Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Фернана Кавальеро «Народная сказочка»

26.06.2010

   Приведем здесь на выдержку одну из Народных сказок Фернана Кавальеро, чтобы читатель мог составить себе понятие и o складе ума андалузского населения, всего ярче проявляющемся в созданиях фантазии, и o той колоритной форме, в какую облекает автор все свои рассказы из простонародного быта.


   “В одной деревне, жил-был красивый, здоровый, сильный парен, но не было y него, ни кола, ни двора, a за душой, ни одного центима. Вот и пошел он в солдаты при первом наборе, отслужил свой казенный восьмилетний срок и уж нанялся добровольно еще на восемь лет, a когда их отслужил, опять нанялся на столько же.


   Так время шло, a старость все наступала понемногу, и стал, наконец, не нужен солдат; порешило начальство не держать его в полку и выписало. При отставке выдали ему паспорт и свидетельство o долголетней службе, a в придачу фунт хлеба на дорогу да шесть децимов деньгами. Только всего и осталось y старого воина от его скудного жалованья.


    Ну, хорошо же я отличился, думал про себя Хуан-солдат, шагая по полям и лесным тропинкам. Недаром, значит, тянул столько лет свою солдатскую лямку, недаром прослужил верой и правдой королю. Наградили, нечего сказать! Живи теперь, как знаешь, добывай,  где хочешь!… Эх, да что там горевать, сокрушаться напрасно! Ведь прибыли от этого все равно никакой, так лучше уж не робеть.


   И, ободрившись, махнул беззаботно рукой и грянул удалую солдатскую песню.


   В то время странствовал по земле Господь наш Иисус Христос, с ним шел и Апостол Петр, служа Ему вместо Лазарильо Lazarillo — слуга нищего. Произведение Мендозы Лазарильо Тормесский ввело это новое слово в испанский язык.. Как только повстречались они с Хуаном-солдатом, Апостол Петр тотчас же стал просить y него милостыни.


   — Нечего мне подать вам, отвечал Хуан.  Хоть и прослужил я королю двадцать четыре года, a выслужил всего только фунт хлеба да шесть децимов.


   Но Апостол Петр все просит, не отстает


   — Ну, видно, нечего с вами делать, проговорил, наконец, Хуан-солдат,  так и быть, разделю свой хлеб.


   И вынул нож, разрезал вес кусок на три равные части, две отдал странникам, одну оставил себе и побрел своей дорогой.


   Но не прошел он и двух мил, как те же странники снова повстречались ему и снова стали просить y него милостыни.


  -Э, э! Да, кажется, мы недавно виделись, и я подал, что мог,  так чего же вам еще? — возразил солдат Хуан.  A впрочем,  так и быть! Хоть и прослужил я королю двадцать четыре года, a выслужил всего шесть децимов да фунт хлеба, но от доброго дела все-таки не прочь. Давайте, поделимся еще.


   И он разрезал остальной кусок на три части, две отдал, одну оставил себе только на этот раз поспешил ее сесть, чтобы не выпросили и последний остаток.


   Не успело еще солнце зайти, как снова встречаются те же святые странники и опять Апостол Петр просит y него милостыни.


   -Да что вы пристали ко мне!  крикнул, было, Хуан-солдат, давно ли я отдал вам последнее?


   Но тут же одумался и прибавил:


   — Ну, да Бог с вами! Хоть и прослужил я королю двадцать четыре года, a выслужил всего фунт хлеба да шест децимов, но, пожалуй, поделюсь и ими, как поделился хлебом.


   И вынул свои деньги, четыре монеты отдал Апостолу Петру, a две оставил себе.


   — Вот так чисто!думал Хуан,  как же мне быть теперь? Двух децимов хватит не надолго, a потом что?… Надо искать работы, да пока найдешь ее, вдоволь наголодаешься…


   — Господ мой,  говорил между тем Апостол Петр Иисусу Христу,  сотвори благое воздаяние этому бедняку. Он двадцать четыре года справлял солдатскую службу, a выслужил только фунт хлеба да шесть децимов, но и тех ке пожалел,  все разделил с нами по братски.


   – Да будет так, ответил наш Спаситель, позови его и спроси, чего он желает.


   Долго думал солдат-Хуан, наконец, надумался и сказал Апостолу Петру:


   – Ничего мне больше не надо, только бы мешок мой никогда не оставался пустым, a чего пожелаю, то и попадало бы в него.


   Так и сбылось  его желанию.


   В тот же день подходит он к большой богатой деревне, a на краю ее, не вдалеке от дороги, стоит открытая лавочка; и видит солдат, что там развешано множество колбас разной величины, a на прилавке лежат только что испеченные хлебы белые, как жасмин, пышные, с подрумяненной корочкой… так и просятся в рот!


   – В мешок!  крикнул солдат во весь голос.


   И вот хлебы срываются с прилавка, летят в дверь перевертываются в воздухе, словно тележные колеса, a за ними, извиваясь, как ужи, несутся колбасы, и все это попадает прямо с мешок Хуана, где укладывается в порядке, вплоть до самого верха. Напрасно бросились было за ними вдогонку и хлебопек с подмастерьем, и сам хозяин с сыном, бежали они так, что только пятки мелькали, a все-таки не удалось поймать. Да и как тут было схватить, когда колбасы и хлебы увертывались и ускользали, словно вьюны, из0под пальцев.


   Солдат Хуан любил поесть, и сколько ни дай ему бывало,  ничего не останется, a в этот день еще вдобавок сильно проголодался. Вот уселся он и начал глотать куски за кусками,  до того глотал, что уж с трудом стал переводить дыхание и еле-еле проговорил наконец:


   – Нет, больше не могу!


   Совсем почти смерклось, когда он вошел в деревню, спросил там y первого встречного, где контора Алькана, и прямо направился туда, чтобы предъявить свой солдатский билет и потребовать себе дарового пристанища.


    Желаю здравствовать синьору,  начал Хуан с поклоном.  Я бедный солдат в отставке; прослужил королю двадцать четыре года, а выслужил всего только фунт хлеба да шесть децимов, и те уж израсходовал в дороге. Теперь отведите мне где-нибудь даровой ночлег.


    Пожалуй, ответил Алькан,  здесь по близости есть хороший дом и совсем не жилой; a запустел он потому, что в нем умер один еретик, великий грешник, вот с того дня все и боятся проклятого места. Но если ты не трус и решишься войти туда, тебе всего будет вволю, и еды и питья. Покойник был очень богат.


   – Вот и славно! воскликнул Хуан. – На то я и был солдатом, чтобы ничего не бояться. Пойду сейчас и устроюсь, как нельзя лучше.


   И в самом деле, Хуан-солдат нашел в покинутом доме целый рай земной: погреба были полны дорогих, отборных вин, кладовая и амбары всяких яств и плодов.


   Первым делом, Хуан себе налил большую кружку вина. Так, для храбрости, думал он,  чтобы не испугаться, если что и случится; ведь хмель страха не знает. Потом он развел огонь в камине и начал готовить яичницу с ветчиной.


   Но только что он, было, уселся и принялся за еду, как из трубы послышался глухой, сиплый голос:


   – Падаю!…


Страницы: 1 2 3


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"