Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Фернан Кавальеро

26.06.2010

Писательница, известная в испанской литературе под псевдонимом Фернана Кавальеро, германского происхождения, хотя родилась в Андалузии. Отец ее, Боуль фон Фабер, гамбургский негоциант, уже давно переселившийся в Кадикс, считался большим любителем и знатоком испанской поэзии; между прочим, он издал несколько сборников древних романсов и новейших стихотворений. Сесилия Боуль фон Фабер, по первому браку маркиза д’Арко Эрмоза, вышла вторично замуж за дона Антонио де Аррон, занимавшего должность консула в Австралии, по назначению испанского правительства. Ултрамонтанские и монархические тенденции этой писательницы сразу обратили на нее внимание мадридского двора и привлекли к ней симпатии королевы.


Правительство Изабеллы II хорошо понимало, насколько выгодно для него заручиться содействием романистки, умевшей приноравливаться к народу, поэтизировать его традиции, предрассудки, невежественную веру? внушать ему отвращение к новым веяниям и даже к самой свободе. Силой своего художественного таланта она несомненно могла влиять на читающую публику и быть полезным пособником в деле развития и укрепления в нации монархических принципов.


Министры, конечно, разъяснили все это королеве Изабелле, и она поспешила выразить свое монаршее благоволение новому светилу в испанской литературе, тем с большей готовностью, что этим светилом являлась женщина, принадлежавшая к высшему кругу. В виде особого почета, ей было предложено роскошное помещение в Севильском Альказаре, она же с своей стороны вызвалась написать педагогическую книжку для малолетней инфанты. С той поры между дочерью Фердинанда VII и романисткой словно был заключен договор: последовало косвенное повеление высшему обществу почитать Фернана Кавальеро за самого лучшего и верного выразителя национальных чувств и стремлений, загремели хвалебные гимны во всех официозных органах печати и быстро создали благонамеренной писательнице тот блестящий ореол, что и поныне еще принимается многими за действительную славу. Почти все ее романы, появлявшиеся один за другим, сопровождались обширными статьями в виде предисловий, за подписью таких известных имен в литературе и политике, как герцог де Ривас, Пачеко, Каньете, Гарценбуш и проч.


В силу ли подразумеваемого договора, или, может быть, просто движимая своим чрезмерным усердием, романистка не только оправдывала, но, вероятно, и превосходила все ожидания правительства: она представляла в смягченном, почти благоприятном свете даже отвратительную фигуру Фердинанда VII, стушевывала все неприглядные, порою возмутительные черты испанской конституционной монархии, оправдывала ея стремления к деспотизму, скрывала все ужасы инквизиции, свирепствовавшей за время царствования Австрийской и Бурбонской династий, словом, ставила себе главной задачей способствовать всеми силами возвращению несчастной Испании на лоно католицизма.


Однако, произведения Фернана Кавальеро не дают нам цельного понятия об испанском обществе: они изображают только часть его, и это потому, что автор намеренно суживает свой кругозор, ограничиваясь описанием нравов преимущественно андалузского населения. Он талантливо очерчивает его характерные особенности, проникает в глубину его душевного мира, говорит его языком, рисует яркими красками картины его живописной природы, но вместе с тем искренно разделяет и его темные суеверия. В одном из стихотворений Фернана Кавальеро собраны все пословицы, поговорки, изречения, вся ходячая народная мудрость этой чудесной страны, омываемой Гвадалквивиром, и замечательно ловко уложены в рифмованные строфы, между прочим автор упоминает здесь об отличительном свойстве ума своих кадикских земляков, определяя его словом la sal (соль):


Гибралтар знаменит табаком,

Рим церковными буллами силен,

Сан-Лукар славен тонким вином ,

A Кадикс едкой солью обилен.

Manzanilla.


Андалузия ее родная, излюбленная страна и, видимо, дороже ей остальной Испании. Во всех ее произведениях чувствуется биение чисто андалузского сердца, и постоянно пробивается наружу это страстное обожание своей родины, как y тех севильянок, o которых она говорит:


Истой севильянке, как ее мантилья,

Сродно чувство долга к родине святой;

Неразлучен возглас viva la Sevilla!

С ее гордой, страстной, пылкою душой.


Вообще ее творчество особенно ярко отражает в себе все характеристические черты андалузской натуры, этого своеобразного сочетания наивности, заносчивой гордости, меткого, насмешливого юмора, пылких желаний, лени и подвижности, сладострастия и целомудрия.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"