Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Иван Федорович Драч

6.02.2010

Иван Федорович Драч родился 17 октября 1936 года в селе Телижинцы Тетиевского района на Киевщине. «А был у нас хотя бы один литератор, который не гонял бы кур из огорода?!» – самоиронически спросит со временем автор «Баллады о генеалогии». Но это ирония самозащиты, ярого и выстраданного достоинства, ощущение предковечной  укорененности культуры, которая должна была питаться преимущественно из сельских источников.


Первое стихотворение семиклассника И. Драча было напечатано в районной газете еще 8 мая 1951 года. Сразу же по окончании средней школы в Тетиеве юноша преподаеи русский язык и литературу в семилетке соседнего села Звенящего, затем служит в армии, поступает на филологический факультет Киевского университета, который ему, вольнодумному студенту, не дадут закончить. Но П. Загребельний, который был тогда редактором «Литературной газеты», возьмет талантливого начинающего литератора на работу в отдел поэзии. Со временем И. Драч получит специальность кинодраматурга на высших сценарных курсах в Москве, и будет работать в сценарной мастерской киностудии им. А. Довженко. После фактического разгрома реакцией украинского кино в журнале «Отчизна», в середине 80-х Драча избирают в правление Киевской организации Союза писателей Украины, затем его главой, а со временем главой Народного Руха и депутатом Верховной Рады Украины, главой рады «Украина». За три десятилетия литературной деятельности поэт множество сборников поэзии, переводов, киноповестей, литературно-критических статей, его произведения издавались в многочисленных переводах на многих языках мира.


Не легким и тернистым был этот тридцатилетний путь, постоянно на нем строились разнообразнейшие преграды, но именно благодаря им и сформировался гражданский характер и темперамент художника, оттачивалась острая социальная и эстетичная прозорливость его языка:

  • Перо, мой скальпель огненный,
  • Ты мой жестокий лиходей,
  • Мой дикий призыв полнодневный,
  • Первоцвет мой, перволюб мой!
  • Нам вскрывать дни эти наказано
  • До сердцевины, до звезды,
  • Куда не дойдут янычары
  • В обманной словоблудной игре.
  • Стихотворение «Перо» — публицистически раскрытое кредо поэта, которым он присягал на верность поискам глубинной сути бытия. И эта острая аналитичность, «скальпельная» беспощадность часто беспокоила самодовольного мещанина своим обнаженным, а иногда и не совсем эстетичным «натурализмом». Но тем убедительнее было молодое и искреннее удивление, восхищение художника перед великим пониманием всего сущего и «человеческой тайны», что открывалась ему в эмоционально-мыслительных озарениях.


    Творчество И. Драча чуть ли не наиболее показательно репрезентует жаждущий порыв  «шестидесятников», «детей войны» к знаниям, к эстетичному постижению достижений человечества, их синтеза с прадавними фольклорными источниками, с литературными, культурными, художественными достояниями родного народа. Этому оказывали содействие и общественная атмосфера конца 50-х – начала 60-х годов, и новое, художественное «открытие» теории относительности, осознание определенной аналогии  микро- и макромира (молекулы и планетной системы). Устами молодых поэтов снова заговорило задушенное в 30-х годах космическое самоосознание народа, его жизнерадостное мироощущение, потребность возродиться, жить полнокровным духовным бытием. Молодой Драч преисполнен бушующей «солнечной» энергии, дерзкого стремления . «Воспринимать мир до всех его глубин» («На дне росы, или внутренний диалог по поводу выпуска энциклопедии кибернетики»). Эта мировоззренческая концепция, художественная макросистема находит свое проявление и на уровне микропоэтики, тропики, «строительного материала» стиха. Скажем, в приведенных строках «Нам вскрывать дни эти до сердцевины, до звезды…» неожиданное сравнение звезды с сердцевиной бытия является художественно-интуитивным прозрением: ныне уже и астрофизики открывают все больше аналогий между   Солнцем   (звездой)   и  сердцем – оба   пульсируют,  задают ритм и несут энергию, жизнь всей системе между Солнцем и мозгом человека.


    Солярные, солнцепоклоннические мотивы пронимают все творчество И. Драча от первого сборника «Подсолнечник» (1962) до после чернобыльского «Храма солнца» (1988). Бесшабашный реформатор и новатор в сфере поэтики («Художнику – нет скованных норм. Он – норма сам, он сам в своем стиле…»), художник вместе с тем выступает продолжателем традиций. От народной космогонии (далекие предки не сомневались, что Солнце – это бог Ра или Ярило, или Хорей – наш отец, который дал и дает жизнь всему сущему) до философских и эстетических поисков Г. Сковороды, солнцепоклонничества Коцюбинского, Довженко, Тычины, Гончара, футуристического космизма нашей поэзии 20-х годов. И. Драч называет свой второй сборник «Протуберанцы сердца» (1965), идейно-содержательным центром его становится одноименное стихотворение, где снова перекинут ассоциативный мостик от сердца до солнца («Так бьют из сердец протуберанцы – повстанцы солнца…»). Эта метафора становится своеобразным сквозным образом-символом, который передает мощную активность умственного и чувственного, научного и эстетичного постижения сокровенных тайн бытия, самообновляющуюся, воскрешаемую энергию Вселенной. Наше  окаменелое  эстетичное  сознание  начала 60-х  с незаурядной потугой воспринимало поэтику раннего Драча, одной из самых характерных особенностей которой была отдаленная ассоциативность , резкое, как будто механическое объединение предметной, чувственной конкретики реальных и реалистических деталей с непривычным их метафорическим наполнением, символизацией. Так, в уже упомянутой «Балладе о подсолнечнике», несмотря на то, что  автор заключительными строками будто растолковывает, что речь идет о поэте и поэзии, довольно непривычным было начальное описание всех тех приключений и метаморфоз, которые испытает подсолнечник. Позабылось, что  и фольклорным балладам присущи подобные перевоплощения: девушка становится тополем, вербой, калиной, казак – явором… В конце концов, широко употребляемый относительно поэтики «шестдесятников» термин «ассоциативность» означает, в сущности, то же самое, что и давний отечественный термин «переносность». Просто соотносятся, объединяются предметы, явления, понятия каждый раз отдаленнее, в меру художественного охвата их всеобщей связи, взаимообусловленности.


    Страницы: 1 2


    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"