Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Природа Пушкина

18.08.2010

Унылая пора! Очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса

Люблю я пышное природы увяданье,

В багрец и в золото одетые леса…


Эти чудесные строки, волнующие своей проникновенностью и музыкальностью, посвятил Александр Сергеевич Пушкин своей любимой поре года — осени. Все нравилось в ней поэту: и пышное убранство деревьев, и «редкий солнца луч, и первые морозы, и отдаленные седой зимы угрозы». Осень вдохновляла его на творчество, пробуждала новые силы;


И с каждой осенью я расцветаю вновь;

Здоровью моему полезен русский холод

Желания кипят — я снова счастлив, молод,

Я снова жизни полн таков мой организм…

Но любил поэт и зиму. Иначе разве смог

бы он так тонко изобразить картины зимней

природы, как сделал это в стихотворении «Зимнее утро»:


А нынче… погляди в окно: Под голубыми небесами Великолепными коврами, Блестя на солнце, снег лежит; Прозрачный лес один чернеет, И ель сквозь иней зеленеет, И речка подо льдом блестит. Читаешь и, кажется, чувствуешь запах зимнего утра, когда дух захватывает от мороза, а глаза слепит необычайная белизна снега, озаренного лучами яркого солнца, — великолепие зимней природы, думаю, никого не оставляло равнодушным.


Детально воспроизводит Пушкин колорит холодного зимнего вечера в другом стихотворении:


Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя;

То, как зверь, она завоет,

То заплачет, как дитя,

То по кровле обветшалой

Вдруг соломой зашумит,

То, как путник запоздалый,

К нам в окошко застучит.


Завывания вьюги, постукивания ветра в окно навевают автору воспоминания о детстве, о дорогом и близком человеке — няне Арине Родионовне. И здесь происходит невероятное: ощущение холода, которым проникнуто начало стихотворения, исчезает, а появляется, напротив, ощущение тепла и уюта, исходящее от теплой печки и тихого голоса няни.


Побывав на Кавказе, Пушкин не мог не отдать должное природе этого уголка земли. Яркая, величественная, торжественная красота Кавказа одновременно и зачаровывала поэта, вдохновляла на новые творения, и наводила на грустные мысли о вечности природы и кратковременности человеческого пребывания на земле:


Кавказ подо мною.

Один в вышине

Стою над снегами у края стремнины:

Орел, с отдаленной поднявшись вершины,

Парит неподвижно со мной наравне.

Отселе я вижу потоков рожденье

И первое грозных обвалов движенье.


Море для Пушкина – это воплощение свободы. К независимости поэт стремился всю

свою жизнь, поэтому и громадная водная стихия была ему по душе, и часто в своем творчестве он обращался к ее образу. Но ни холодная и величественная красота гор, ни бескрайние просторы моря не волновали поэта так сильно, как незатейливые русские пейзажи — рощи, дубравы, холмы, озера, родные и знакомые, которые соединились с любовью ко всему русскому. Только неравнодушный ко всему окружающему, только по-настоящему любящий родину человек способен в своих воспоминаниях возвращаться не только к образам людей, но и природы:


Минувшее меня объемлет живо

На границе

Владений дедовских, на месте том,

Где в гору подымается дорога,

Изрытая дождями, три сосны

Стоят — одна поодаль, две другие

Друг к дружке близко, – здесь, когда их мимо

Я проезжал верхом при свете лунном,

Знакомым шумом шорох их вершин

Меня приветствовал.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"