Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Исторические романы французских писателей романтической школы

27.01.2010

Умами овладевает идея прогресса. История теперь познается не просто как смена королей и династий, а как меняющееся во времени поступательное движение от прошлого к настоящему и от настоящего к будущему. Отсюда такой интерес к исторической теме в романе, драматургии и поэзии. И отсюда же, заметим, забегая вперед, зарождение научной’ фантастики.


Французский исторический роман, представленный на первых порах именами Виктора Гюго, Проспера Мериме, затем Александра Дюма, Жорж Санд и Теофиля Готье, возникает в лоне романтической школы,   в   период   ожесточенных   боев   с   обветшавшими   канонами  классицизма, официально признанного еще в XVII веке господствующего направления в искусстве. В литературных и театральных баталиях, разгоревшихся незадолго до революции 1830 года, романтики объединяются с теми писателями, которых впоследствии назовут реалистами (Мериме, Стендаль, Бальзак). Термин «реализм» утвердился в литературе лишь в 1860-х годах, но расхождения творческих методов выявились значительно раньше.


Проспер Мериме (1803—1870), писатель широко образованный, с повышенным чувством историзма, вырабатывает понятие «местного колорита» (каждая эпоха и каждый народ обладают своими неповторимыми особенностями) и очень тонко мистифицирует читателей, сначала выдав за переводы с испанского сборник своих собственных пьес «Театр Клары Гасуль» (1825) и вслед за тем прозаическое изложение народных баллад не существовавшего сербского сказителя Иакинфа Маглановича — «Гузла, или Сборник иллирийских песен, записанных в Далмации, Боснии, Хорватии и Герцеговине»  (1827) А. С. Пушкин, восхищенный этими песнями, из 34-х баллад переработал одиннадцать, присоединив к ним еще две песни из известного сербского сборника Вука Караджича и три оригинальных стихотворения. Так составился замечательный цикл «Песни западных славян», сразу же вошедший в детское чтение. Проза Мериме, превращенная Пушкиным в прекрасную поэзию, потому и показалась ему привлекательной, что французский писатель сумел уловить и воспроизвести на своем языке национальные особенности народного творчества балканских славян — патриотизм, свободолюбие, юмор, бытовые реалии, поверья — все, что можно было почерпнуть из записок путешественников и ранее опубликованных фольклорных записей. Столь искусная имитация «местного колорита» сделала Мериме знаменитым писателем.


Как исторический романист он выступил с не менее блестящим произведением — «Хроника времен Карла IX» (1829). Действие этого своеобразного романа развертывается на фоне трагических событий Варфоломеевской ночи (24 августа 1572 г.), когда католики, подстрекаемые Екатериной Медичи и герцогами Гизами, учинили в Париже зверское избиение гугенотов и развязали гражданскую войну. Мериме тщательно воссоздает колорит эпохи, стараясь ни в одной детали не погрешить против исторической правды. Главные действующие лица воплощают, по мысли автора, характерные черты нравов и психологию французского дворянства XVI века. Сжатое динамичное повествование, короткие главы (каждая из 27 глав, по существу, представляет собой отдельную новеллу), выразительные диалоги, лаконичные описания — все это освобождает «Хронику времен Карла IX» от той тяжеловесности и громоздкости, которые свойственны многим историческим романам. Книга заново переведена Н. Любимовым под названием «Хроника царствования Карла IX» (П. Мериме. Собр. соч. в шести томах, т. 1. Вступит, ст. В. Дынник. М., «Правда», 1963). Из других произведений Мериме издаются для детей замечательные психологические новеллы, построенные на острейших конфликтных ситуациях: «Матео Фальконе» и «Таманго» — из сборника рассказов «Мозаика» (1832).


К концу XIX века, с расширением круга чтения, наряду с избранными произведениями Мериме, к юным читателям России попадают некоторые из книг Ояоре Бальзака (1799—1850) — в первую очередь те, что и поныне включаются в школьные программы («Гобсек», «Отец Горио»), а также отдельные новеллы Стендаля (псевдоним Анри Бейля, 1783—1842), классика реализма, близкого Мериме по аналитическому складу мышления, сдержанной, нарочито суховатой манере письма, умению вместить в небольшой объем чрезвычайно емкое содержание. Лучшая из новелл Стендаля «Ванина Ванини» (1829) — трагическая история любви молодого итальянского патриота Пьетро Миссирили и дочери именитого римского банкира, выдавшей властям единомышленников Пьетро, чтобы сохранить его только для себя. Узнав о предательстве Ванины, он решительно порывает с ней. Единственной целью его жизни становится борьба за освобождение родины, несмотря на то что в сложившихся условиях дело, которому служит Пьетро, обречено на провал. В этом столкновении двух воль и двух правд Пьетро одерживает моральную победу ценою отказа от личного счастья (см. «Ванина Ванини, или Подробности о последней венте карбонариев, раскрытой в Папской области». Пер. Н. Немчиновой. Предисл. А. Виноградова [1967; 1973]. См. Н. А. Дорогова. Стендаль и его новелла «Ванина Ванини».— «Литература в школе», 1968, № 2, с. 50—58).


Виктор Гюго, наиболее демократичный из группы французских романтиков, в своих прославленных романах и пьесах выдвигает героя из народа, произносящего гневные тирады, обличительные монологи, требующего социальной справедливости. Пылкий, эмоциональный стиль резко отличает его от Мериме и Стендаля, но это не мешает Гюго с глубоким знанием исторической обстановки воссоздавать подробности местного колорита. Куда меньше об этом заботятся, решая иные творческие задачи, Александр Дюма и Жорж Санд .


В романе «Консуэло» (1843) Ж. Санд прежде всего занимает вопрос о призвании художника и назначении подлинного искусства. Дочь цыганки, молодая артистка Консуэло покидает замок богемского графа Альберта Рудольштадтского, не прельстившись ни богатством, ни знатностью, чтобы сохранить независимость и остаться певицей для народа. Писательница не скрывала, что прототипом образа Консуэло послужила талантливая французская певица Полина Виардо. Запутанная интрига с таинственными и во многом искусственными ситуациями развертывается в Италии, Австрии, Богемии XVIII века. Среди действующих лиц — король Фридрих II, королева Мария-Терезия, композитор Гайдн и др., но главные герои вымышлены. Русская прогрессивная критика встретила этот роман с большим интересом. Белинский считал его превосходным произведением, особо отметив венецианские главы.


Роман этот вполне доступен подросткам: включен в рекомендательный указатель литературы для учащихся 7—8-х классов (см.: Л. Виролайнен, с. 405), как и впервые изданная у нас для детей повесть Ж. Санд «Мастера мозаики» [М., 1961. Предисл. М. Черневич] — об искусных венецианских ремесленниках XVI века, братьях Дзукка-то, хранящих секреты своего ремесла, доведенного до высокого совершенства. Читатели встречаются на страницах повести с великими итальянскими художниками эпохи Возрождения: Тинторетто, Веронезе, Тицианом ‘.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"