Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Аллегорическая сцена в киноповести Александра Довженко

9.04.2010

Аллегорическая и разительная сцена в начале киноповести Александра Довженко: однорукий крестьянин – вчерашний солдат – дошел до крайности. В тупом бессилии, опустошенный неурожаем, бедностью, голодом и безысходностью, он люто бьет здоровой рукой беззащитную, ни в чем не виновную лошадь. А конь вдруг повернул голову и говорит обезумевшему хозяину человеческим голосом: “Не туда бьешь, Иван!” Великой силы метафора! Это кульминация первой части сценария. Солдат-инвалид понимает, в конце концов, что “так дальше длиться не может. Должно что-то произойти”.


Подошли вплотную к этому эпизоду. И вдруг… задержка: где найти “понурого” коня с печальными, умными глазами? Четыре ассистента сбились с ног, искать нужного коня для эпизода. Они показывали режиссеру десятки изможденных, понурых, равнодушных ко всему коней, но не один из них не подходил. А уже начинался август, и рожь в поле осыпалась, а эпизод с безруким крестьянином должен был сниматься на фоне молодой жиденькой ржи. Все были в отчаянии. В конце концов, повезло. Возвращаясь с утренней съемки, встретили под Киевом цыган. К последней подводе был привязан… нет, не конь, а мощи. Худой – одни ребра и кости. Непостижимым было, как несчастное животные держится на ногах. А этот кощей не только двигался, а еще и водил кругом большими печальными глазами.


Киношники с такой радостью бросились к коню, что сообразительный цыган сразу понял: дело нечистое. И предложил администратору цену, как за породистого жеребца: пять карбованцев. И тот, не торгуясь, хотя кляче грош цена, сразу вытянул из кармана деньги. Это была неосмотрительность. Цыган надул губу и категорически отказался брать деньги:


- Я такого дорогого коня ни за какие деньги не продам! Это не конь, а друг мой…


Началось уговаривание. После длинных переговоров цыган, в конце концов, согласился на убытки всему цыганскому лагерю задержаться на несколько дней под Киевом и оказать кинематографистам большую услугу: приводить коня на съемки за пять карбованцев в день. А чтобы накормить своего четвероногого друга, хозяин сразу же потребовал от администратора три карбованца авансом. Пришлось дать деньги, чтобы конь до завтра не околел. И все же мечта киногруппы сбылась: понурый конь с печальными глазами на съемочной площадке. Ни репетировать, ни уговаривать, ни заставлять его не было никакой потребности. Это был конь-гений, который часами мог простоять на одном месте, не шевелясь. Ему можно было поднять одну ногу, и он на трех ногах спокойно стоял бы, сколько захотите. Он даже травы уже не ел и лишь – когда к его морде поднимали корм – медленно возвращал голову. Одно слово, конь превзошел всякие ожидания режиссера. Каких только эпитетов не придумывал Александр Петрович: “Балерина! Спаситель! Наилучший актер!” И это была заслуженная похвала. Свою роль конь сыграл прекрасно.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"