Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Драматические писатели Испании

25.06.2010

В нашем обзоре займут должное место между выдающимися лицами своей эпохи  драматический писатель Руби, юрисконсульт Пачеко, поэт Вентура де-ля Вега, публицисты Донозо Кортес, Фермин Кавальеро и многие другие. Если не достоинством произведений, то уже одной своей численностью они могут доказать, что движение 1830 г. не осталось бесплодным, что оно возбудило умственную деятельность в обществе и привлекло к участию в литературе не одни только высшие классы, считавшие ее до тех пор своим исключительным достоянием.


   Несомненно, что каждый из новых благодетельных элементов в жизни испанской нации является прямым следствием торжества ея революции. Однако, не будем слишком увлекаться. В литературном движении этой эпохи мы должны отметить одну очень печальную сторону, которую уясняет нам следующая выдержка из наблюдений Месонеро Романоса:


   “Освобождение мысли, подъем всех жизненных сил и энергии, всегда проявляющийся в эпохи политических смут и борьбы, ослепительный блеск новых идей и вызванные ими такие же блестящие надежды,  все это произвело в нашем молодом поколении какое-то лихорадочное стремление к деятельности, a вместе с тем и к популярности всякого рода, политической, литературной, артистической…


   “К сожалению, эти чистые, бескорыстные порывы оказались недолговечными: вполне законная жажда литературной славы вскоре обратилась y наших писателей в простое честолюбие, в стремление к материальным благам, к высокому положению на иерархической лестнице; правительство же ловко воспользовалось этой слабостью: посредством усиленного поощрения, наград и почетных назначений при посольствах да министерствах, оно заглушило во многих поэтах все прежние идеальные чувства и заставило их служить своим целям. Но что еще хуже,  эти блестящие перспективы и открытие всевозможных карьер породили не мало бездарных писателей, которым нужны были уже не лавры, a лишь служебные должности с высоким окладом да отличия в виде орденов. И всего этого они легко добивались лестью в плохих стихах и прозе, всякого рода лакейством в литературной форме.


Царствование Изабеллы II ознаменовывается сильным проявлением некатолической реакции. -Иное общественное направление в период 18541856 г.  Внезапное развитие промышленности.  Упадок духа в стране после 1865 г.  Революция 1868 г.  Изменение в понятии o протестантских догматах.  Ощутительная потребность Испании в своем Вольтере.  Три категории писателей: неокатолики, доктринеры, демократы-республиканцы.


   После отмеченного нами литературного движения, Испания уже значительно выделяется из разряда тех стран, где царит от века беспросветный мрак невежества и фанатизма.


   Если и в этот период, т. е. от 1843 года и во все время царствования Изабеллы II, ей далеко еще до Франции, Англии, Германии с их непрерывным движением вперед, то, по крайней мере она пробудилась от своего прежнего свинцового сна.


   Нравственные силы ее все еще не окрепли, не было достаточного запаса ни умственных, ни материальных средств, и в общем невежество не переставало тяготеть над нею; но перед ее полуоткрывшимися глазами теперь уже ясно обозначались новые, обширные горизонты.


   В самом начале царствования Изабеллы, когда королева была еще слишком молода, чтобы иметь свою собственную волю, ее престол окружали лучшие люди, почти все более или менее причастные к литературной республике. Их-то либеральным стремлениям и обязана Испания своим новым уставом университетского преподавания,  этой важной реформой, совершившейся в 1845 году, при непосредственном участии Пидаля и драматического писателя Хиля-и-Сарате.


   В то время даже и умеренные, давно возбудившие недовольство общества, старались внушить ему доверие и удержать за собою власть путем необходимых реформ. К сожалению, это плодотворное настроение в правительственной: партии продолжалось недолго: вскоре в среде ее появилась рознь, дух клерикальной реакции, под названием неокатолицизма, обуял высшие классы общества, проник во дворец и направил свои силы к обузданию и подавлению всех лучших порывов нации, стремившейся к более светлому будущему.


   Этот новый маневр римской церкви,  хотя вся новизна его заключалась только в преувеличении некоторых догматов, и без того противоречивших здравому смыслу,  особенно успешно достигает своих целей в период от 1846 по 1854 год, т. е. именно в то время, когда страна только что начинала испытывать на себе благодетельное влияние того нравственнаго отрезвления, которое повело к продаже монастырских имуществ, к свободе печати, к распространению в обществе новых идей, к наплыву иноземных капиталов, применению великих научных открытий, изобретений промышленности и проч. Зловредный элемент обнаруживается даже и в той самой либеральной партии, что так усердно способствовала пробуждению Испании и устройству ее конституционного режима; в мадридском дворце воскресает. клерикальный дух, от которого нация надеялась освободиться навсегда с удалением Дон Карлоса, и появление таких проповедников, как отец Кларет, фанатиков-иллюминатов, как сестра Патроциния, напоминает самые худшие времена Карла II. Правда, все эти поборники мрака не обладают особенной силой, не властвуют, как прежде, но они проникают всюду и стараются возжечь в низших классах еще не совсем угасший фанатизм.


   Внезапная вспышка недовольства в одной части испанской армии снова как бы отрезвляет всю нацию, так что в 1854 году ей уже удается освободиться от многих зол, грозивших серьезной опасностью. На первых порах все дает основание предполагать, что, под руководством таких вождей, как Эспартеро и О’Доннель, она исцелится и от своего неокатолицизма; однако, недостаток единства в передовых деятелях оставляет ее на прежнем пути; члены либерального союза, прогрессисты и демократы, вследствие полного разногласия между собой, не сходились в установлении твердых государственных начал, и наконец, в виду такой неурядицы, О’Доннель счел за лучшее войти в соглашение с остатком прежней партии умеренных. В 1856 году он восстановил при их содействии полновластие королевы, с подразумеваемым условием, что направление всех политических дел будет поручено ему.


   Так это и было, по крайней мере, до тех пор, пока еще королевская власть нуждалась в крепкой опоре; но лишь только миновала первая минута страха, стало заметно тяготение к иным порядкам и принципам. Умеренной партии вскоре было возвращено ее прежнее преобладающее влияние, но и тут с самого начала имелось тайное намерение заменить ее при первой же возможности представителями некатолической реакции. В продолжение двенадцати лет, от 1856 до 1868 года, эта система шатания из стороны в сторону остается характерной чертой испанской политики и, разумеется, влияет на весь ход общественных дел. Когда y власти находится О’Доннель, поддерживаемый либеральным союзом, современные идеи выплывают наружу и прививаются к жизни народа; но как только бразды правления попадают в руки умеренной партии, все изменяется разом: неокатолическая реакция поднимает голову и торжествует; писатели, отрекшиеся от прогресса, ратующие за преимущества старой веры и умственной тьмы, получают щедрые награды, интрига снова входит в силу при дворе и вся страна отдается деспотической власти суеверного духовенства.


Страницы: 1 2 3


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"