Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Размышления Соловьева о лирической поэзии

4.07.2010

Прежде чем перейти к содержанию лирической поэзии, мы должны сначала остановиться в той области лирического чувства, где никакого определенного содержания еще нет, где источник вдохновения еще не нашел себе русла, где виден только взмах крыльев, слышен только вздох по неизреченности бытия: О, если б без слова Сказаться душой было можно!


Чтобы уловить и фиксировать эти глубочайшие душевные состояния, поэзия должна почти слиться с музыкой; здесь в особенности мы имеем откровение той заветной глубины душевной, «где слово немеет, где царствуют звуки, где слышишь не песню, а душу певца» . Фет мастер, как никто, именно в этом роде лирики, и именно за относящиеся сюда стихотворения он главным образом подвергался осмеянию своих порицателей. Между тем в общем составе лирической поэзии отдел подобных стихотворений совершенно необходим: они в простейшем и чистейшем виде представляют коренное лирическое настроение, истинный фон всякой лирики. Здесь поэт как бы открывает нам самые корни лирического творчества, которые сравнительно с цветущим растением, конечно, темны, бледны и бесформенны: Сны и тени —


Сновиденья.

В сумрак трепетно манящие, Все ступени

Усыпленья

Легким роем преходящие, Не мешайте

Мне спускаться

К переходу сокровенному, Дайте, дайте

Мне умчаться

С вами к свету отдаленному.

Только минет

Сумрак свода, Тени станем мы прозрачные

И покинем

Там у входа

Покрывала наши мрачные.


В «Сборнике» 1863 года есть много и более совершенных музыкально-поэтических пиес. В «Вечерних огнях», кроме сейчас приведенного стихотворения, есть еще одно в том же роде, но более слабое по исполнению: неопределенному душевному порыву здесь соответствует только отрывистость и краткость стиха, но не словесные выражения, которые слишком определенны и потому прозаичны.


Как весною, Надо мною

Высь светла.

Неизбежно —

Страстно, нежно

Уповать, Без усилий

С плеском крыл

Залетать

В мир стремлений.

Преклонении

И молитв; Радость чуя,

Не хочу я Ваших битв.


Помимо его безглагольных и беспредметных стихотворений, у Фета есть и такие, в которых известный определенный мотив, любовь, картина природы, насквозь проникнут безграничностью лирического порыва, не допускающего никаких твердых очертаний и как бы окутывающего свой предмет «дымкой-невидимкой». Такие стихотворения также находятся на гранте между поэзией и музыкой, а иногда и прямо вызваны музыкальными впечатлениями: Ты мелькнула, ты предстала, Снова сердце задрожало,— Под чарующие звуки То же счастье, те же муки, Слышу трепетные руки,— Ты еще со мной.—

Ты стоишь, склоняя вежды,— И не нужно мне надежды: Этот час,— он Moй.


Ты руки моей коснулась; Разом сердце встрепенулось; Не туда, в то горе злое, Я несусь в мое былое,— Я на все, на все иное Отпылал,— потух.


Этой песне чудотворной Так покорен мир упорный: Пусть же сердце, полно муки, Торжествует час разлуки, И когда загаснут звуки — Разорвется вдруг.


Общий смысл вселенной открывается в душе поэта двояко: с внешней своей стороны, как красота природы, и с внутренней, как любовь, и именно в ее наиболее интенсивном и сосредоточенном выражении — как любовь половая 2Д. Эти две темы: вечная красота природы и бесконечная сила любви — и составляют главное содержание чистой лирики.


Всякая ли так называемая любовь может быть содержанием лирической поэзии? Хотя многие настоящие поэты от Горация до Гейне талантливо воспевали половую необузданность, но произведения их в этом роде только остроумные шутки, чуждые лирического вдохновения. Это последнее само может быть (с материальной стороны) превращением полового инстинкта , но оно никогда не имеет его своим предметом. Настоящим поэтическим мотивом может служить только истинная человеческая любовь, то есть та, которая относится к истинному существу любимого предмета. Такая любовь должна быть индивидуальною, свободною от внешних случайностей и вечною. Она должна быть индивидуальною, потому что все родовое, в равной мере принадлежащее всем данным субъектам, не оставляет истинного существа ни одного из них, и таким образом, если я люблю женщин, а не эту женщину, то, значит, я люблю только родовые качества, а не существо, и следовательно, это не есть истинная любовь. Эта последняя вторым своим признаком имеет свободу от внешних случайностей, которым подвластны житейские явления, но никак не существенная жизненная связь двух лиц. Помимо всякой диалектики, никто не назовет истинною любовью такую, которая может прекратиться от несогласия родителей на брак или от какого-нибудь внешне-обязательного отношения одной из сторон к третьему лицу; и для простого здравого смысла постоянство или прочность любви есть признак ее истинности, Отсюда же вытекает и третий признак — ее вечность, ибо для истинного существа человека смерть, при всем своем огромном значении, есть все-таки лишь внешняя случайность и, следовательно, не может упразднить ни самого существа, ни его существенных связей и отношений.


Проверим теперь наше утверждение на любовных стихотворениях Фета. Для этого «Вечерние огни» особенно пригодны, так как их вдохновение свободно от всякой примеси юношеских увлечений (чего нельзя сказать об иных стихах самого Пушкина) и представляет лишь истинную сущность предмета. Какую же любовь изображает нам это вдохновение: всенародную ли Афродиту, или Афродиту небесную, слепую ли силу родового влечения, постоянную в смысле общего закона, но неустойчивую и преходящую по всех своих единичных явлениях, или же индивидуально-духовное отношение, сосредоточенное в своем единственном предмете, внутренно-бесконечное и ничем не сокрушимое?


Подобно тому, как механическое движение может превращаться в свет.


Ты отстрадала, я еще страдаю, Сомнением мне суждено дышать, И трепещу, и сердцем избегаю Искать тою, чего нельзя понять.


А был расснет! Я помню, вспоминаю Язык любви, цветов, ночных лучей,— Как не цвести всевидящему маю При отблеске родном таких очей!


Очей тех нет — и мне не страшны гробы, Завидно мне безмолвие твое, И, не судя ни тупости, ни злобы, Скорей, скорей в твое небытие!


Эта ничем не сокрушимая сила индивидуальной любви, конечно, не имеет ничего общего с родовым влечением, хотя то, о чем эта сила свидетельствует,— бессмертие духа и вечность истинной жизни, еще не ясны для поэта: он еще «дышит сомнением» и кончает словом «небытие». Но это только бессилие субъективной мысли, от которого скоро освободит поэта новый подъем истинного вдохновения.


Томительно-призывно и напрасно Твой чистый луч передо мной горел, Немой восторг будил он самовластно, Но сумрака кругом не одолел.


Пускай клянут, волнуяся и споря, Пусть говорят: то бред души больной; Но я иду но шаткой пене моря Отважною, нетонущсй ногой.


Я пронесу твой свет чрез жизнь земную; Он мой — и с ним двойное бытие Вручила ты, и я — я торжествую Хотя на миг бессмертие твое


В следующем удивительно прекрасном стихотворении луч истинной любви уже явно одолел окружающий сумрак: Как лилея глядится в нагорный ручей.


Ты стояла над первою песней моей, И была ли при этом победа, и чья,—


У ручья ль от цветка, у цветка ль от ручья?.


И хоть жизнь без тебя суждено мне влачить, Но мы вместе с тобой, нас нельзя разлучить.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"