Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Гротеск в изображении города Глупова

6.08.2011

Творчество Салтыкова-Щедрина, демократа, для которого самодержавно-крепостнический строй, царящий в России, был абсолютно неприемлем, имело сатирическую направленность. Писателя возмущало русское общество рабов и господ, бесчинство помещиков, покорность народа, и во всех своих произведениях он обличал язвы общества, жестоко высмеивал его пороки и несовершенства.


Так, начиная писать Историю одного города, Салтыков-Щедрин поставил перед собой цель обличить уродство, невозможность существования самодержавия с его общественными пороками, законами, нравами, высмеять все его реалии.


Таким образом, История одного города произведение сатирическое, доминирующим художественным средством в изображении истории города Глупова, его жителей и градоначальников является гротеск, прием соединения фантастического и реального, создающий абсурдные ситуации, комические несоответствия. По сути, все события, происходящие в городе, являются гротеском. Жители его, глуповцы, ведущие свой род от древнего племени головотяпов, не умевших жить в самоуправлении и решивших найти себе повелителя, необычайно начальстволюбивы. Испытывающие безотчетный страх, неспособные самостоятельно жить, они чувствуют себя сиротами без градоначальников и считают спасительной строгостью бесчинства Органчика, имевшего в голове механизм и знавшего только два слова не потерплю и разорю. Вполне обычны в Глупове такие градоначальники, как Прыщ с фаршированной головой или француз Дю-Марио, при ближайшем рассмотрении оказавшийся девицей. Однако своей кульминации абсурдность достигает при появлении Угрюм-Бурчеева, прохвоста, задумавшего охватить всю вселенную. Стремясь реализовать свой систематический бред, Угрюм-Бурчеев пытается все в природе сравнять, так устроить общество, чтобы все в Глупове жили по придуманному им самим плану, чтобы все устройство города было создано заново по его проекту, что приводит к разрушению Глупова его же жителями, беспрекословно выполняющими приказания прохвоста, и далее к смерти Угрюм-Бурчеева и всех глуповцев, следовательно, исчезновению заведенных им порядков, как явления противоестественного, неприемлемого самой природой.


Так с помощью использования гротеска Салтыков-Щедрин создает логическую, с одной стороны, а с другой стороны комически-нелепую картину, однако при всей своей абсурдности и фантастичности История одного города реалистическое произведение, затрагивающее множество злободневных проблем. Образы города Глупова и его градоначальников аллегоричны, они символизируют самодержавно-крепостническую Россию, власть, в ней царящую, русское общество. Поэтому гротеск, используемый Салтыковым-Щедриным в повествовании, это еще и способ обличить отвратительные для писателя, уродливые реалии современной ему жизни, а также средство выявления авторской позиции, отношения Салтыкова-Щедрина к происходящему в России.


Описывая фантастически-комическую жизнь глуповцев, их постоянный страх, всепрощающую любовь к начальникам, Салтыков-Щедрин выражает свое презрение к народу, апатичному и покорно-рабскому, как считает писатель, по своей при роде. Единственный лишь раз в произведении глуповцы были свободны при градоначальнике с фаршированной головой. Создавая эту гротесковую ситуацию, Салтыков-Щедрин показывает, что при существующем общественно-политическом строе народ не может быть свободен. Абсурдность же поведения сильных (символизирующих реальную власть) мира сего в произведении воплощает беспредел и произвол, чинимый в России высокопоставленными чиновниками. Гротесковый образ Угрюм-Бурчеева, его систематический бред (своеобразная антиутопия), который градоначальник решил во что бы то ни стало воплотить в жизнь, и фантастический конец правления реализация идеи Салтыкова-Щедрина о бесчеловечности, противоестественности абсолютной власти, граничащей с самодурством, о невозможности ее существования. Писатель воплощает мысль о том, что самодержавно-крепостнической России с ее безобразным укладом жизни рано или поздно придет конец.


Так, обличающий пороки и выявляющий нелепость и абсурд реальной жизни гротеск передает особую злую иронию, горький смех, характерный для Салтыкова-Щедрина, смех сквозь презрение и негодование. Писатель порой кажется абсолютно безжалостным к своим героям, чересчур критичным и требовательным к окружающему миру. Но, как говорил Лермонтов, лекарство от болезни может быть горьким. Жестокое обличение пороков общества, по мнению Салтыкова-Щедрина, единственное действенное средство в борьбе с болезнью России. Осмеяние несовершенств делает их очевидными, понятными для всех. Неверно было бы говорить, что Салтыков-Щедрин не любил Россию, он презирал недостатки, пороки ее жизни и всю свою творческую деятельность посвятил борьбе с ними.


Объясняя Историю одного города, Салтыков-Щедрин утверждал, что это книга о современности. В современности он видел свое место и никогда не считал, что созданные им тексты будут волновать его далеких потомков. Однако обнаруживается достаточное количество причин, благодаря которым его книга остается предметом и поводом для объяснения событий современной читателю действительности.


Одной из таковых причин, несомненно, является прием литературного пародирования, который активно использует автор. Особенно это заметно в его Обращении к читателю, которое написано от лица последнего архивариуса-летописца, а также в Описи градоначальников.


Объектом пародирования здесь являются тексты древнерусской литературы, и в частности Слово о полку Игореве, Повесть временных лет и Слово о погибели земли Русской. Все три текста были каноническими для современного писателю литературоведения, и необходимо было проявить особую эстетическую смелость и художественный такт, для того чтобы избежать вульгарного их искажения. Пародия особый литературный жанр, и Щедрин выказывает себя в нем истинным художником. То, что он делает, он делает тонко, умно, изящно и смешно.


Не хочу я, подобно Костомарову, серым волком рыскать по земли, ни, подобно Соловьеву, шизым орлом ширять под облакы, ни, подобно Пыпину, растекаться мыслью по древу, но хочу ущекотать прелюбезных мне глуповцев, показав миру их славные дела и преподобный тот корень, от которого знаменитое сие древо произошло и ветвями своими всю землю покрыло. Так начинается глуповская летопись. Величественный текст Слова… писатель организует совершенно по-другому, поменяв ритмический и смысловой рисунок. Салтыков-Щедрин, используя современные ему канцеляризмы (в чем, несомненно, сказалось то, что он исправлял в г. Вятке должность правителя губернской канцелярии), вводит в текст имена историков Костомарова и Соловьева, не забыв при этом и своего приятеля литературоведа Пыпина. Таким образом, пародируемый текст придает всей глуповской летописи некое достоверное псевдоисторическое звучание, почти фельетонную трактовку истории.


А для того чтобы окончательно ущекотать читателя, чуть ниже Щедрин создает густой и сложный пассаж по мотивам Повести временных лет. Вспомним щедринских головотяпов, которые обо все головами тяпают, гущеедов, долбеж-ников, рукосуев, куралесов и сопоставим с полянами, живущими сами по себе, с радимичами, дулебами, древлянами, живущими по-скотски, звериным обычаем, и кривичами.


Историческая серьезность и драматизм решения о призыве князей: Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами становится у Щедрина исторической несерьезностью. Ибо мир глуповцев это мир перевернутый, зазеркальный. И история их зеркальная, и законы ее зеркальные действуют по методу от противного. Князья не идут владеть глуповцами. А тот, кто наконец соглашается, ставит над ними своего же глуповского вора-новатора. И строится преестественное украшенный город Глупов на болоте в унылом до слез пейзаже. О, светло-светлая и прекрасно украшенная, земля Русская! возвышенно восклицает романтический автор Слова о погибели земли Русской.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"