден, что личность может повернуть ход истории своими действиями. Багратион же меняет историю своим бездействием, лучше сказать «недействием». Реально вместо него это делает армия, вся эта огромная людская масса. Отдельный человек — ничто.


Во время Аустерлицкого сражения Андрей Болконский полностью прозревает. Ему удается совершить небольшой подвиг. Во время отступления князь хватает знамя и своим примером побуждает рядом стоящих броситься в атаку. Интересно, что знамя он не высоко несет над собой, а волочит его за древко, кричит «Ребята, вперед!» «детски пронзительно». Далее его ранили. «Как бы со всего размаха крепкою палкой кто-то из ближайших солдат, как ему показалось, ударил его в голову» Автор специально принижает князя Андрея — Болконский делает поступок для себя, забывая о других. Естественно, это уже не подвиг.


Только с ранением приходит к князю прозрение. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист,— совсем не так ползут облака по этому высокому, бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его наконец. Да! Все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!…»


И Наполеон, бывший кумир, кажется уже мелкой мухой. «…В эту минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человеком в сравнении с тем, что происходило теперь между его душой и этим высоким, бесконечным небом с бегущим по нему облаками.»


До этого момента Болконский не считал смерть и боль важными. Теперь он понял, что жизнь любого человека дороже всяких Тулонов. Он понял всех тех, кем хотел пожертвовать ради удовлетворения собственных мелких нужд.


Очень интересным мне показался пейзаж при Аустерлицком сражении — туман у военных и светлое, чистое небо у командующих ими. У военных нет определенных целей — туман. Природа полностью отражает их душевную картину. У командиров же всё ясно: им не нужно думать — от них теперь ничего не зависит.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"