Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Детская проза Александра Неверова

16.02.2010

Одним из зачинателей русской литературы, и в частности литературы детской, был А. Неверов (псевдоним Александра Сергеевича Скобелева, 1886—1923). Цикл его коротких рассказов был оформлен в 1923 году; печатались они в журналах «Крестьянка» и «Работница». Разрабатывая темы, необходимые для новой  литературы, Неверов продолжал традиции лучших произведений классики.


В рассказе «Санька Храбрый» (впервые напечатан в журнале «Работница», 1923) речь идет о двух мальчиках, которые отправились в лес. Санька расхвастался, что не боится волков («не маленький»), но когда Сережка шутя крикнул: «Волк!» — Санька так и присел со стоном: «Мама!» Умело отточенная композиция, живой диалог, раскрывающий характеры мальчиков, создали предпосылки долгой жизни рассказа. Едва ли не первым А. Неверов начал разработку ленинской темы в  литературе. В 1921—1922 годах писатель совершил двухмесячную поездку в Ташкент за хлебом, чтобы обеспечить семью. Во время этой долгой поездки пришлось А. Неверову наблюдать тяжелые картины голода, многое пережить самому. Результатом поездки за хлебом явились произведения так называемого «голодного цикла», и среди них повесть «Ташкент—город хлебный» (1923).


Главным героем ее является подросток Мишка Додонов, В семье кроме него двое младших братьев и мать. Братья — «маленький народ, никудышный». Матери трудно одной вести хозяйство, она часто болеет. И «самым надежным» человеком в семье оказался Мишка: ему пришлось отправиться за хлебом в далекие, богатые, по слухам, места. Вместе с ним поехал Сережка Карпухин, который был годом моложе. Казалось бы, перед читателем традиционная пара детей, из которых один старше, находчивее, опытнее, а другой моложе, слабее, беспомощнее, как было в книгах Ф. Гернет, Л. Чарской и др. В повести все оказывается более глубоким, жизненным и серьезным: нет мелочной опеки, оба мальчика учатся чему-то друг у друга, даже тогда, когда Мишка делится хлебом с товарищем или когда проверяет его выносливость, спрашивая, сколько дней Сережа может «протерпеть» без еды и без воды. Мишка не нянчится со своим другом, хотя начинает чувствовать ответственность за него, не сюсюкает с ним, он просто и сурово говорит, что выдержит без воды не один день, как Сережа, а «день да еще полдня».


В повести показаны трудности, которые Мишке пришлось преодолеть в поисках хлебных мест: Сережа заболел тифом и умер в больнице; Мишка остался совсем один среди незнакомых людей; украли его мешок, он отстал от поезда. Однако описание трудностей не подавляет основного настроя этой удивительной, «солнечной» по замыслу автора книги. В повести показаны несгибаемость и оптимизм героев в стремлении к счастью, к светлой жизни. Побеждают детство, мальчишеская вера в «чудных людей», которые, оказывается, есть на самом деле. Победила доброта человеческая, пустившая корни в ожесточившееся было сердце мальчика, вызвавшая ответное чувство доброты, стремление поделиться всем, что есть. Машинисту «товарищу Кондратьеву», который отдал ему свой хлеб, дарит Мишка тщательно хранимый «большой деревенский ножик с дырочкой на рукоятке».


Мать дождалась своего старшего сына, а братишки умерли, хозяйство разрушено, но Мишка закалился в трудностях борьбы за хлеб, он верит в свою способность создать новую жизнь. «Ладно, тужить теперь нечего, буду заново заводиться».


А. Караваева в статье, посвященной Неверову, писала: «Образ Мишки Додонова давным-давно стал хрестоматийным в самом лучшем значении этого слова. Опять же не было в литературе начала 20-х годов таких беспощадно правдивых и вместе с тем таких оптимистически направленных картин и характеров, какие создал в этой повести Неверов…»’.


Одним из зачинателей русской  литературы является и другой популярный в те годы писатель — Сергей Тимофеевич Григорьев. Широко известны такие его произведения, как рассказ «Красный бакен» и повести «С мешком за смертью», «Тайна Ани Гай». С. Т. Григорьев в рассказе «Красный бакен» изображает нелегкую жизнь подростка Максима. Родители его ушли с обжитых земель за Волгу, мечтая добраться до «вольных мест», где нет войны. Но по дороге они заболели, умерли, и остался Максим один.    ,


Мальчик чуток и добр сердцем. Как с детством, прощается он с волами, единственным, что осталось от родного дома, и чувствует себя совсем одиноким, уходя в неведомое, во взрослую жизнь. Но он нашел настоящих друзей, став масленщиком на пароходе «Ермак». Здесь Максим понимает, что его работа необходима, что он становится своим, что товарищем его называют всерьез. Мальчик предотвратил аварию, которую подготовил дезертир Алексей, убегая с парохода. У мальчика не хватило сил открыть клапаны самому, но он разбудил товарищей, а когда начался обстрел парохода, заменил раненого рулевого деда Пар-мена: «Тогда Максим, не думая о пулях, повис всей тяжестью тела на колесе, стал на него ногами и, переступая со спицы на спицу, медленно скатывал руль направо»2.


Так показывает С. Григорьев героизм и мужество мальчика, поневоле оказавшегося втянутым в борьбу взрослых людей и сумевшего найти свое место среди них, стать их товарищем и помощником. Писатель возвращается к своему герою и позже, рассказывая о нем в «Тайне Ани Гай», явившейся продолжением повести «С мешком за смертью».


Повести С. Григорьева, написанные в 20-е годы, рассказывают о нелегком детстве, о раннем возмужании подростков. Писатель по-особому развивает приключенческие мотивы, соединяя их с социально-бытовой направленностью повествования. Поэтому произведения, созданные С. Григорьевым, объективно противодействовали так называемой литературе «детского авангардизма», начатой П. Бляхиным, продолженной Остроумовым Л. Е, («Макар-следопыт», 1925), С. А. Ауслендером («Дни боевые») и др. Писатель пошел по иному пути, приблизившему его к горьковской традиции изображения детства.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"