Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

История написания романа «Хождение по мукам» Толстого

10.05.2010

Параллельно писатель продолжает работу над «Хождением по мукам». В 1925 году писатель вернулся к первому тому (позднее он получил название «Сестры») и с новых идейных позиций переделал его. Около полутора лет заняли подготовительные работы ко второму тому: поездки по местам событий, беседы с участниками гражданской войны, работа с печатными и рукописными источниками и — главное — осмысление материала. «Нужно было очень много увидеть, узнать, пережить, — рассказывал впоследствии писатель. — Мне нужно было сделать основное, а именно: определить свое отношение к материалу. Иными словами, нужно было все заново пережить самому, продумать и прочувствовать».


Первые строки второй части трилогии были написаны в марте 1927 года. В конце апреля Толстой отправил в журнал «Новый мир» две главы. Редактор журнала В. П. Полонский в письме Толстому выразил опасение, что события будут изображены в романе «под углом зрения людей, пострадавших от революции», а это не очень уместно во время подготовки к празднованию десятилетия Октября. Толстой немедленно ответил Полонскому большим письмом:


«Дорогой Вячеслав Павлович, что Вы делаете? С первых шагов Вы мне говорите, — стоп, осторожно, так нельзя выражаться. Вы хотите внушить мне страх и осторожность, и, главное, предвидение, что мой роман попадет к десятилетию Октябрьской революции. Если бы я Вас не знал, я бы мог подумать, что Вы хотите от меня романа-плаката, казенного ура-романа…


Нужно самым серьезным образом договориться относительно моего романа. Первое: я не только признаю революцию, — с одним таковым признанием нельзя было бы и писать роман, — я люблю ее мрачное величие; ее всемирный размах. И вот — задача моего романа — создать это величие,  этот  размах  во  всей его сложности, во всей его трудности. Второе: мы знаем, что революция победила. Но Вы пишете, чтобы я с первых же слов ударил в литавры победы, Вы хотите, чтобы я начал с победы и затем, очевидно, показал бы растоптанных врагов. По такому плану я отказываюсь писать роман. Это будет одним из многочисленных, никого уже теперь, а в особенности молодежь, не убеждающих плакатов…


Нет, революция пусть будет представлена революцией, а не благоприличной картиночкой, где впереди рабочий с красным знаменем, за ним — благостные мужички в совхозе, и на фоне — заводские трубы и встаю-’ щее солнце. Время таким картинкам прошло, — жизнь, молодежь, наступающее поколение требует: «В нашей стране произошло событие, величайшее в мировой истории, расскажите нам правдиво, величаво об этом героическом времени».


Но едва только читатель почувствует, что автор чего-то не договаривает, чего-то опасается, изображает красных сплошь чудо-богатырями, а белых — сплошь в ресторане с певичками, — со скукой бросит книжку».


По-видимому, не убежденный до конца возражения-; ми писателя, В. П. Полонский передал первые главы И. И. Скворцову-Степанову, старому большевику, члену ЦК, редактору «Известий» и соредактору «Нового; мира». 16 июня 1927 года Скворцов-Степанов написал Толстому: «Дорогой Алексей Николаевич, только что прочитал начало второй части Вашей трилогии. Оно захватило меня. Если и дальше Вы не спуститесь с достигнутого уровня, получится своего рода «гвоздь» художественной литературы за 1927 г. И как кстати, к десятилетию! Большой мастер виден в каждой строке и в каждом штрихе».


В ходе работы над очередными главами Толстой совершает поездку по местам изображаемых событий — в Ростов, Новочеркасск, станицу Павловскую, по Волге — от Астрахани до Рыбинска.


С июльского номера «Нового мира» за 1927 год началась публикация второй части «Хождения по мукам» и продолжалась до июля 1928 года. Подготавливая книгу к отдельному изданию, Толстой дал этой части «Хождения по мукам» заглавие «Восемнадцатый год». Пятнадцать лет спустя, закончив переработку трилогии в целом, сам Толстой указывал на недостатки первого варианта «Восемнадцатого года»: «Это был предельный историзм… Это было просто непереваренные куски и исторические фрагменты, которые попадались мне в руки… Тут ничего не было связного, приходилось восполнять эти пропущенные места рассказами очевидцев, но по рассказам очевидцев, конечно, история не пишется, поэтому тут было много допущено ошибок, которые пришлось потом исправлять».


Эта самокритика не только излишне сурова, но и отчасти ошибочна. Дело в том, что в 30-е годы в ученых трудах о гражданской войне, вопреки исторической истине, на первый план выдвигалась оборона Царицына, якобы сыгравшая в 1918 году решающую роль в успешной борьбе с белыми. Это-то обстоятельство и заставило Толстого столь сурово отозваться о второй части трилогии и для восполнения «пробела» (а писатель был твердо убежден, что допустил в 1927— 1928 годах крупную ошибку) написать повесть «Хлеб (Оборона Царицына)». Между тем как раз «Восемнадцатый год», а не позднейший «Хлеб» дает более верную историческую картину гражданской войны.


Вторая часть «Хождения по мукам» явилась — как проницательно заметил уже по первым главам И. И. Скворцов-Степанов — одним из крупнейших произведений конца 20-х годов. Вместе с тем «Восемнадцатый год» знаменовал полный переход писателя на позиции  реализма.


Писатель предполагал, сделав небольшой перерыв, продолжить работу над трилогией. В конце лета 1928 года, после отдыха в Кисловодске, он отправился в Ростов, Синельниково, Днепропетровск. Отсюда он намеревался проехать в Запорожье и Гуляй-Поле — места, связанные с махновщиной. Еще в 1922 году, в Германии, Толстой рассказывал Наталье Васильевне, что «серьезно озабочен дальнейшей судьбою сестер. Одну надо провести благополучно через всю трилогию (Дашу), другая должна окончить трагически (Катя). Но ему по-человечески жаль губить Катю».


В этих условиях писатель решил отложить работу над завершающим томом трилогии. «Слишком много острых мест и наиострейшее это — крестьянское движение, — махновщина и сибирская партизанщина, которые корнями связаны с сегодняшним днем», — писал Толстой В. П. Полонскому.


Но работа над романом о гражданской войне, раздумья над судьбами страны в настоящем заставили писателя вновь обратиться к историческому прошлому, к Петровской эпохе.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"