Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Разработка типологии жанров в отечественном литературоведении XX века

17.04.2010

Вопрос о преемственности жанрового развития, о перспективах и принципах типологии жанров стал обсуждаться начиная с 1960-х годов. Формалисты понимали под жанром формальную структуру произведения, которая имела для них самодовлеющее значение. Формалисты занимались ”эволюцией” жанров, в том числе и Ю.Н.Тынянов. Несмотря на то, что Тынянов ”принес с собой два неотъемлемых свойства своего научного мышления – чрезвычайный интерес к смыслу, к значению эстетических явлений и обостренный историзм,… которые должны были разрушить изнутри первоначальную доктрину формальной школы”, однако формалистическая схема ограничивала, сковывала исследователя. Его литературоведческие труды пронизаны историзмом.


 Подобное стремление к исторической точности проявилось, прежде всего, в принципе системного подхода к литературным явлениям, в том числе к жанру.

Жанр рассматривается как элемент жанровой системы определенного периода: ”…Изучение изолированных жанров вне закона той жанровой системы, с которой они соотносятся, невозможно…”.



Введение понятия жанровой системы, констатация переменности объемов, внимание к жанровым нормам – все это было перспективным в концепции Ю.Н.Тынянова. В то же время вопрос о связях между различными жанровыми системами данная концепция не разъясняла; более того, она исключала его сколько-нибудь серьезное значение. Как утверждал исследователь, устойчивым в жанре второстепенным признаком является величина, существенные же признаки ”смещаются”. Становится ясно, что давать статистическое определение жанра, которое покрывало бы все явления жанра, невозможно – жанр смещается. Т.о., Тынянов отказывается от понятия жанра как относительно устойчивого типа произведений.



Отказ Тынянова видеть общие черты в жанрах – элементах разных жанровых систем в значительной мере объясняется исходными формалистическими посылками. Если принцип системности, или учета взаимодействия всех сторон литературных явлений, был глубоко плодотворным, то структура системы (произведения, жанров, направления) истолковывалась формалистически, что лишало историзм Тынянова подлинной глубины.

Ведущим в системе выступало не содержание, а так называемый конструктивный принцип, т.е. приложение конструктивного фактора к материалу, который выступали в различных комбинациях. С изменениями конструктивного принципа и связывал Тынянов жанровые ”смешения”. Упадок одних жанров и расцвет других объяснялся изменением ”установки на то или иное назначение или употребление конструкции”. В основе тыняновской теории жанровых изменений лежала общая форма, формалистическая схема ”автоматизация – ощутимость”, сводившая задачу писателя к ”отстранению формы”.



Конструктивные преобразования происходят в литературе постоянно, поскольку они вызываются сравнительно быстрой ”автоматизацией” старой формы. Интенсивно происходивший в русской литературе XIX – XX веков процесс перестройки формальных структур, по-видимому, подтверждал этот тезис. Отсюда в концепции Тынянова следует подчеркнуть динамику жанра, ”смещение” жанровых признаков, понимаемых как конструктивные особенности произведений. Устойчивость жанра его интересует гораздо меньше, чем противоположность ”старого” и ”нового”, которая находит большее обоснование в формалистической теории. В сменяющихся по закону антитезы конструктивных принципах, в постоянном ”отстранении” формы трудно было проследить преемственность жанрового развития.



Сторонники социологического изучения литературы объявили решительный бой попыткам формалистов найти законы имманентного развития художественного творчества, в том числе литературных жанров. Однако социологисты, хоть и другими путями, чем формалисты пришли к тому же финалу – растворению устойчивого ядра жанров в динамике стилевых изменений.

Самым значительным опытом применения социологического метода к изучению литературных жанров оставалась написанная еще в 1905 году статья Г.В. Плеханова ”Французская драматическая литература французская живопись XVIII века с точки зрения филологии”. Смена жанров и их последующие, обновленные варианты предстают в интерпретации Плеханова зеркалом общественной перестройки. В то же время Плеханов не прямолинеен в определении зависимости литературной формы от социально-психологических детерминант. Включая в объем жанра и содержательные и формальные черты произведений, он подчеркивает ведущую роль содержания и возможность ”консерватизма” формы. При точности плехановской диагностики причин жанровых трансформаций, она оставляла в тени проблему жанровой преемственности.



Известно, что тенденции классового подхода к литературе проявилась в литературоведении 20-х годов. Под жанром понималась только формальная организация, общие признаки поэтической конструкции. Существенным недостатком данной теории являлась упрощенная трактовка содержания произведений, прямолинейно выводившаяся из классовой психологии авторов, которая, в свою очередь, столь же прямолинейно выводилась из экономического положения данного класса. Задачей исследователя было соотнесение того или иного жанра с определенным классом на определенной стадии его развития. В связи с тем, что в обществе происходила борьба классов, каждый из которых по-своему использует сходные литературные приемы, последние, взятые отдельно, еще не дают оснований говорить о единстве жанра. Организующим началом жанра является классовая психология (”психоидеология”). Поэтому традиционные жанровые названия (басня, роман) для социологистов являются препятствием. Жанр всегда бытует в конкретной исторической и социальной среде, и только изнутри ее можно осветить всю конструкцию. Характерным для данной методологии было частое соотнесение жанра со стилем, а не с литературным родом. Подчеркивалась зависимость не стиля от жанра, а, наоборот, жанр определялся стилем, наиболее же общие, родовые признаки произведения мало учитывались при характеристике жанра.



Стремление социологистов исходить из социальных предпосылок развития литературы и ее жанров составляло жизнеспособное, перспективное начало их теорий.

Интерес к устойчивым признакам литературных жанров, к жанровой типологии в 60-е годы был одним из важнейших симптомов преодоления упрощений, характерных на первых порах для социологического метода в литературоведении.



Теория М.С.Кагана известна как проект четырехсторонней жанровой классификации. В своей перекрестной классификации жанров искусства он стремится проследить ”четыре основные направления жанрового варьирования способности искусства осваивать мир”. Жанры дифференцируются ”в тематической плоскости”, по ”познавательной емкости” (повесть – рассказ), в ”аксиологической плоскости” (трагедия – комедия), а также ”по типу создаваемых искусством образных моделей” (очерк – басня, притча), каждый из этих принципов имеет свои ”структурные последствия”. При плодотворности исходных методологических посылок (последовательное применение принципа перекрестной классификации, содержательные критерии деления, внимание к структуре, ее строгое обоснование), схема Кагана во многом спорна, во всяком случае, в применении к литературе. Так, крайне условны предлагае-мые тематические или сюжетно-тематические разграничения (в прозе выделены ”любовно-психологический, социально-аналитический, житейский, рыцарский, плутовской, военный, детективный жанры” и т. д.), поскольку ведущим в содержании является все-таки проблемный уровень.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"