Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

«Четыре крика» в поэме Маяковского «Облако в штанах»

7.12.2010

Ошеломляющим в поэме было все: от названия до последней строчки. Первоначально она называлась «Тринадцатый апостол». По Евангелию, у Христа было двенадцать учеников – апостолов, проповедников веры. Маяковский объявляет себя тринадцатым апостолом, возвещающим миру новую правду, пересматривающую сложившиеся представления о добре и зле. «Катехизис» миропонимания Маяковского выражается в «четырех криках четырех частей»: «Долой вашу любовь», «Долой ваше искусство», «Долой ваш строй», «Долой вашу религию». Нигилистический пафос произведения попытался объяснить К.И. Чуковский, который писал: «Маяковский вступил в литературу нигилистом и циником, с какой-то зловеще дырой в душе».


Поэма открывается прологом, дающим смысловой и эмоциональный ключ, с помощью которого можно войти в сложный мир произведения. Во вступлении автор заявляет о своем отказе от эстетизации реальности, идеализации чувства в духе декадентской литературы. Задача Маяковского – разоблачить красивости эстетствующей поэзии, ее бессилие и пресыщенность, противопоставлять ей трагедию истинного чувства.

В поэме переплетаются трагедия и горькая ирония, оптимизм и «крик» обманутой души. Тема города, зараженного пороком, развивается трагик фарсовыми образами: «мужчины, залежанные, как больница, и женщины, истрепанные, как пословица».


«Облако в штанах» представляет сложное переплетение многочисленных тем и образов, где неистово отрицания объединяется с исступлением воспеванием страдания и жертвенности, интимная искренность усиливается мотивом бунтарства. Лирический герой проповедует и обличает с высоты моральные превосходства человека бунтующего, убежденного в неизбежности осуществления гуманистического идеала. Протестуя против социальной униженности и изуродованности, Маяковский отстаивает идею человеческой чести, воплощает ее мольбе к возлюбленной. В этом крике отчаяния и беспомощности интимность лирической исповеди подчеркивается соответствующими изобразительными средствами: Тело твое я буду беречь и любить, как солдат, обрубленный войною, ненужный, ничей, бережет свою единственную ногу.


В изображении мира «сытых» автор активно использует прием гиперболы и контраста, с предельной наглядностью противопоставляя «любовь-громаду» и пошлые «любвишки». Маяковский является противником «спальной лирики», за благообразным фасадом которой скрывается уродство собственнической страсти и купля-продажа людей. Он отстаивает поэзию «высокой муки», выражает чувства страдающего человека. Лирический герой становится голосом «уличных тыщ», угнетенных жизнью и лишенного языка: …улица корчится безъязыкая – ей нечем кричать и разговаривать…


Протест Маяковского против буржуазного искусства выражается в обвинении культуры, утратившей свою связь с людьми, порабощенной буржуазной моралью. Отрицание лживости лирической поэзии, увлеченной живописанием мещанских переживаний, выливается в программу нового искусства, в требование к служителям новых муз пересмотреть законы зараженного болезнями мира: Как вы смеете называть поэтом и, серенький, чирикать, как перепел! Сегодня надо кастетом кроится миру в черепе!

Маяковский ощущает себя провозвестником грядущих перемен, провозглашает свою поэзию знаменем восстания, он готов «вгрызаться в бока» мира, мстить за поруганную жизнь.


Высшим проявлением позиции лирического героя становится мотив самопожертвования: … вам я душу вытащу, растопчу, чтоб большая! – и окровавленную дам, как знамя.

Раскрывая четвертую тему поэмы «Долой вашу религию», поэт выступает против церковных догм. Звучит даже вызов Богу. Тема богоборчества получает у Маяковского новую трактовку, отличающуюся от традиций предшествующей культуры. Это художественное решение обусловлено задачей преодолеть символическую трактовку религиозных образов, развенчать церковную концепцию смирения, добиться реабилитации человека, рожденного для свободы:


Эй, вы! Небо!

Снимите шляпу! Я иду! Глухо.

Вселенная спит, положив на лапу с клещами звезд огромное ухо.


В поцелуе рук ли,

губ ли,

В дрожи тела

близких мне

Красный цвет

моих республик

тоже

должен пламенеть.


В. Маяковский был “цветом лучших людей, двигателем двигателей, солью соли земли”. Люди гордятся его именем, гордятся даже тем, что он жил на нашей планете и являлся частичкой человечества. Да, им невозможно не гордиться! Маяковского можно любить или не любить, понимать его идеи или быть их противником. Но то, что действительно достойно уважения, — глубина чувства, постоянство, преданность идее — неизменно присутствует в его стихах.


Основная проблема воспитания человека — это проблема веры, идеалов, святынь, проблема нравственности. В решении ее главное слово принадлежит самой жизни, реальностям нашего быта. Как неожиданно, искренне звучат слова, будто обращенные к нам:


Можно и кепки,

можно и шляпы,

Можно

и перчатки надеть на лапы.

Но нет

на свете

прекрасней одежи,

Чем бронза мускулов

и свежесть кожи


Нежность, ненависть, любовь, тоска и боль — вся гамма сильных человеческих чувств представлена у Маяковского в самом ярком их проявлении.

Наиболее близка мне в его творчестве любовная лирика. Она достигла таких чувственных вершин, что ей не хватает обычных слов для выражения — слишком серыми и бесцветными кажутся они. И появляются слова-гиганты: “громада-любовь”, “любовища”. Он не умеет чувствовать мелко. Маяковский — гигант, плачущий морями-”слезищами”, для которого океан мал, а небо кажется крохотным. Поэт несводимых крайностей. В одних стихах слова “кричат”:


…душу вытащу,

растопчу.

Чтоб большая! —

и окровавленную дам, как знамя….

И вдруг с громогласного крика переходит на шепот, исполненный отчаяния:

Дай хоть

последней нежностью выстелить

твой уходящий шаг.


Маяковский для меня — это человек, смотрящий на мир и видящий его не так, как я. И этим он мне интересен. Поэт привлекает своей неповторимостью, несхожестью с другими, восхитительным миром неожиданных фантазий:


А вы

ноктюрн сыграть

смогли бы

на флейте водосточных труб?


Стихотворения Маяковского — это отражение его души. В них он раскрывает свои чувства, мысли. Действительно, Маяковский отдал “свою звонкую силу поэта” народу и революции. Поистине, В. В. Маяковский — поэт и борец. Его злободневная, гневная, кипящая, брызжущая желчью сатира, к сожалению, актуальна и в наши дни.

Необходимо отметить, что Маяковский — поэт, который дальше всех заглядывал в будущее и “уделял” внимание своим потомкам:


Уважаемые

товарищи потомки!

Роясь

в сегодняшнем

окаменевшем г..,

наших дней изучая потемки,

вы,

возможно,

спросите и обо мне.


И поэт оказался прав: его стихи, пройдя сквозь призму времени, не обесценились, а его “звонкая сила поэта” по-прежнему напоминает людям, какое место и сегодня занимает творчество поэта и гражданина В. В. Маяковского в литературном наследии.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"