Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Мотив дороги в цикли рассказов Тургенева «Записки охотника»

15.04.2010

Мотив дороги, постоянно варьирующийся в этих концовках, имеет содержательный смысл. Судьбы людей выглядят незавершенными, ожидается их продолжение за пределами «случайно» прерванного рассказа. Стихия текущей, меняющейся жизни, где «концы» и «начала» затеряны, пульсирует и здесь. Концовки тургеневских очерков не приостанавливают нужного художнику ощущения переменчивости жизни, они постоянно движутся к началам новых и новых встреч, порождая тяготение одного рассказа к другому, «рифмуя» кадры в изменяющейся картине мира


Эта «рифма» усиливается тем, что разомкнутое окоячание очень часто подхватывается началом следующего очерка. Концовка «Хоря и Калиныча» («На другой день я покинул гостеприимный кров г-на Полутыкина») как бы получает естественное продолжение в следующем рассказе — «Малиновая вода» («…Вечером мы с охотником Ермолаем отправились на «тягу»…»). Окончание рассказа «Бежим луг» («Я кивнул ему головой и пошел восвояси вдоль задымившейся реки…») «продолжается» началом рассказа «Касьян с Красивой Мечи» («Я возвращался с охоты в тряской тележке…») и т. д.


Известный советский писатель С. П. Антонов в своем разборе «Записок охотника» подметил на первый взгляд незаметные связи между очерками. О конце истории Акулины из «Свидания» мы узнаем, например, в «Бежине луге», где рассказывается, как обманутая «полюбовником» девушка хотела утопиться в омуте и затем сошла с ума. В беседе ребят у костра о том, как разбойники утопили в омуте Акима-лесника, есть намек на драматический финал жизни Бирюка и т. д.!.


Точно так же незаконченную историю обедневшего дворянина Радилова («Мой сосед Радилов») перебивает, но, в сущности, подхватывает и продолжает история Овсяникова («Однодворец Овсяников»). Незавершенные судьбы персонажей в одних очерках как бы получают продолжение и завершение в других. Жизнь каждого героя при всей своей конкретности приобретает в контексте цикла некий широкий «сверхличный» смысл, вступая в перекличку с жизнью других, аналогичных героев.


В рассказе «Однодворец Овсяников» история превращения французского барабанщика Леженя в русского дворянина — не более чем курьез, казус, но эта история варьируется в соседнем рассказе «Льгов», порождая мотив несообразности и нелепицы всего крепостнического уклада русской жизни.


Между рассказами есть и прямая тематическая перекличка. Охотник в «Льгове» поджидает приятелей у церкви. Рассматривая могилы этого глухого степного села, затерянного в необозримых пространствах России, он вдруг натыкается «на почерневшую четырехугольную урну со следующими надписями: на одной стороне французскими буквами:: «Под сим камнем погребено тело французского подданного, графа Бланжия…».


Так путем «наплывов» одной истории на другую, одного характера на другой созревает в цикле глубокая мысль Тургенева о нелепице, абсурдности всего крепостнического уклада русской жизни. Дворовый человек Сучок и русский дворянин (французский барабанщик) Лежень при всем различии судеб, в сущности, подчинены одному «закону» — комической бессмыслице, крепостническому самодурству, распоряжающемуся жизнью человека в России. Точно таким же образом складываются судьбы многих и многих героев. Здесь и шумихинский Степушка из «Малиновой воды», и скотница Аксинья с садовником Митрофа-ном из того же рассказа, здесь и безымянный дедушка, дряхлый, слепой и глухой, посаженный «старшими» сторожить горох, и мастер-портной Куприян, произведенный барыней в истопники («Контора»), и псарь Ермил из «Бежина луга», у которого собаки никогда не жили. Одна судьба цепляется за другую, возникает единая «хоровая» судьба народа, в условиях беззаконной крепостнической страны. Сила воздействия книги Тургенева да читателя не в гневных авторских обличениях, не в гротескных образах представителей власти. Она — в эпической масштабности рифмующихся друг с другом сотен самых различных и в то же время общих народных историй. Тема крепостного права претворяется в монументальный образ крепостного ига, оказывающего свое губительное влияние на жизнь всей русской нации.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"