Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Современная Гоголю критика о «Ревизоре»

27.12.2010

 «В каком-то городке, излагает содержание комедии Булгарин,  городничий, земский судья, почтмейстер, смотритель училищ, попечитель богоугодных заведений представлены величайшими плутами и дураками. Помещики и отставные чиновники — ниже человеческой глупости. Жена и дочь городничего кокетки, каких… нельзя найти в малом городишке… Купцы и подрядчики сущие разбойники; полицейские чиновники ужас! В этом-то городишке все крадут, берут взятки, делают величайшие глупости, сознаются чистосердечно друг перед другом в своих плутнях и даже преступлениях (например, почтмейстер говорит, что он всегда распечатывает чужие письма, из одного любопытства) и живут да поживают дружно и мирно, приводя только в недоумение зрителя, не понимающего, каким чудом этот городишко, в котором нет честной души, может держаться на земном шаре, когда ни хищные волки, ни лисицы не могут жить в обществе».


Свой вывод Булгарин начал с предположения о возможности существования подобных городишек только на «Сандвичевых Островах, во времена Капитана Кука», но в конце статьи уже отказался от подобной категоричности. Он пишет, что Гоголь, желая представить русский уездный городок, изобразил городок малороссийский или белорусский… Да и сам городничий не мог бы взять такую волю в Великороссийском городке, между служащими да отставными дворянами». «Словом, — заканчивает свою мысль Булгарин,— городок автора «Ревизора» не русский городок, а Малороссийский или Белорусский, так незачем было клепать на Россию».


Автор рецензии считает комедию Гоголя вредной. Не знающий русской провинции может благодаря ей «подумать, будто, в самом деле, в России существуют такие нравы, будто может быть город, в котором нет ни одной честной души и порядочной головы».


«Ревизор», — по словам Булгарина,— не комедия, т. к. на административных злоупотреблениях комедию построить нельзя».


Статья Сенковского в «Библиотеке для чтения» с небольшими изменениями повторила мнение «Северной пчелы». Так же, как Булгарин, Сенковский советует Гоголю «оберегать себя от ряда необдуманных похвал», исходящих из некой «котерии» . Последняя, нуждаясь в «примечательном таланте», который можно было бы противопоставить барону Брамбеусу, избрала своим героем Гоголя и превозносит его до небес. По мнению Сенковского, ото делает Гоголя человеком, стоящим «на пропасти, прикрытой цветами».


Анализ «Ревизора» в статье следует за разбором комедии М. Загоскина «Недовольные», которая противопоставляется комедии Гоголя. «У Загоскина была идея, и хорошая комическая идея, у г. Гоголя идеи нет никакой».


Сенковский так излагает понравившуюся ему идею «Недовольных»: пока человек не стоит у власти, он все ругает, всем недоволен; придя к власти, он начинает восхищаться всем тем, что раньше бранил. Но заберите у него власть снова, и он опять «будет все порицать и показывать, что в России невозможно жить».


Считая лучшей сценой в «Ревизоре» объяснение Хлестакова с Марьей Антоновной, типичной девицей из среды мелкого дворянства Малороссии, Сенковский советует Гоголю написать новую пьесу, расширить эту удачно начатую в «Ревизоре» любовную интригу. Цель Сенковского и Булгарина, как и всей реакционной критики, одна: парализовать общественное значение «Ревизора». Карикатура, фарс, грязная клевета — таков был приговор «Библиотеки для чтения», которая «получила внушение извне преследовать комедию эту, как политическую, не свойственную русскому миру».


Однако, как оказалось, Пушкин сам подготовил небольшую, рецензию о «Недовольных». Но ни гоголевская, ни пушкинская рецензии в печати не появились. Сохранившиеся черновики говорят о близости обоих писателей в оценке комедии Загоскина: оба они отнеслись к ней отрицательно.


Но оттенки в содержании каждой из рецензий говорят о различном подходе к комедии. Пушкин подчеркивает свою солидарность с мнением московских журналистов: «Недовольные в самом деле скучная, тяжелая пиэса, писанная довольно легкими стихами. Лица, выведенные на сцену, не смешны и не естественны. Нет ни одного комического положения, а разговор пошлый и натянутый не заставляет забывать отсутствие действия».


Глубокое сочувствие комедии и автору высказывают и первой редакции «Театрального разъезда» представители народа. Но самым тяжким обвинением для Гоголя был упрек и клевете на Россию: В черновой редакции «Театрального разъезда» он обходит молчанием обвинения, предъявленные к нему как к комедиографу: построение пьесы, отсутствие в ней завязки и развязки, неправдоподобие сюжета, бледность характеров, советы сосредоточить все внимание на любовной интриге и многие другое.


На все это он дает ответ только в печатном тексте «Театрального разъезда». Но на самый важный для него упрек: «Такого города пет вовсе (в) России, где было так много плутов»,— он отвечает сразу: «Зато и не назван этот город, и вы сами говорите, что нет его. Вы сами слышите, что это город неправильных отступлений, что сюда собраны все уклоненья от закона и кроятся по-разному… сборный город всей темной стороны».


Отражая нападки злобных врагов, Гоголь говорит о благородном, гражданственном значений своего оружия — смеха. «О, вы еще не знаете, как высоко нравственен и силен смех, проникнувший произведение!».


Гоголь уехал за границу 6 июня 1836 года. Вскоре после его отъезда на сцене Александрийского театра была поставлена пьеса Цицнанова под заглавием «Настоящий ревизор, оригинальная комедия в трех действиях». Между тем популярность «Ревизора» росла с каждым годом. Можно было спорить с автором, но не признавать таланта Гоголя было уже невозможно.


В 1842 году в «Русском вестнике» появилась рецензия без подписи (Н. А. Полевого) на второе издание «Ревизора». В рецензии очень много общего с позицией Булгарина. Все же Полевой подчеркивает: «Никто не сомневается в даровании г. Гоголя и в том, что у него есть свой бесспорный участок в области поэтических созданий.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"