Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Сознание и его структура

18.06.2011

И. П. Павлов, комментируя случай, когда обезьяна, чтобы достать висящий высоко плод, построила из валявшихся на полу ящиков вышку, хотя никогда не видела, как что-нибудь подобное сооружают, писал, что это условным рефлексом уже назвать нельзя, что это есть начало образования знания. Описанные действия обезьяны свидетельствуют о зачатках элементарного мышления у высших животных, которое явилось предпосылкой возникновения человеческого сознания.


Однако “мышление” человекообразных обезьян обладает рядом специфически животных признаков, четко обозначающих эволюционный барьер между самыми “умными” животными и человеком. Всякое, даже наиболее сложное интеллектуальное поведение животных сохраняет свою связь с биологическими мотивами, определяется непосредственно воспринимаемыми стимулами или следами прошлого опыта и не может осуществляться, абстрагируясь от них. Поэтому поведение животных носит биологически-приспособительный характер, все их действия направлены на удовлетворение биологических потребностей. И хотя у некоторых животных, особенно у человекообразных обезьян, можно заметить развитый ориентировочно-исследовательский рефлекс, но и он в конечном счете способствует обнаружению лишь биологически важных для организма признаков. Конечно, животные обладают определенной способностью преобразовывать окружающий мир с помощью создаваемых ими орудий. Они строят себе гнезда или жилища, как это делают пчела, бобр, муравей и т. д. Но животные создают орудия только в конкретной, наглядной ситуации, не сохраняют их впрок и производят лишь то, в чем непосредственно нуждаются они сами или их детеныши. Кроме того, интеллектуальные способности животных достигают апогея лишь в общении с людьми, где ведущим выступает интеллект экспериментатора. Скажем, усвоенные обезьяной человеческие структуры знакового общения становятся ненужными в среде других обезьян, и самые “умные” из них возвращаются к естественным животным формам коммуникации.


Наличие сложной и развитой биологической потребности как стимула и мотива деятельности, в особенности у высокоорганизованных животных, предполагает и высокоразвитую форму психического отражения, достаточно сложные восприятия и представления. Но поскольку отношение к предмету у животного определено биологической потребностью, постольку предмет не отражается в форме его собственного бытия, не является объектом познания, а представляет интерес только как фактор удовлетворения органических потребностей. Психика животных выступает динамичным посредником между физиологическими потребностями, обеспечивающими выживание вида, и экологической нишей его обитания.


Выход человека за пределы природного бытия предопределил формирование качественно нового способа жизнедеятельности — предметно-практического освоения действительности. Эта деятельность предполагала создание орудий труда и установление специфических отношений между людьми в процессе этого производства. В отличие от животных человек создает орудия по заранее продуманному плану, использует их по назначению и сохраняет их. Поведение человека характеризуется способностью отвлекаться от конкретной, наглядной ситуации и поступать сознательно. Качественно иное отношение человека к внешнему миру, преобразование его потребностей обусловили появление качественно новых (духовных) мотивов и стимулов деятельности, существенное изменение сферы человеческих психических способностей. Высший уровень психики, свойственный только человеку, образует сознание.


Предыстория сознания уходит корнями в объективный процесс усложнения структуры высшей нервной деятельности, отчетливо прослеживающийся в недрах животного мира. Вопрос о биологических предпосылках и истоках сознания разработан в трудах А. Н. Леонтьева. А. Н. Леонтьев выдвинул концепцию трехстадийного развития психики, охватывающего весь процесс эволюции животного мира: стадию элементарной сенсорной психики (способность животного к отражению отдельных свойств среды в форме элементарного ощущения); стадию перцептивной психики (отражение внешней действительности в форме восприятий расчлененных образов отдельных вещей); стадию интеллекта, когда возникает отражение не только отдельных вещей, но и их отношений (ситуаций). А. Н. Леонтьев исследовал тенденцию постепенного дистанцирования психической деятельности от физиологической путем расчленения прежде целостной жизнедеятельности животных на две фазы: подготовительную (нередко биологически нейтральную) и фазу осуществления биологически значимого поведения. Первая реализуется на психическом уровне, когда “в уме” оценивается ситуация, соотносятся цели и средства ее достижения, вторая — в действии. Двухфазовая структура поведения высших животных с точки зрения психики сравнима с орудийной деятельностью (подготовкой орудий и их использованием). В то же время ее можно рассматривать как предпосылку последующего вычленения из непосредственно-биологической жизнедеятельности отражательно-информационной функции, которую в процессе антропосоциогенеза берет на себя формирующееся сознание.


В собственно биологическом аспекте физиологической основой сознания выступает высокая степень организации центральной нервной системы, прежде всего головного мозга. Однако становление и функционирование собственно человеческой психики, в отличие от психики животных, определяются не законами биологической эволюции, а закономерностями исторического развития. К социальным предпосылкам возникновения сознания относятся труд, образование человеческого общества и речь.


В процессе труда у человека фактически сложились две системы анализаторов: система опорно-двигательного аппарата и система рабочих движений рук. Человеческая рука приобрела способность к разнообразнейшим функциям. В соответствии с характером труда в качестве ведущих выделялись те, которые способствовали успешному выполнению того или иного вида деятельности. Развитие руки шло во взаимосвязи с развитием всего организма, и в первую очередь с усложнением структуры мозга и изменениями в опорно-двигательном аппарате. Специализация руки как органа труда содействовала развитию прямохождения.


В процессе труда появляются специфически человеческие отношения. Окружающие человека люди представляют для него значимость не только с точки зрения биологической (обеспечение сохранения и продолжения рода, как у животных), но и с позиций тех производственных функций, которые они выполняют. Формируется сфера качественно новых социальных потребностей, потребностей прежде всего в орудиях труда и в других людях для осуществления трудовой деятельности. Эти потребности становятся главными стимулами деятельности и подчиняют себе биологические потребности, которые из цели превращаются в средство развития собственно человеческого существования. Кроме того, сами биологические потребности качественно меняются. Способ их удовлетворения у человека теряет “животный” характер. Так, удовлетворение потребности в пище требует не только необходимого продукта, но и определенного способа его приготовления.


Страницы: 1 2 3 4


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"