Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Исторический образ Бориса Годунова

11.06.2011

Предки Годунова — природные костромичи, издавна служили боярами при московском дворе. Старшая ветвь рода, Сабуровы, процветала до времени Грозного, тогда как младшие ветви, Годуновы и Вельяниновы, захирели и пришли в упадок. Бывшие костромские бояре Годуновы со временем стали вяземскими помещиками. Вытесненные из узкого круга правящего боярства в разряд провинциальных дворян, они перестали получать придворные чины и ответственные воеводские назначения.


Борис Годунов родился незадолго до покорения Казани, в 1552 году. Его отец, Фёдор Иванович, был помещиком средней руки. Служебная карьера Фёдору не удалась. Фёдор и его брат Дмитрий сообща владели небольшой вотчиной в Костроме. В жизни Бориса это сыграло особую роль. После смерти отца его взял в свою семью дядя. Не только родственные чувства и ранняя кончина собственных детей побудили Дмитрия Ивановича принять особое участие в судьбе племянника. Важно было не допустить раздела последнего родового имения. Невысокое служебное положение и худородство, можно сказать, спасли Годуновых в дни, когда разразилась опричная гроза. Дмитрий Годунов пережил все испытания и попал в опричный корпус в момент его формирования. Царь стремился вырваться из старого окружения. Ему нужны были новые люди, и он распахнул перед ними двери дворца. Так скромный вяземский помещик стал придворным. Служебные успехи дяди пошли на пользу племяннику Борису.


Дмитрий Годунов не принадлежал к плеяде учредителей опричнины. Свой первый думный чин он получил благодаря случайному обстоятельству — внезапной смерти постельничего Наумова. Годунов занял вакантный пост главы Постельного приказа в то время, когда первые страницы опричной истории были уже заполнены.


Теперь ободрённые успехами царя бояре требовали полной отмены опричнины. Верхи феодального сословия выражали недовольство. Трон зашатался. Иван тщетно искал примирения с земщиной. И тут испуганные вожди опричнины впервые прибегли к массовым казням. Волна террора вынесла на поверхность таких авантюристов, как Малюта Скуратов и Василий Грязной. Малюта Скуратов занимал одну из низших ступеней в монашеской иерархии: он числился пономарём. Но слава о его подвигах облетела всю страну. Последними жертвами опричнины стали её собственные творцы. Среди высших дворцовых чинов уцелел один постельничий Годунов. Союз Скуратова и Годунова возник под крышей Постельного приказа. Постельничим мог быть лишь расторопный и вездесущий человек, способный обставить жизнь царской семьи с неслыханной роскошью. Дмитрий Годунов вполне подходил для такой роли. Царь Иван дорожил домашними удобствами и не мог обойтись без его услуг. Постельный приказ отвечал за охрану царских покоев в ночное время. Руководствуясь политическим расчётом, Скуратов выдал дочь за племянника Дмитрия Годунова. Так Борис оказался зятем всесильного шефа опричников.


В. О. Ключевский писал некогда, что Борис Годунов не запятнал себя службой в опричнине и не уронил себя в глазах общества. Но это не совсем верно. На самом деле Борис надел опричный кафтан, едва достигнув совершеннолетия. На службе в ведомстве дяди он вскоре же получил свой первый придворный чин. В качестве стряпчего Борис исполнял при дворе камергерские обязанности. Тревожное опричное время мало благоприятствовало образованию Бориса. Младшие современники считали его вовсе неграмотным. Но как бы то ни было, в юности Борис получил лишь зачатки образования. Современники не могли простить ему плохого знания Священного писания. Так что по меркам XVI века Годунов был малообразованным господином. С отменой опричнины и смертью Малюты жизнь двора претерпела большие перемены. Не сумев сохранить родство с царевичем Иваном, Годуновы решили утвердиться при дворе его младшего брата — царевича Фёдора. Вступая в пятый брак, царь Иван объявил, что намерен женить младшего сына. Дмитрий Годунов поспешил взять дело в свои руки и сосватал царевичу свою племянницу Ирину Годунову. Все пороки Фёдора не имели большого значения в глазах постельничего и его племянника. Царь Иван, разгромив мнимый заговор в “дворовой” думе, занялся организацией новой опричнины, получившей наименование “удела”. Под конец жизни царь почти вовсе перестал пополнять обе думы боярами. Исключение было сделано для одних Годуновых. Бывший вяземский помещик Дмитрий Годунов удостоился боярского чина. Его многолетняя служба в составе опричнины, “двора” и “удела” получила высшую оценку. За тридцатилетним Борисом Годуновым не числилось никаких государственных заслуг, но и его царь возвёл в боярское достоинство. Царь постоянно возлагал на Годуновых заботу о младшем сыне. Отправляясь в военные походы, он оставлял Фёдора в безопасном месте под их присмотром. Положение Бориса было весьма почётным, но оно ограничивало поле его деятельности стенами дворца. И Борис усердно постигал тайны дворцовых интриг.


В конце Ливонской войны в царской семье произошли события, круто изменившие судьбу Годуновых. В ноябре 1581 года царь поссорился со старшим сыном и в припадке гнева избил его. От страшного нервного потрясения и побоев царевич Иван слёг и вскоре умер. Смерть старшего брата открыла перед Фёдором путь к трону. Окружению Фёдора эта смерть была исключительно выгодна.


Завещание Грозного нанесло смертельный удар честолюбивым замыслам Годуновых. В качестве ближайших родственников Фёдора они готовились теперь забрать бразды правления в свои руки. Чтобы достичь власти, оставалось сделать один шаг. Именно в этот момент на их пути возникла непреодолимая преграда, воздвигнутая волей царя Ивана — регентский совет. При жизни Грозного его воля оказывала на события решающее влияние. Но с его смертью — а скончался Иван IV в марте 1584 года — всё переменилось. Опасаясь волнений, правительство пыталось скрыть правду от народа и объявило, будто есть ещё надежда на выздоровление государя. Но, несмотря на старания властей, весть о смерти царя всё-таки распространилась по городу и вызвала волнение в народе. Страх перед назревшим восстанием побудил бояр поспешить с решением вопроса о преемнике Грозного. Глубокой ночью они принесли присягу наследнику — царевичу Фёдору. 31 мая 1584 года столица торжественно отпраздновала коронацию нового царя. Фёдора короновали по чину венчания византийских императоров. Долгая церемония утомила его. Не дождавшись окончания коронации, он передал шапку Мономаха боярину князю Мстиславскому, а тяжёлое золотое яблоко (“державу”) — Борису Годунову. Этот ничтожный эпизод потряс присутствовавших. В дни коронации Фёдор возвёл шурина в чин конюшего.


Успех Бориса нельзя объяснить одним лишь родством с царской семьёй. В неустойчивой обстановке первых дней царствования влияние Фёдора на дела управления было ничтожным. Тридцатидвухлетнему Борису помогла, прежде всего, его политическая изворотливость. Годунов поспешил отвернуться от покровителя, сподвижника и свояка Бельского, как только понял, что дело того проиграно. Более важное значение имело для него покровительство земских бояр. А земщина не простила Годунову его опричного прошлого. Чем выше он возносился, тем острее чувствовал непрочность своего положения. Борис прекрасно понимал, что кончина Фёдора привела бы к быстрому крушению его карьеры, и лихорадочно искал выхода. Фёдор обладал слабым здоровьем и ему предрекали короткую жизнь. В начале 1585 года Годунов направил несколько доверенных лиц в Вену и тайно предложил обсудить вопрос возведения австрийского принца на московский трон. Царь Фёдор выздоровел, а переговоры получили огласку. Фёдор был оскорблён до глубины души. Безоблачные до того отношения между родственниками омрачились. Судьба Годуновых, казалось, висела на волоске. Лагерь его сторонников таял на глазах. Причина неудачи Бориса не была тайной. Борис распустил “дворовую” охрану и тем самым лишился важного инструмента по поддержанию порядка. Он не мог эффективно контролировать положение в столице.


Страницы: 1 2 3 4 5


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"