Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Борьба идей в русской литературе в 18 веке

21.04.2010

Постепенно в русском обществе того времени складываются два враждующих между собой лагеря, борьба между которыми и определила всю общественную и культурную жизнь России первых десятилетий XIX в. Свободолюбивая молодежь сразу же столкнулась с реакционными защитниками феодальных порядков. Декабрист Якушкин в своих записках так говорит об этом времени:

  • «В 14 году существование молодежи в Петербурге было томительно. В продолжение двух лет мы имели перед глазами великие события, решавшие судьбы народов, и некоторым образом участвовали в них; теперь было невыносимо смотреть на пустую петербургскую жизнь и слушать болтовню стариков, выхваляющих все старое и порицающих всякое движение вперед. Мы ушли от них на 100 лет вперед».
  • Здесь еще нет речи о революционном заговоре и, как потом скажет Пушкин, еще «не входила глубоко в сердца мятежная наука». Но жить по-старому передовая и мыслящая молодежь не могла и не хотела. И дело заключалось не только в ее политических взглядах; сменилось все: жизненные идеалы, представления о смысле жизни (вспомним пушкинское «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать»), о чести и достоинстве человека, понятия о прекрасном, о дружбе, о славе, о любви, наконец, о самой поэзии.


    В русской общественной мысли и в русской литературе после 1812 г. сливались в нерасторжимом единстве и просветительские идеи и романтическое воодушевление. Передовая дворянская молодежь в Отечественной войне глубоко прониклась патриотическими чувствами, уважением и сочувствием к закрепощенному народу. Естественно, что вместе с этим она ополчилась против взглядов и нравов старого крепостнического общества, видя в нем неразумие, невежество, эгоистические интересы, вражду к свободе личности. Можно было бы привести немало свидетельств о новых мыслях и чувствах, владевших и воспитанниками Лицея, и студентами Московского университета, и многими офицерами, участниками войн с Наполеоном. В среде передовой дворянской молодежи духовно сформировался и юный Грибоедов.


    Еще в студенческие годы Грибоедов приобщается к свободолюбивым идеям и настроениям. В университете он сближается с многими из будущих декабристов. В пансионе и университете учились П. Каверин, Н. Муравьев, В. Раевский, Н. Тургенев, П. Чаадаев, А. Якубович, И. Якушкин, П. Каховский и другие, ставшие впоследствии участниками тайных политических обществ. В студенческие годы завязалась дружба Грибоедова с Чаадаевым, оказавшим своим свободомыслием несомненное влияние на духовное развитие будущего автора «Горя от ума». Вся эта молодежь живо интересовалась социальными и политическими вопросами. Вместе с другими передовыми студентами Грибоедов читает произведения Радищева, Новикова, Фонвизина, Княжнина. Как и лицеист Пушкин, он был хорошо знаком с просветительной философией XVIII в. и впоследствии в одном из своих писем нарисовал яркий образ Вольтера. В Грибоедове рано пробуждаются чувства личного достоинства, любовь к свободе, протест против крепостнических нравов.


    Отечественная война 1812 года пробудила в Грибоедове большое патриотическое чувство. Он справедливо считал, что вместе «с благими нравами» «любовь к отечеству и воинственный дух народа в защиту политического бытия своего основывают силу и прочность государства». «Находясь в звании кандидата прав Московского университета, я был готов к испытанию для поступления в чин доктора,— писал Грибоедов,— как получено было известие о вторжении неприятеля в пределы отечества нашего… Я решил тогда оставить все занятия мои и поступить в военную службу…» ‘


    Офицером Московского гусарского полка он покинул Москву 1 сентября 1812 г. в момент ухода из нее русской армии.


    Будущему писателю не довелось непосредственно участвовать в военных действиях. Но рассказы о великих событиях — о Бородинской битве и разгроме армии Наполеона, «о битве народов» под Лейпцигом, о взятии Парижа — не могли не волновать молодого офицера. И именно в эти годы, по его собственному признанию в письме к Бегичеву, в душе его возникла «любовь к добру» и он «начал дорожить… всем, что составляет истинную красоту души». Давно замечено, что Грибоедов сам оказался одним из прототипов Чацкого.


    По возвращении из армии в 1817 г. Грибоедов поступает на службу в Коллегию иностранных дел, куда по окончании Лицея был зачислен и Пушкин. Время пребывания Грибоедова в Петербурге совпало с ранним периодом декабрьского движения. Как уже указывалось, общение Грибоедова с будущими декабристами началось еще в университетские годы. В Петербурге он также встречался с членами тайного политического общества, в которое входили и друзья писателя; среди них П. Катенин — основатель военного общества, примыкавшего к «Союзу спасения», ему принадлежали песни, выражавшие резкий протест против самодержавно-крепостнического строя:

  • Отечество наше страдает
  • Под игом твоим, о злодей!
  • Коль нас деспотизм угнетает,
  • То свергнем мы трон и царей.
  • Участником тайного общества был в эту пору друг Грибоедова С. Н. Бегичев. Близок к декабристским кругам и другой его приятель литератор А. А. Жандр, находившийся под секретным надзором полиции. Грибоедов часто встречается с П. Кавериным и такими видными впоследствии декабристами, как И. Якушкин, В. Кюхельбекер, П. Каховский. Вспоминая об этих встречах, Якушкин рассказывает: «В беседах наших обыкновенно разговор был о положении России. Тут разбирались главные язвы нашего отечества: закостенелость народа, крепостное состояние, жестокое обращение с солдатами… повсеместное лихоимство, грабительство и, наконец, явное неуважение к человеку вообще» ‘. Еще в 1816 г. А. С. Грибоедов вступил в масонскую ложу «Соединенных друзей», членом которой являлся П. И. Пестель. По-видимому, Александр Сергеевич уже тогда знал о существовании тайного политического общества. Во всяком случае его общественные взгляды и настроения складывались в том же оппозиционном, антикрепостническом направлении, что и взгляды его близких знакомых и друзей. Вспоминая впоследствии петербургские годы, Грибоедов указывал, что в 1818 г. он был «таким совершенно, как декабрист Александр Одоевский в 1825 году».


     



    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"