Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Сказки Андерсена и фольклорная сказочная традиция

25.04.2010

С детства в наше сознание, в наш читательский опыт входят волшебные сказки. И если читателю разного возраста предложить перечислить героев именно волшебной сказки, то, несомненно, ими окажутся в первую очередь мифологические персонажи – Баба Яга, Кощей Бессмертный, Змей и т.д. Эти герои созданы народным сознанием именно как мифологические, чаще всего персонифицирующие те или иные явления природы.


Мифологический образ может являться источником не только фольклорных, но и авторских литературных произведений. В мировой литературе мы часто встречаемся с такими примерами.


Особый интерес для исследователя представляет сопоставление героев в их фольклорном варианте и авторской литературе, где главной проблемой является проблема их адекватности. Так, например, можно увидеть особенности образа Кощея Бессмертного в варианте В.А. Жуковского «Сказка о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея Бессмертного и о премудростях Марьи-царевны, Кощеевой дочери» по отношению к Кощею – герою многих народных сказок.


Наше внимание привлёк образ особого мифологического существа – русалки, которую сегодняшние дети знают не столько по сказкам, сколько по Диснеевским мультфильмам. В фольклоре русалки – героини легенд, преданий, поверий, обрядов и обычаев народов разных стран. Они живут в водной стихии, отличаются от человека рыбьим хвостом и вступают с человеком в сложные отношения.


Этот мифологический персонаж в фольклорных сказках встречается очень редко. А вот в литературной сказке он получил более широкое распространение – В.А. Жуковский, А.С. Пушкин, В.В. Набоков, И.В. Гёте и другие. И, конечно, всемирно известна русалка, вернее, русалочка, созданная талантом и фантазией великого датского сказочника Х.-К. Андерсена.


Задачей нашей работы является сопоставление мифологических представлений о русалках с художественным образом сказки Х.-К. Андерсена. Обращение к русальской мифологии убеждает нас в неоднозначности этого образа и по происхождению, и по отношению к человеку.


Цель данного исследования заключается в том, чтобы определить, в какой степени датский писатель Х.-К. Андерсен использует в своей сказке «Русалочка» мифологический образ, как его интерпретирует, как и почему изменяет и разрушает его. Почему после сказки Андерсена русалка теряет в сознании читателя агрессивное, враждебное человеку начало? Почему именно эта героиня удостоилась быть воплощённой в бронзе и стать символом столицы Дании – Копенгагене?


В своей работе мы обращались к русальской мифологии, к многообразию видов этих мифических героинь, к обрядам и обычаям, с ними связанным. Сопоставление мифологического образа и образа героини сказки Андерсена занимает значительное место в нашей работе.


На карте мира есть небольшая скандинавская страна Дания, в которой жил и творил великий сказочник Ханс-Кристиан Андерсен.


В Дании все напоминает об Андерсене. В столице Дании Копенгагене в Королевском саду стоит памятник Андерсену; вход в Копенгагенский порт охраняет статуя Русалочки, героини одной из самых чудесных сказок Андерсена.


В Оденсе, городе, где родился Андерсен, есть Сад его имени, как его еще называют, Сад сказки. В этом саду стоит памятник писателю и скульптура “Дикие лебеди”, созданная по мотивам его одноименного произведения. В Оденсе находится Дом-музей Андерсена. Тут собраны бесценные рукописи и редчайшие издания сказок на разных языках – плод пятидесятилетней напряженной работы.


“Ханс-Кристиан Андерсен является подлинно национальным, самобытным писателем, неотделимым от его родных цветущих островов. В сознании датчан он неразрывно связан с историей Дании, с ее традициями, природой, характером народа, с его своеобразной склонностью к юмору”, – так говорил в 1955 году, через 80 лет после смерти великого сказочника, его соотечественник, писатель Ханс Шерфиг. В самом деле, никому из детских писателей девятнадцатого века не удалось с такой полнотой воссоздать в своих произведениях свою страну и свой народ, как это сделал Андерсен.


Ханс-Кристиан Андерсен – один из немногих писателей мировой литературы, сумевших до конца отразить свое время, выразить свое отношение к вещам, свои мысли, чувства, свое мировоззрение не в романах, рассказах, а только в сказке.


В первой половине девятнадцатого века, вслед за немецкими романтиками, в Норвегии, Швеции и Дании развертывается широкое собирание и изучение народных сказок. Интересно отметить, что наряду с совершенно самобытными сказками в сборниках, выходящих в середине века, широко представлены и сказочные сюжеты, имеющие всемирное распространение и, в частности, нашедшие место в собраниях немецких народных сказок братьев Гримм “Сказка о трех лесных мужичках”, “Белоснежка” и другие.


Однако сюжеты своих сказок Андерсен черпал прежде всего не из книг, а из воспоминаний детства.


“Моя родина Дания, – говорит он в автобиографии, – поэтическая страна, богатая народными сказками, старинными песнями, историческим прошлым…”


В детстве Андерсен часто слушал сказки из уст бедных старух богаделок, занятых рукоделием, и его первые сказки, такие, как “Огниво” или “Маленький Клаус и Большой Клаус”, явились пересказом этих, когда-то им слышанных народных сказок. С 1835 года Андерсен начинает печатать собрания своих сказок, причем вскоре к ним добавляется все нарастающее количество самостоятельно созданных сказок, в которых раскрывается вся безграничная творческая фантазия Андерсена, все богатство его наблюдений реального мира, его поэтический взгляд на жизнь, его любовь к людям.


Сам Андерсен говорил о мире своих сказок следующее: “Сказочная поэзия – это самая широкая область поэзии, она простирается от кровавых могил древности до разноцветных картинок простодушной детской легенды, вбирает в себя народную литературу и художественные произведения, она для меня представительница всякой поэзии, и тот, кто ею овладел, может вложить в нее и трагическое, и комическое, и наивное, и иронию, и юмор, к услугам его и струны лиры, и лепет ребенка, и речь естествоиспытателя”.


В тематике своих сказок, в их образах Андерсен выхолит далеко за пределы той архаической действительности, которая отразилась в датских народных сказках. И все это потому, что сказка была для Андерсена не литературным понятием, не жанром (вернее, не только жанром), не совокупностью фантастических событий, а чем-то значительно большим.


В сказке Андерсен нашел форму, в которой он органически сумел выразить свое отношение к жизни. Сказка в какой-то мере явилась для него способом видеть мир, способом познания мира.


Когда речь идет о литературной сказке, то зачастую принято судить об этом жанре так, словно он – не в пример другим – свободен от законов, свойственных литературе вообще, всецело определяется якобы произволом фантазии художника. Такое понимание сказки на самом деле в корне противоречит ее существу.


Сказка всегда связана с реальностью: и по содержанию, раскрывая основные коллизии – борьбу Добра со Злом, Правды с Кривдой, Трудолюбия и Тунеядства; и по своей направленности, выдвигая перед человеком высокие моральные идеалы и уча его руководствоваться ими.


Страницы: 1 2 3


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"