Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Поэтический образ бытия в романе «Доктор Живаго»

24.04.2010

К мотиву стихии обращались многие авторы XIX-XX веков. Через внешние проявления стихии они раскрывают внутренний мир своих героев, показывают их переживания. Стихия в произведениях нередко выступает как против человека, так и заодно с ним. Вспомним стихотворение А.С.Пушкина «Бесы». Там стихия зла, вьюга, пытается погубить человека.


Мчатся тучи, вьются тучи;

Невидимкою луна

Освещает снег летучий;

Небо мутно, ночь мутна.

(«Бесы»)


Снег, как символ смерти. Огромная скорость — мчатся, вьются тучи, летит снег, все в движении, все пытается погубить, уничтожить. Вьюга — стихия

зла:

«Эй, пошел, ямщик !» — «Нет мочи:

Коням, барин тяжело;

Вьюга мне слипает очи,

Все дороги занесло…»

(«Бесы»)

А вот в лермонтовском «Мцыри» и в «Боярине Орша» стихия

близка героям:

…Когда гроза пугала вас,

Когда, столпясь при алтаре,

Вы ниц лежали на земле, —

Я убежал. О как я брат

Обняться с бурей был бы рад !

Глазами тучи я следил,

Рукою молнию ловил… («Мцыри»)


Скажи мне, что средь этих стен

Могли бы дать вы мне в замен

Той дружбы краткой, но живой,

Меж бурным сердцем и грозой ?..

(Боярин Орша)


У Лермонтова герои ( Мцыри и Арсений) как бы сроднились со стихией («и бурю братом назвал я»), они рады грозе; гроза, буря для них является символом свободы, стихия завладела их «бурным сердцем», тогда как других стихия пугает.

Многие авторы обращались к этому мотиву, чтобы передать через стихию природы чувства, мысли, ощущения, характер героев, чтобы отразить события, происходящие вокруг. (Вспомним поэму «Двенадцать» А. Блока: Там стихия — революция, а снег, вьюга — выразители этой стихии.)


В своей работе мне хотелось бы осветить основной, проходящий через все творчество Бориса Леонидовича Пастернака мотив — мотив стихии. Это и стихия любви, и стихия революции, стихия творческого вдохновения. Это стихия огня и стихия снега, холода. Это бураны, метели, вьюги, грозы. Стихия — разрушительная сила. И нельзя, наверное, говорить о стихии зла и стихии добра, ибо когда добро становится стихией, оно превращается во зло. Свет свечи в романе «Доктор Живаго» — это маяк, тепло, добро, но его нельзя назвать стихией огня, это маленькое пламя само беззащитно перед стихией, она задует, загубит, сметет его. Стихия огня — это пожар, бушующий, пожирающий все кругом. Горящая свеча, огонь костра или огонь в камине — человек контролирует стихию огня, и не дай Бог ей вырваться наружу.


Или возьмем любовь — она может быть как великим счастием, так и великим бедствием. Любовь, страсть — великая стихия, которой подчиняется все вокруг, и она может долго гореть ровным пламенем свечи, согревая и освещая жизнь, а может вспыхнуть пожаром, сжечь дотла, погубить.


Любовь Юрия к Тоне — это свеча, которая согревает его жизнь, а любовь к Ларе обжигает, подчиняет, заставляет забыть обо всем, делает спо-

собным на любые поступки. Слабый, безвольный Юрий Живаго во имя любви к Ларе бежит из партизанского лагеря, во имя своей любви он, наверное впервые в жизни, принимает решение и отпускает, скорее даже отправляет, Лару с Комаровским, считая, что так ей будет лучше.


В романе «Доктор Живаго» одна стихия — революция — порождает новые и новые. И эти стихии захватывают людей, несут их, перемешивают в своем потоке, вершат их жизни.

За основу своей работы я возьму творчество Бориса Леонидовича Пастернака, и основной целью моего исследования будет его роман «Доктор Живаго», который, на мой взгляд, является как бы итогом творчества писателя. Всю свою жизнь он шел к написанию своей «большой прозы», которой стал этот роман, и мне кажется, будет не лишним дать историю создания этого произведения, ведь над ним Пастернак работал, словно подгоняемый некой стихией, он писал роман несмотря на все трудности и испытания, которые посылала ему жизнь.


С 1918 года Борис Пастернак неоднократно начинает писать прозу о судьбе своего поколения и каждый раз по разным причинам вынужден прекращать работу. За это время в стране происходят большие изменения, меняется и замысел автора. В письмах Пастернак нередко упоминает о своих начинаниях, он не раз говорит о творческом подъеме: «Потом я некоторое время поработаю свое, для себя… Мне хочется написать пьесу и повесть, поэму в стихах и мелкие стихотворения. Это настроение, может быть, предсмертное, последнего года и последних довоенных месяцев, которое еще ярче разгорелось в войну».

В октябре 1945 года Пастернак приезжает в Москву, где он конкретизирует свои планы, и его проза видится ему теперь по-новому. Появляются первые наброски, стихия творческого вдохновения, если можно так выразиться, завладела им. Вот что он пишет Ольге Фрейденберг: «Я начал большую прозу, в которую хочу вложить самое главное, из-за чего у меня «сыр-бор» в жизни загорелся, и тороплюсь, чтобы ее кончить к твоему летнему приезду и тогда прочесть». Подтверждение этого плана мы можем увидеть в письме Бориса Леонидовича к Н. Я. Мандельштам: «Я хочу написать прозу обо всей нашей жизни от Блока до нынешней весны, по возможности в десяти — двенадцати главах, не больше. Можете себе представить, как торопливо я работаю и как боюсь, что что-нибудь случится до окончания моей работы!»


Сменив несколько названий: «Мальчики и девочки», «Свеча горела», — роман к осени 1946 года был назван «Доктор Живаго». Первую главу романа Пастернак читал 1 августа 1946 года дома. Были приглашены Асмусы и К. А. Федин.


К концу 1947 года были написаны десять стихотворений Юрия

Живаго, а летом 1948 года впервые четыре части романа были перепечатаны, и десять копий перечитывались и пересылались. В то же время Пастернак


вынужден подрабатывать переводами. С августа 1948 года он начинает перевод «Фауста» Гете, который увлек Бориса Леонидовича, и он пытается проникнуть в особенности, в магию лирики Гете. Фауст — заклинатель стихий, судеб, духов прошлого и будущего. Это произведение было настолько близко Пастернаку, его душевному состоянию, что он стремился сделать русского Фауста, и даже думал назвать свой роман «Опыт русского Фауста». Осенью 1952 года Борис Леонидович попадает в больницу с обширным инфарктом миокарда, а после болезни, в санатории Болшево, он снова берется за работу.

В 1954 году в четвертом номере «Знамени» появляется десять стихотворений Юрия Живаго и вступительная заметка автора: «Борис Пастернак. Стихи из романа в прозе «Доктор Живаго». Роман предположительно будет дописан летом. Он охватывает время от 1903 до 1929 года, с эпилогом, относящимся к Великой Отечественной войне. Герой — Юрий Андреевич Живаго, врач, мыслящий, с поисками, творческой и художественной складки, умирает в 1929 году. После него остаются записи и среди других бумаг напи- санные в молодые годы, отдельные стихи, часть которых здесь представляется и которые во всей совокупности составляют последнюю, заключительную главу романа».

В конце 1955 года Пастернак вносит последние поправки в рукопись.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"