Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Соррилья (дон Хосе)

25.06.2010

Первый литературный дебют дона Хосе Соррильи при погребении Ларры в 1837 году. В этот день он явился перед испанской нацией действительным поэтом и достиг известности с первого шага, еще двадцатилетним юношей. Казалось, все обещало ему блестящую будущность: родившись в интеллигентной и богатой семье, он получил хорошее образование в Мадриде, потом докончил его в Толедо, среди живописных развалин этого когда-то волшебного города. Отец Соррильи долго занимал один из высших административных постов, что давало ему возможность окружать своего сына всеми удобствами и благами жизни. С самого детства все улыбалось этому счастливому питомцу муз, но оправдал ли он впоследствии, возложил на него надежды?


   Нет,  мы уже сказали это прежде. Самая быстрота успеха и ранняя известность больше всего повредили Соррилье. Он стал знаменитым, когда еще собственно ничего не создал, когда и мысль его еще не успела,окрепнут настолько, чтобы твердо устоять среди всех умственных неурядиц революционного периода от 1837 до 1843 года. Теряясь в этой постоянной смене направлений и понятий, не видя впереди никакой определенной цели, он проникся мало-помалу тем же унылым чувством разочарования, какое довело до самоубийства его друга Ларру; a потом, когда с провозглашением совершеннолетия Изабеллы II реакция окончательно взяла верх, в нем не было уже ни силы, ни желания бороться, и он пришел к тому убеждению. что вся его поэтическая миссия заключается лишь в переделке на новый лад старинных испанских romanceros, в повторении все тех же баллад и легенд из времен великой борьбы христиан с маврами.


   Словно оторвавшись душою от современной эпохи с ее республиканскими и демократическими идеями, с ее стремлением свергнуть иго обветшалого католицизма, Соррилья относился к ней апатично, почти презрительно. Все это казалось ему лишь пустым, неосуществимым измышлением эксцентричных умов, казалось, что мир остается неизмененным, тем же, каким был во времена мавританских войн, и он считал более полезным воссоздавать в поэзии те древние замки, где жили готские короли и первые монархи Леона и Кастилии, чем проповедовать какую-то новую веру, или вдохновлять cвое творчество успехами науки и цивилизации.


   Признанный величайшим поэтом царствования Изабеллы II, окруженный почетом и всеобщим поклонением, Соррилья тем не менее является самым полным воплощением всего, что было печального, немощного, безжизненного в современном направлении, затмевавшем умы во весь долгий период от 1843 до 1868 года.


   Неокатолицизм, неодушевленный искренней верой, постоянное умиление перед старыми традициями, исключающими всякую работу мысли, подогретый энтузиазм ко всему прошлому, которое тем только и хорошо, что исчезло давно и не может повториться,  вот главное содержание этой прославленной поэзии; со стороны же внешней формы, т. е. правильности, благозвучия стиха и вообще всех законов версификации, существовала полная свобода, граничащая с литературной распущенностью. Здесь царил тот крайний романтизм, который считает для себя все дозволенным, лишь бы не было недостатка в яркости красок, в трескучих фразах да эффектах всякого рода.


   Только при общем взгляде на все творчество Соррильи можно составить себе ясное понятие o том, до какой степени чуждо ему современное мировоззрение, и как далеки от нас те чувства, какие он старается вызвать своими стихами. Видно, что поэт систематически держится вне живого мира, и дух его постоянно витает в невозвратном, навеки исчезнувшем прошлом.


   Лучшими из его произведений считаются наиболее удачные подражания древним романсеро,  красивые изображения в стихах разных дуэлей, турниров, или некоторых особенно выдающихся эпизодов из бесконечной войны между христианскими рыцарями и сарацинами. Все это соединено под одним общим заглавием, которое сразу дает понятие o характере и духе всех стихотворений: Cantos del Trovador (Песни Трубадура).


   Преобладающим сюжетом эпических поэм Соррильи является борьба Креста с двурогой луной, когда же, соблазняясь лаврами Лопе де Вега и Кальдерона, он вздумает подарить публику стихотворной драмой, круг его идей и тут нисколько не шире, чем y писателей золотого века. Повторяем, для него прошлое, будто не умирало, и в жизни общества не происходило никаких перемен, никакого обновления.


   Вот названия его главных пьес: Сапожник и король, Месть Toma, Санчо Гарсиа, Лучший довод шпага, Боевой конь короля Санчо, Алкад Ронкильо, a надо всем этим царит знаменитая драма Дон Хуан Тенорио, o которой мы дадим более ясное понятие нашим читателям в заключение характеристики ее автора. Здесь перед нами снова является излюбленный тип испанского гидальго соблазнителя, разнузданного, дерзкого, отважного, без сердца и совести, но с гордой уверенностью, что в силу его отваги ему все дозволено, даже самые гнусные поступки. Только в последний день своей жизни он смиряется, обитый страхом при внезапном представлении ожидающих его адских мук.


   Нравственные идеалы, можно сказать, не существуют для Соррильи; он видит одну только порочность, и судьба, роковая сила -играют y него всюду очень большую, чуть ли не первенствующую роль. Да иначе и быт не может: когда разумным началам не отводится в произведениях поэта подобающего им места, то на чем же ином, как не на случайностях да слепом фатализме, может он основывать всю суть своего творчества?


   Вот в нескольких словах общий характер главного героя Соррильи, являющегося во всех его поэмах и драмах: он отважен, красив, полон горделивого достоинства, как во внешних приемах, так и в речах, иногда он глубокомыслен, даже добродетелен по своему, проникнут чувством условной чести; но не ждите от него, ни разумной последовательности в поступках, ни честности в настоящем, высшем значении этого слова.


   Отметим еще одну особенность: рядом с большой претензией на реальность в мелких подробностях и в выражении чувств y Соррильи постоянно замечается полное пренебрежение художественной правдой. Ради какого ни будь красивого положения, ради неожиданных, поразительных эффектов, автор то и дело допускает всевозможные неправдоподобности.


   Соррилья написал очень много; полное собрание его coчиненый занимает уже теперь более пятнадцати томов. И что же? Не смотря на такую обильную плодовитость, можно почти с уверенностью сказать, что он не создал еще ни одного вполне законченного произведения с рельефными характерами и логичной развязкой. Говорят, что, принимаясь за работу, он садится против совершенно голой стены и не спускает с нее глаз в ожидании вдохновения, a как только почувствует нечто подобное, уже безостановочно спешит излагать на бумагу все, что взбредет ему в голову, устраняя тут всякое участие правильного мышления. Он весь отдается во власть своего воображения, предоставив ему полную волю, потому-то, может быть, в его произведениях и встречается столько погрешностей как по отношению к языку, так и к здравому смыслу. Иногда, в эти минуты вдохновения, ему вдруг припомнятся чужие мысли, чужие стихи, или свои собственные, но уже напечатанные раньше, и он ни за что не оставит их: напротив, непременно постарается вклеить в свое новое произведение и особенно бывает доволен, когда ему удастся окончить работу в определенные заранее день и час.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"