Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Краткий обзор романов Эскрича

26.06.2010

Почему бы испанским романистам не содействовать со своей стороны отрезвлению нации? Зачем они так резко уклоняются в своих изображениях от действительной пропорции? Зачем эти постоянные преувеличения и желание во что бы то ни стало придать своей стране давно уже не принадлежащее ей мировое значение? Это важная ошибка, сильный тормоз в деле прогресса. Напротив, им первым следовало бы отрешиться от всякого самообольщения и, при полном сознании всех общественных зол, стараться пробудить в своих соотечественниках нравственную энергию, внушать им любовь к труду, стремление к мирному внутреннему развитию, к личной независимости, достигаемой только путем разумных и расчетливых действий.


Следовало бы уразуметь, что, благодаря своему географическому положению, Испания может совершенно изолировать себя от всех бурь и треволнений, поднимающихся в современной Европе, и, не вмешиваясь в разбирательство чуждых международных споров, направить все силы к излечению своих застарелых недугов, порожденных несчастными условиями ее прошлой исторической жизни, Следовало бы также испанским писателям, как представителям общественной мысли, изгнать из своего творчества исконный дух авантюризма, a не поддерживать его богатство фантазии. Наконец, важнейшая задача их должна заключаться в том, чтобы способствовать до мере сил очищению идеи христианства от всех ее вредных примесей, развеивать вековую тьму светом разума и науки, a не сгущать еще более посредством идеализации коренных предрассудков и суеверий своей страны. Словом, пора бы хоть этим-то избранным людям оставить мечты o второй всемирной монархии, основанной на торжестве католицизма, и не признавать его идеалом будущего Испании.


   Эскрич не обладает ни особенным изяществом, ни даже надлежащей правильностью слога. Он сам сознается в одном из предисловий к своим изданиям, что имеет обыкновение писать по нескольку романов зараз, никогда не возвращаясь к написанному ради каких бы то ни было изменений, или поправок. Да на это и нет времени, так как все, выходящее из под него пера, немедленно печатается и раздается подписчикам. Вот почему эта вынужденная поспешность работы стала, по словам автора, ее обычным, почти нормальным условием.


   Очень часто y него проявляется чисто фельетонная замашка прерывать рассказ на самом интересном месте и, оставляя читателя в неизвестности относительно той или другой развязки, поддерживать, насколько можно долее, его возбужденное любопытство. Нельзя не заметить, что такое кокетство своего рода совсем уж – не к лицу серьезному писателю.


   Отсутствие определенного общага характера в многочисленных произведениях этого плодовитого романиста не дает никакой возможности составлять o них точное понятие в целом. Поэтому мы ограничимся здесь указанием на самые популярные и наиболее выдающиеся из романов Эскрича: El Cura de la Aldea, La Calumnia, La Mujer adultera и Los Angeles de la Tierra.


   Успех первого из этих произведений можно признать вполне заслуженным. Здесь автор рисует нам идеальный тип, отчасти напоминающий Деревенского Священника Бальзака, и в общем хорошо выполняет свою задачу: вес роман с начала до конца полон живого интереса, хотя, к сожалению, и в нем не достает изящества работы, тех тонких оттенков, какими должна отличаться всякая художественная живопись, a также не достает и чувства меры: все возвышенная нравственная качества,  человеколюбие, самоотвержение, христианское милосердие, преувеличены до крайности, и главный герой на каждом шагу выступает из естественных границ человеческой природы, — до того уж он добр и великодушен. Вообще, ради силы впечатления, Эскрич нередко жертвует жизненной правдой.


   В другом романе, La Calumnia, стремление к потрясающим эффектам внушило автору такое необычайное положение, какого не создавала фантазия даже таких изобретательных писателей, как Александр Дюма, или Эжен Сю. Действие переносит нас под тропики, невольник негр до безумия влюблен в жену своего господина; она  же, страстная креолка, принесенная в жертву старику, любит втайне молодого испанца и, чтобы соединиться с ним браком, решается на отравление мужа. Потом, желая безраздельно завладеть всем его богатством, замышляет устранить главного наследника — своего пасынка, тоже страстно влюбленного в нее, но тем только еще более ненавистного ей. Для совершения этого нового убийства, она обращается к содействию негра, и тот без колебания, покорно сдается ее воле. Однако пасынок во время узнает o грозящей ему опасности и затем принимает твердое решение, внутренне дает себе клятву жестоко отомстить своим врагам, т. е. и мачехе, и ее любовнику  испанцу, и негру  слепому орудию их коварства. Для последнего мститель измыслил почему-то самую ужасную, чудовищную пытку:


   Он увлекает его в открытое море, далеко от всякого берега, и покидает там на волю ветра и течения, крепко привязанным к мачте небольшой плоскодонной лодки. А, в довершение казни, прямо перед ним положен распростертый труп убитой креолки, так, чтобы глаза несчастного негра постоянно были прикованы к безжизненному, окровавленному телу той, которую он любил с такой безумной страстью.


   Проходит день, другой,  двое бесконечно долгих суток,  в этих душевных и телесных мучениях, то под лучами палящего солнца, то среди удручающего безмолвия ночной темноты.


   “Страшные зловещие призраки непрестанно возникают перед умственным взором страдальца и словно, издеваются над его безысходной мукой.


   Начинается горячечное томление голода.


   Как утопающий в предсмертную минуту, негр закрывает глаза и всей душой обращается к Богу.


   Молитва оживляет его силы.


   A между тем на море поднимается тот глухой, тревожный шум, что всегда предвещает бурю.


   Всплески волн становятся все чаще, сильнее,  он раскачивают утлое судно и то подбрасывают его вверх, то снова опускают на своих хребтах.


   Вот одна волна с размаха ударилась o борт, и на трупе креолки усела пятнами ее белая пена.  Слышатся далекие раскаты грома.  


- О, слава Тебе, Боже!  радостно воскликнул негр. Сжалился Ты надо мной, недолго уж мне страдать! Сейчас подымится буря, и смерть всему положит конец!…


   Напрасная надежда: волны не возрастают, ветер не усиливается, все так же глухи отголоски далекого грома.


   Снова проходит час за часом томительно-долгая, непроглядная ночь. Вот утренняя заря уже мерцает на небе, и бледный свет ее все шире разливается по морю. Ветер затихает, волны усмиряются, словно в торжественном ожидании солнечного восхода.


   Ярче зарделись тучки на краю горизонта, и из за них, во всем своем величии, выплыло солнце.


   Оно озарило теплым сиянием всю безбрежную морскую даль, и негр окинул ее своим отчаянным взглядом. Пустыня кругом, бесконечная пустыня! Ни одного паруса, ни одного признака жизни и спасения нигде, ничего!…


   Вдруг радостный крик вырвался из его груди, лицо просветлело.


   Вдали, едва заметной точкой, что-то двигалось на поверхности вод и приближалось к нему до слуха его донесся долгий, пронзительный звук.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"