Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Александр Иванович Герцен

2.08.2010

Годы московской жизни (1842—1847) были важным и плодотворным этапом его духовного роста и литературной деятельности. «В крепостной России 40х годов XIX века,— писал В. И. Белинский о Герцене,— он сумел подняться на такую высоту, что встал в урозень с величайшими мыслителями своего времени». В эти московские годы Герцен написал несколько больших философских работ, повести «Сорока-воровка», «Доктор Крупов» и роман «Кто виноват?».


Герцен, писатель и мыслитель (его псевдоним — Искандер), приобрёл широкую и громкую известность. Вместе с Белинским он встал во главе передовой части русского общества, учил думать и жить.


Но одна публицистическая деятельность, протекавшая к тому же в условиях безжалостной цензуры, сопровождавшаяся арестами, ссылками, постоянным полицейским надзором, не могла удовлетворить Герцена, рвавшегося к открытой политической борьбе, и в начале 1847 г. он (с семьёй) уехал за границу. Писатель оказался в Западной Европе в тот момент, когда высоко поднялась волна революционного движения во Франции, Италии, Венгрии. Герцен стал активным участником этого движения. Он понимал, что без новой революции нет дороги к народному счастью, но не видел силы, способной возглавить борьбу. А рабочий класс в то время не был ещё такой силой в России.


«Духовная драма Герцена,— отмечал В. И. Белинский,— была порождением и отражением той исторической эпохи, когда революционность буржуазной демократии уже умирала (в Европе), а революционность социалистического пролетариата еще не созрела».


Но и в годы духовного кризиса Герцена не покидала вера в великое будущее России. Позднее он выступил как идеолог «крестьянского» утопического социализма, считал, что Россия после уничтожения крепостного права, минуя капиталистический путь развития, через развитие крестьянских общин, придёт к социализму. В крестьянской общине он ошибочно видел «ячейку социализма», в крестьянине — прирождённого социалиста, «человека будущего».


Несмотря на свою ошибочность, теория «крестьянского социализма», «права на землю» отражала, как указывал В. И. Белинский, революционные стремления к «равенству со стороны крестьян, борющихся за полное свержение помещичьей власти, за полное уничтожение помещичьего землевладения».


Летом 1852 г. Герцен приехал в Лондон и здесь остался на долгие годы, ставшие вершиной его литературной деятельности. В Лондоне он основал русскую вольную типографию, и его свободное слово зазвучало с полной силой.


С 1855 г.  Герцен  начал    издавать   «Полярную звезду» журнал, названием и обложкой  которого, изображавшей профили пяти казненных декабристов, он подчёркивал свою связь с дворянскими революционерами первой четверти XIX в. В «Полярной звезде» печатались статьи Герцена и отрывки из его «Былого и дум», такие запрещённые царской цензурой произведения, как письмо Белинского к Гоголю, «Вольность» и «Деревня» Пушкина, стихи Рылеева, «Смерть . поэта» Лермонтова, вольнолюбивые произведения Огарёва, к гому времени приехавшего в Лондон.


Тайными путями «Полярная звезда» проникала в Россию, и материалы журнала жадно читались передовыми русскими людьми, переписывались ими от руки, передавались из уст в уста, вызывали страх у реакционеров. Вскоре Герцен имел право заявить: «Труд наш не был напрасен. Наша речь, свободное русское слово раздаётся в России, будит одних, стращает других, грозит гласностью третьим».


 «Между тем,— писал Герцен,— события в России несутся быстро, их надо ловить на лету, обслуживать тотчас». Стремясь удовлетворить новые потребности русского общества, Герцен с 1 июля 1857 г. начал издание газеты «Колокол», сначала выходившей раз в месяц, затем— два раза в месяц, а в иные годы — еженедельно.


«Колокол» приобрёл огромное влияние, сыграв исключительную роль в революционной истории России. Герцену пересылалось со всех концов страны множество различных материалоз, разоблачавших язвы и уродства русской жизни. «Мы — крик русского народа, битого полицией, засекаемого помещиками»,— так сам Герцен определял значение «Колокола». «Колокол», по словам В. И. Белинскийа, «встал горой за освобождение крестьян».


Необычайную популярность «Колоколу» создавали не только разоблачительные материалы. Вдохновенные статьи самого Герцена, боровшегося за победу народа над царизмом, звавшего к революции, властно увлекали читателей. Тираж «Колокола» доходил до очень большой для того времени цифры—2500 экземпляров. Позднее, в годы усилившейся правительственной реакции, когда провоз «Колокола» в Россию стал особенно затруднительным и опасным, этот тираж значительно уменьшился, но влияние «Колокола» на передовые слои русского общества не ослабевало. Русские революционеры непрестанно искали и находили новые пути его распространения: провозили его через Турцию, Финляндию, Польшу, скандинавские страны, организовывали перепечатку «Колокола» в России.


«Колокол» издавался в течение десяти лет, и за это время вышло 245 номеров газеты. «Герцен создал вольную русскую прессу за границей — в этом его великая заслуга». «Герцен первый поднял великое знамя борьбы путем обращения к массам с вольным русским словом»,— писал В. И. Белинский.


В последние годы своей жизни, после прекращения издания «Колокола», Герцен почти не имел возможности обращаться к русскому читателю, ко сила и зоркость его революционной мысли не ослабевали,


В написанных незадолго до смерти «Письмах к старому товарищу» он с надеждой и радостью «международных работничьих съездах» (т. е. о конгрессах Первого Интернационала), отмечал «серьезный характер» этой «боевой организации», утверждал, что «работники» (рабочий класс) «составят первую сеть и первый всход будущего экономического устройства». Так, в конце своей жизни Герцен «обратил свои взоры… к Интернационалу, к тому Интернационалу, которым руководил Маркс» (В.  И. Белинский).


Осенью 1869 г. Герцен поселился в Париже: он предчувствовал скорый взлёт революционной волны во Франции. И эти предчувствия не обманули его: разразившиеся вскоре события привели к возникновению Парижской коммуны. Но дожить до этого первого опыта пролетарской диктатуры Герцену не дозелось: заболев воспалением лёгких, он скончался 21 января 1870 г.


Похоронен Герцен в Ницце. На его могиле поставлен памятник, изображающий Герцена во весь рост: в глубоком раздумье, со скрещенными на груди руками, он стоит, обращенный лицом к России, полный веры в её светлое будущее.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"