Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Интерпретация Андрея Немзера

20.05.2010

К статьям из “Пушкинского дома” как к специальному предмету исследования обратился Андрей Немзер. В “Пушкинском доме” предпринята попытка создания свободного романа по типу “Евгения ОнегинаПушкина. Параллель с пушкинским произведением можно обнаружить уже в потребности продлить книгу после слова “конец”, оставив ее финал открытым. Аура “Пушкинского дома” окутывает и критические статьи Битова. Горьковато начинается “Предположение жить” — битовское “воспоминание” о Пушкине. Горечь сохранится до конца. Горечь оставленности. Горечь от недосягаемости идеала. Горечь оттого, что, пытаясь “вспомнить” Пушкина, мы все чаще вспоминаем себя.


Литературно-критические работы Битова — не научные исследования, а форма художественного творчества. Все это пусть и высокая, но игра. Более того, думается, что и ведет ее Битов для того, чтобы опровергнуть возможность существования самой литературоведческой науки. Возможно, по этой причине героем романа стал филолог, научными штудиями маскирующий “полого” (Элиот) человека в себе. Напрашивается параллель между Левой Одоевцевым Битова и Алексеем Семеновым, героем поэмы “Однофамилец” Чухонцева.


При всей любви Битова к Пушкину, его праве писать так, как считает нужным, существует искушение, которое несет в себе представление о жизни как романе и романе как жизни. И все-таки следует принять предложенные автором “Пушкинского дома” правила игры. Пишешь-пишешь рецензию да вдруг и ловишь себя на мысли: а если все твои соображения уже предусмотрены Битовым, если все это лишь “версия и вариант” к его сюжету…



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"