Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Гражданский пафос стихотворений Есенина

20.04.2010

Русская земля предстает перед поэтом как печальный “покойный уголок”, “родина кроткая”, “сторона ковыльной пущи”. Весь мир для него окрашен в светлые, радужные тона. Русский пахарь, русский крестьянин, еще совсем недавно такой земной и мирный, превращается в отважного, гордого духом богатыря — великана Отчаря, который держит на своих плечах “нецелованный мир”. Есенинский мужик — Отчарь наделен “силой Аники”, его “могутные плечи — что гранит-гора”, он “несказанен и мудр”, в речах его “синь и песня”. Есть в этом образе что-то от легендарных богатырских фигур русского былинного эпоса.


Отчарь заставляет вспомнить прежде всего былинный образ богатыря-пахаря Микулы Селяниновича, которому была подвластна великая “тяга земли”, который играючи распахивал “чистое поле” своей чудо-сохой. “Отчарь” — один из первых поэтических откликов Есенина па события Февральской революции 1917 года. Это стихотворение было написано Есениным летом 1917 года во время пребывания в родном селе. В сентябре “Отчарь” печатает одна из петроградских газет. В этом стихотворении, так же как в написанных несколько ранее, в Петрограде, “Певущем зове” и “Октоихе”, тема революционного обновления страны раскрывается в образах, носящих чаще всего космический, планетарный характер. Отсюда пророческий смысл этих стихотворений, их ораторски-полемическая ритмическая структура.


Радуйтесь!

Земля предстала

Новой купели!

Догорели

Синие метели,

И земля потеряла

Жало.

В мужичьих яслях

Родилось пламя

К миру всего мира!



Так начинает Есенин свой “Певущий зов”. В “Октоихе” этот стык “земного” с космическим получает свое дальнейшее развитие:



Плечьми трясем мы небо,

Руками зыбим мрак

И в тощий колос хлеба

Вдыхаем звездный злак.

О Русь, о степь и ветры,

И ты, мой отчий дом!

На золотой повети

Гнездится вешний гром.

Овсом мы кормим бурю,

Молитвой поим дол,

И пашню голубую

Нам пашет разум-вол.

Осанна в вышних!

Холмы поют про рай.

И в том раю я вижу

Тебя, мой отчий край.



В “Октоихе”, так же как в “Певущем зове” и “Отчаре”, мифологические образы и библейские легенды наполняются новым, революционно-бунтарским содержанием. Они очень своеобразно переосмысливаются поэтом и трансформируются в стихах в картины “мужицкого рая” па земле. В “Отчаре” Есенин пытается поэтически более зримо представить этот новый мир:


Там голод и жажда

В корнях не поют,

Но зреет однаждный

Свет ангельских юрт.

Там с вызвоном блюда

Прохлада куста,

И рыжий Иуда

Целует Христа.

Но звон поцелуя

Деньгой не гремит,

И цепь Акатуя —

Тропа перед скит.

Там дряхлое время,

Бродя по лугам,

Все русское племя

Сзывает к столам.

И, славя отвагу

И гордый твой дух,

Сыченою брагой

Обносит их круг.



Эта образная “зашифрованность” будущего в “Отчаре” не случайна. Каким конкретно будет новый мир, поэту трудно еще представить, но одно для него очевидно,—что в нем должен царить свет разума и справедливости (“свет ангельских юрт”): нужда и голод там будут исключены (“там голод и жажда в корнях не поют”), там не будет разделения на богатых и бедных, будет одно свободное “русское племя”, невозможно будет там и любое предательство, даже поцелуй “рыжего Иуды” “деньгой не громит”. Он “целует Христа” искренне (по библейской легенде, Иуда, одни из двенадцати апостолов Христа, предал своего учителя за “тридцать сребреников”); будут все свободны, никто не будет знать каторжных “цепей Акатуя” (на Акатуйский рудник при царе ссылали людей на каторгу). Гражданский пафос этих стихотворений (“Отчаря”, “Октоиха” “Певущего зова”) находит свое образное выражсние в романтической мечте поэта о гармонии мира, обновлеияого революционной бурей: “Не губить пришли мы в мире, а любить и верить!”. Стремление к равенству, братству людей — главное для поэта. И еще: уже февральские события порождают совершенно иной социальный настрой в лирических стихах Есенина. Он радостно приветствует приход нового дня свободы. Это свое душевное состояние он с огромной поэтической силой выражает в прекрасном стихотворении “Разбуди меня завтра рано…”. С. Толстая-Есенина рассказывает, что “по словам Есенина, это стихотворение явилось первым его откликом на Февральскую революцию”. С революционным обновлением России связывает Есенин теперь и свою дальнейшую поэтическую судьбу:


Разбуди меня завтра рано,

О моя терпеливая мать!

Я пойду за дорожным курганом

Дорогого гостя встречать.

Я сегодня увидел в пуще

След широких колес на лугу.

Треплет ветер под облачной кущей

Золотую его дугу.

На рассвете он завтра промчится,

Шапку-месяц пригнув под кустом,

И игриво взмахнет кобылица

Над равниною красным хвостом.

Разбуди меня завтра рано,

Засвети в нашей горнице свет.

Говорят, что я скоро стану

Знаменитый русский поэт.



Ощущение того, что теперь и он — сын крестьянской Руси — призван стать выразителем дум, чаяний и стремлений восставшего народа, с огромным пафосом передает Есенин в стихотворении “О Русь, взмахни крылами…” – своеобразном поэтическом манифесте, строки из которого уже приводились выше. Все теперь под силу поэту, все подвластно его вольному, свободному слову:


Долга, крута дорога,

Несчетны склоны гор;

Но даже с тайной бога

Веду я тайно спор.

Сшибаю камнем месяц

И па немую дрожь

Бросаю, в небо свесясь,

Из голенища нож.

За мной незримым роом

Идет кольцо других,

И далеко по селам

Звенит их бойкий стих.

С иными именами

Встает иная степь.



В своем поэтическом манифесте Есенин выдвигает благородную, демократическую идею: показать во всей красоте и силе революционную Русь. Поэт стремится расширить художественный горизонт, углубить социальную проблематику своих произведений. Следует особо выделить “маленькую поэму” Есенина “Товарищ”, написанную им по горячим следам февральских событий в Петрограде. 26 февраля днем на улицах и площадях Петрограда по колоннам демонстрантов был открыт огонь. Более пятидесяти человек было убито, многих раненых демонстранты унесли с собой. Командующий Петроградским военным округом Хабалов и министр внутренних дел Протопопов поспешили заверить Николая II (царь находился в ставке), что “порядок восстановлен”. Но движение народных масс росло с молниеносной быстротой. И уже 1 марта остатки царских войск перешли на сторону восставшего народа. На Петропавловской крепости был поднят флаг революции… В один из мартовских дней 1917 года трудовой, рабочий Питер в суровом, скорбном молчании провожал и последний путь тех, кто пал в вооруженной борьбе против самодержавия. Сто восемьдесят революционеров было похоронено в тот день в братской могиле на Марсовом поле. Сдержанно-просто и вместе с тем эпически широко начинает Есенин в “Товарище” свой суровый правдивый рассказ о рабочем, который в дни разгрома царизма “не сробел перед силой вражьих глаз”, и о том, как его сын — крошка Мартин, увлеченный героизмом отца, встает на защиту республики. Образ рабочего был новым для Есенина. И примечательно, что поэт сумел найти скупые и вместе с тем выразительные штрихи, чтобы передать в “Товарище” атмосферу тех дней и создать волнующий образ питерского рабочего, который незадаром прожил жизнь и в схватка с врагом предпочел смерть предательству.


Мартин слышит мужественный голос отца, который “не пал, как трус”, слышит, как он зовет Мартина туда.



Где бьется русский люд,

Велит стоять за волю,

За равенство и труд!..



Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"