Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Тициан Вечелли

1.07.2011

В 1508 году в художественной жизни Венеции произошло примечательное событие. Художник Джорджоне окончил росписи фасада Немецкого подворья (Фондако деи Тедески), поразившие современников свободой и совершенством живописной манеры, непривычными светскими сюжетами, глубиной и богатством красок, величавой обобщённостью языка. Эти фрески, вызвавшие столь живое восхищение венецианцев, принесли в город дыхание новой эпохи — Высокого Возрождения. Но источники рассказывают, что знатоки особенно хвалили росписи не главного, а бокового фасада Фондако. И они с удивлением узнали, что их автором был не Джорджоне, а его совсем юный помощник Тициан Вечелли из Кадоре. Так впервые прозвучало в Венеции имя, которое составило эпоху в искусстве Италии.


Его творческая жизнь охватывает почти три четверти трагического и бурного шестнадцатого столетия. Тициану довелось увидеть Италию и в годы наивысшего подъёма, и в годы глубокого кризиса всей культуры Возрождения.


Тициан не был уроженцем Венеции. Его родиной был маленький городок Пьеве ди Кадоре, затерявшийся среди крутых пиков живописных и суровых Доломитовых Альп на самом севере венецианских владений. Точно не известен даже год его рождения. Вероятно, художник родился около 1488 – 1490 годов. Семья Вечелли была одной из самых старинных и известных в городе. Представители семьи Вечелли из поколения в поколение занимали видные посты в городском магистрате и были преданы Венецианской республике.


Тициан и его брат Франческо уже в детстве получили разностороннее образование. А в 9 – 10 лет родители отправили их в Венецию учиться живописи. Тициан очутился в атмосфере сложной и блестящей культуры, большого искусства.


Венеция, с которой была связана вся долгая жизнь Тициана, являлась центром яркой и своеобразной культуры. Богатейшая и могущественная венецианская республика вступила в эпоху Возрождения позже, чем ведущие центры итальянской культуры. В Венецию возрождение пришло стихийно, без резкого переворота в культуре, без теоретического обоснования нового мировоззрения.


Первым учителем Тициана был мозаист Себастьяно Дольче. Затем он учился у братьев Беллини. В 1507 году Тициан поступил в мастерскую Джорджоне.


Самая ранняя картина Тициана — “Бегство в Египет” (около 1507 года). За годы совместной работы с Джорджоне Тициан приобщился к мягкому языку Высокого Возрождения, его образы приобрели тонкую, поэтическую одухотворённость, мягче стала красочная гамма.


Очень важным этапом формирования творческой личности Тициана было его пребывание в Падуе. Тициан переехал в этот город в 1511 году, спасаясь от эпидемии чумы. Падуя раскрыла перед Тицианом новый мир искусства. Фрески Джотто, росписи Мантеньи приобщили Тициана к “большому стилю” раннего Возрождения, к лаконичной собранности языка великих монументалистов 14 – 15 веков, всему грандиозному духу их искусства, полного героической значительности.


В декабре 1511 года он закончил в Падуе три фрески в помещении братства Св. Антония. Вышедший из школы, где традиции монументальной живописи были развиты мало, Тициан предстаёт перед нами как настоящий монументалист. Всё в его фресках приобретает особую весомость, собранность, значительность. Композиции строятся на крупных, обобщённых образах, фигуры героев придвигаются вплотную к зрителю, вырисовываются на фоне пейзажа монументальными силуэтами. Эта обобщённость языка сочетается с чисто венецианской мягкостью цветовых сочетаний, придающей тициановским фрескам особую свежесть и привлекательность. Если в те же годы Рафаэль и Микеланджело воплощают в своих фресках некий синтез действительности, то Тициан переносит действие религиозной легенды в современность, создавая своеобразные исторические картины.


Особенно значительна фреска “Чудо с новорождённым”. Перед нами предстают полные величия и в то же время почти портретные фигуры монахов, нарядных юношей, знатных дам. Новорождённый, которого высоко поднимает упавший на колени Антоний, защищает свою мать — гордую белокурую венецианку.


Падуанские фрески показывают острый интерес Тициана к портрету, впоследствии ставшего одним из излюбленных им жанров.


Великолепно полотно “Любовь небесная и земная” (Рим, галерея Боргеде, около 1515 года). Название картины условно; в 17 веке её называли “Красота приукрашенная и неприкрашенная”. Было предпринято много попыток расшифровать сюжет картины: её считали и воплощением неоплатонической идеи любви, и изображением Венеры и Медеи или Венеры и Елены, пытались связать её сюжет с античным мифом об Адонисе. О том, что картина связана с образом Венеры, свидетельствует и фигура Амура, вылавливающего цветы из воды, и шиповник — атрибут Венеры. На зелёной лужайке находится мраморный саркофаг, наполненный водой. Восседающие на нём прекрасные женщины — золотовласая венецианка в роскошном наряде и порывисто склонившаяся к ней обнажённая богиня, над плечом которой взметнулся вишнёво-красный плащ. Величава природа — долина, по которой мчатся охотники, озеро с изрезанными берегами, небо с многочисленными облаками.


В эти годы Тициан ещё не открыл всю эмоциональную и выразительную мощь красочной стихии; он пишет ещё в тонкой и бережно сплавленной манере, сливая мазки в эмалевую поверхность, чисто и спокойно прорисовывая контуры.


Конец 10 – начало 20 годов 16 века является важнейшим рубежом в творчестве Тициана. Это время завершения поисков ранних лет и начала творческой зрелости. Он становится признанным главой венецианской школы, получает должность официального художника республики святого Марка. Слава его уже распространилась за пределы Венеции.


В 1516 – 1518 годах создана гигантская (6,9х3,6 м) алтарная композиция “Ассунта” (“Вознесение Марии”), ознаменовавшая переворот в искусстве Венеции. Написана картина маслом на доске. В ней нет величавого покоя, ощущения тихого счастья (как в традиционных венецианских алтарных картинах). Перед нами предстаёт мир титанов, полный бурного движения. В центре картины на тяжёлой гирлянде облаков и ангелов плавно и царственно возносится к небу Мария.


Картина Тициана ошеломила заказчиков — монахов церкви Фрари настолько, что они сначала не согласились ее принять: столь дерзко-кощунственной она им показалась.


Картина “Динарий Кесаря” (Дрезденская галерея) удивительно проста, но это лишь кажущаяся простота. Художник сопоставляет две фигуры. Фарисей, появляясь справа из-за рамы картины, протягивает золотую монету. Обернувшись к искусителю, Христос смотрит на него внимательно и рассеянно. Фигура Христа излучает спокойствие и особую внутреннюю силу. Он наделён душевной тонкостью и подлинным благородством. Лицо Христа написано особенно легко и прозрачно, оно как бы светится изнутри. Христос Тициана — это не испепеляющий своей духовной силой титан, а человек, полный душевной красоты. В фигуре Фарисея всё нарочно конкретно. Христос принадлежит к миру светлого идеала, Фарисей же — к миру реальной действительности.


Стремление познать личность человека во всей сложности и контрастах заставляет Тициана более пристально вглядываться в современников. Он ищет в облике героя неповторимость, личное начало. Всё это находит отражение в тициановских портретах 20-х годов.


Колоссальное произведение “Введение во храм” (3,46х7,95 м), написанное в 1534 – 1538 годах переносит нас на площадь итальянского города. Вверх поднимаются громады пышного ренессанского дворца; на заднем плане вздымаются горные кручи и сизо-голубые вершины Доломитовых Альп. На первом плане современники Тициана: светловолосые патрицианки, сенаторы, простолюдины, у подножия лестницы, по которой неторопливо и торжественно шествует маленькая Мария, сидит старая торговка. Но это далеко не жанровая картина. Фигуры героев полны величия. Маленькая, полная детской прелести Мария естественно и величаво смотрится на фоне огромного здания.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"