Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Владимир Семенович Высоцкий

9.05.2010

Владимир Семенович Высоцкий родился 25 января 1938 года в Москве в семье военнослужащего. В начале Великой Отечественной войны с матерью Ниной Максимовной эвакуировался в Оренбургскую область. Летом 1943 года они возвращаются в Москву.


В 1955 году В. Высоцкий заканчивает среднюю школу и поступает в Московский инженерно-строительный институт имени В. В. Куйбышева, из которого уходит, не проучившись года. В 1956 году поступает в Школу-студию МХАТ имени В. И. Немировича-Данченко на актерское отделение, где занимается у Б. И. Массальского и А. М. Комиссарова. В 1960 году окончив студию, он работает в Московском драматическом театре имени А. С. Пушкина и несколько месяцев – в Московском театре миниатюр. Тогда же начинается сниматься в кино. В 1960-1961 годах появляются его первые песни.


В 1964 году В. Высоцкий поступает в Московский театр драмы и комедии на Таганке, где работает до 1980 года. В 1968 году выходит первая гибкая пластинка В. Высоцкого с песнями из кинофильма “Вертикаль”, а в 1973-1976 годах еще четыре авторских диска, записанных во Франции.


Наверное, у каждого человека, знакомство с песенным творчеством Владимира Высоцкого, есть “свой собственный Высоцкий”, есть песни, которые нравятся больше других. Нравятся потому, что они чем-то роднее, ближе, убедительнее. “Свой Высоцкий” есть и у меня.


Был такой вроде бы неплохой фильм “Вертикаль”. Был и прошел. А песни, написанные Владимиром Высоцким для этого фильма, остались. Были еще фильмы, были спектакли, которые “озвучивал” Высоцкий, и очень часто песни, созданные им, оказались как бы на несколько размеров больше самого фильма или спектакля. Каждый раз у этих песен начиналась своя (и очень интересная!) жизнь. Они сразу же шли к людям, шли, будто бы минуя экран и сцену.


И особенно ясно это понимаешь, когда вслушиваешься в песни, написанные Владимиром Высоцким о войне… На мой взгляд, песня “Он не вернулся из боя” – одна из главных в творчестве Высоцкого.


В ней, помимо интонационной и психологической достоверности, есть и ответ на вопрос: почему поэт, человек, который по своему возрасту явно не мог принимать участие в войне, все-таки пишет о ней, более того – не может не писать? Песни Высоцкого о войне это, прежде всего, песни очень настоящих людей. Людей из плоти и крови. Сильных. усталых, мужественных, добрых. Таким людям можно доверить и собственную жизнь, и Родину. Такие не подведут.


У Владимира Высоцкого есть песни, которые чем-то похожу на роли. Роли из никем не поставленных и – более того – никем еще не написанных пьес. Пьесы с такими ролями, конечно, могли бы быть написаны, появиться на сцене. Пусть не сегодня, так завтра, так послезавтра. Но дело в том, что ждать до завтра Высоцкий не хотел. Он хотел играть эти роли сегодня, сейчас, немедленно! И потому сочинял их сам, сам бал режиссером и исполнителем.


Он торопился, примерял на себя одежды, характеры и судьбы других людей – смешных и серьезных, практичных и бесшабашных, реальных и выдуманных. Он влезал в их заботы, проблемы, профессии и жизненные принципы, демонстрировал их способ мыслить и манеру говорить. Он импровизировал, увлекался, преувеличивал, был дерзок и насмешлив, дразнил и разоблачал, одобрял и поддерживал. Причем все это он делал так талантливо, так убедительно, что иные даже путали его с теми персонажами, которых он изображал в своих песнях. Путали и – восторгались. Путали и недоумевали. А Высоцкий вроде бы и не обращал на это никакого внимание. Он снова и снова выходил на сцену, продолжал сочинять и петь свои – всегда неожиданные, разноплановые, злободневные – “песни-роли”. И в общем-то это уже были не роли, а, скорее, – целые пьесы со своими неповторимыми характерами, непридуманными конфликтами, точно выстроенным сюжетом.


Исполняя их, Высоцкий мог быть таким грохочущим, таким штормовым и бушующим, что людям, сидящим в зале, приходилось, будто от сильного ветра, закрывать глаза и втягивать головы в плечи. И казалось: – еще секунда – и рухнет поток, и взорвутся динамики, не выдержав напряжения, а сам Высоцкий упадет, задохнется, умрет прямо не сцене… Казалось: на таком нервном накале невозможно петь, нельзя дышать! А он пел. Он дышал.


Зато его следующая песня могла быть потрясающе тихой. И от этого она еще больше западала в душу. Высоцкий только что казался пульсирующим сгустком нервов, вдруг становился воплощением возвышенного спокойствия, становился человеком, постигшим все тайны бытия. И каждое слово звучало по-особому трепетно.


Высоцкий пробовал себя в различных интонациях. он искал для своих “пьес” все новые и новые краски, новые детали, и потому его песни имеют несколько вариантов, изменений, сокращений. И в этом – тоже он, Высоцкий, – его натура, его неудовлетворенность собой, его способ творчества.


Можно сказать, что дверь в его “творческую лабораторию” была постоянно распахнута. Он был весь на виду. Со всему удачами и неудачами, находками и приколами, сомнениями и убежденностью. Он написал много песен. И, конечно, не все они равные. Но это всегда – неровность дороги, ведущей к постижению истины, к открытию людей и, значит, – к открытию самого себя…


Он был невероятно популярен. Достать билет на его выступление было намного труднее, чем “пробиться” летом в сочинскую или ялтинскую гостиницу. Но если для нормальных людей Владимир Высоцкий был своим, был близким, необходимым и любимым актером, то мещанствующих снобов он, прежде всего, был “молодым”.


А он ненавидел мещан. Н снобов – презирал. Любых. Недаром у него есть горькая и злая песня, которая заканчивается такими словами: Не надо подходить к чужим столам И отзываться, если окликают.


Однако когда Владимира Высоцкого окликали не снобы, а люди – просто люди, – он поворачивался всем корпусом и отзывался всем сердцем!


Вспомним, к примеру, его “сказочные песни”. Те самые, которые он писал для “Алисы в стране чудес”, для кинофильма “Иван-да-Марья” и просто – для себя.


Дети, обращаясь со взрослыми, моментально распознают, кто из взрослых с ними – на равных, а кто “прикидывается” ребенком. Так вот, сочиняя свои “детские сказочные песни”, Владимир Высоцкий ребенком никогда не прикидывался. Он просто был им.


За хриплым напряженным голосом и жесткой манерой пения до поры до времени скрывалась восторженная и добрая ребячья душа, прятался человек, гораздый на выдумку и озорство, умеющий верить в чудо, и создавать его…


Можно сказать: когда я впервые услышал эти песни, у меня долго не проходило какое-то ощущение свежести, улыбки, доброты. И я еще больше поверил в истину: даже тогда, когда в начале сказки все “страшно, аж жуть! “, – в конце ее все страхи обязательно исчезают, там непременно светит солнце и торжествует добро!


По этим сказкам видно, как радостно он работал над ними, буквально “купаясь” в теме! Я даже вижу, как он улыбаясь, записывая лихие, частушки, виртуозно сделанные строки. Так поют скоморохи на сказочной ярмарке. Такого раскованного и – одновременно точного обращения со словом, непринужденного владения разговорными интонациями в стихах добиться очень трудно. А Высоцкий добивался.


Но он умел быть не только добрым. И не только покладистым.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"