Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Отражение пороков общества в романе Гончарова «Обломов»

21.01.2010

И. А. Гончаров вошел в русскую литературу как прогрессивный писатель, выдающийся представитель той школы художников-реалистов 40-х годов, которые продолжали традиции Пушкина и Гоголя, воспитывались под непосредственным воздействием критики Белинского. Гончаров — один из создателей великого русского реалистического романа.


Современник Герцена и Тургенева, Островского и Салтыкова-Щедрина, Достоевского и Л. Толстого, Гончаров вместе с ними на протяжении десятилетий привлекал к себе внимание передовой демократической критики и широких кругов читателей. Роман «Обломов» был напечатан в первых четырех книгах журнала «Отечественные записки» за 1859 год. Обильный материал для романа дали писателю его впечатления детских лет. Вспоминая свое

  • детство, Гончаров писал: «Мне кажется, у меня, очень зоркого и впечатлительного мальчика, уже тогда при виде всех этих фигур, этого беззаботного житья-бытья, безделья и лежанья и зародилось неясное представление об «обломовщине». Впоследствии это представление обогатилось впечатлениями симбирской и столичной жизни». Роман Гончарова имел большой и шумный успех. Один из современников, критик А. М. Скабичевский, писал: «Нужно было жить в то время, чтобы понять, какую сенсацию возбудил этот роман в публике и какое потрясающее впечатление произвел он на все общество. Он как бомба упал в интеллигентную среду как раз во время самого сильного общественного возбуждения, за три года до освобождения крестьян, когда во всей литературе проповедовали крестовый поход против сна, инерции и застоя».
  • «Обломов» появился в обстановке подъема демократического движения и имел большое значение в борьбе передовых кругов русского общества против крепостного права. Сам Гончаров видел в своем новом произведении продолжение той критики, с которой он выступал в «Обыкновенной истории» против отсталых, косных и застойных нравов, присущих феодально-крепостническому порядку, породившему обломовщину. «Я старался показать в «Обломове», как и отчего у нас люди превращаются прежде времени в… кисель», — писал Гончаров.


    Обломова превратила в кисель, в «ком теста» крепостная среда. Гончаров показал, что обломовщина сложилась на почве владения «крещеной собственностью», «тремястами Захаров», что Обломова взрастила дворянская усадьба с ее застойным бытом и помещичьими нравами. Сам Илюша, как и большинство обитателей Обломовки, незлобивый и добродушный человек. Но, по словам Добролюбова, «гнусная привычка получать удовлетворение своих желаний не от собственных усилий, а от других, развила в нем апатическую неподвижность и повергла его в жалкое состояние нравственного рабства. Рабство это так переплетается с барством Обломова, так они взаимно проникают друг в друга и одно другим обусловливаются, что кажется, нет ни малейшей возможности провести между ними какую-нибудь границу». Апатия и неподвижность отражены Гончаровым даже во внешнем облике Ильи Ильича Обломова — изнеженного, обрюзгшего не по летам человека, который «наспал свои недуги».


    Вся жизнь Обломова рисуется как страшный, удручающий процесс постепенного духовного и морального оскудения человеческой личности, как превращение живого человека в мертвую душу. Придерживаясь идеологии природной жизни, герой существует согласно собственным принципам и собственному пониманию цельного и гармоничного человека. Он лишен тщеславия, его не прельщают карьеризм, погоня за выгодной женитьбой и богатством. «Нет, — восклицает он, — это не жизнь, а искажение нормы, идеала жизни, какой указала природа целью человека». Но, рисуя себе идеал ничем не нарушаемой и благородной праздности, беззаботной и привольной помещичьей жизни, обеспеченной трудом крепостных, Обломов не видел ничего странного в получении оброка с крепостных крестьян и даже, несмотря на свое благодушие, «придумал новую меру против лени и бродяжничества крестьян». Илья Ильич радуется своей неподвижности и независимости, не отдавая себе отчета в том, что сам является частью ненавистного ему мира. Лишь иногда он с гнетущим беспокойством задумывается над своей жизнью и приходит к выводу, что «…какой-то тайный враг наложил на него тяжелую руку  в начале пути и далеко отбросил от прямого человеческого назначения…». На самом же деле этим врагом, который погубил все доброе в  Илье Ильиче, явился сам образ его жизни, все то, что впоследствии  приобрело стойкое определение — обломовщина.


    В образе Обломова критик Н. А. Добролюбов увидел отражение русского национального характера, назвал его «коренным типом» русской жизни, а литературовед Д. Н. Овсянико-Куликовский характеризовал свойства Обломова как «черту национального склада». В одном из откликов на роман говорилось о том, что  Захар и Обломов «выросли на одной и той же почве, пропитались  одними и теми же соками», да и сам автор подчеркивал, что его I герой воплощает «элементарные свойства русского человека». Не  случайно слуга Захар, которого отличают постоянное брюзжание и  строптивость, упрямство, неповоротливость, косность и неряшливость, преклонение перед барством и прежде всего — лень, выведен в романе как двойник главного героя. Но обломовское начало живет не  только в его слуге. Сходные черты мы без труда замечаем и в гостях  героя, и в быте вдовы Пшеницыной. Сходный образ жизни укоренился по деревням и селам крепостнической России и в ее столице. Он, проявляется не только в поведении бар, но и в косности чиновников, л крепостных крестьян, людей интеллигентных профессий. Таким образом, можно сделать вывод о том, что в Обломове воплотились черты характера, порожденного всей русской патриархальной помещичьей жизнью. Образ этот является крупнейшим обобщением.


    Однако современники Гончарова поняли буржуазно-эксплуататорский характер деятельности Штольца. Критик А. П. Милюков писал: «В этой апатичной натуре под маской образования и гуманности, стремления к реформам и прогрессу скрывается все, что так противно русскому характеру и взгляду на жизнь… Из этих-то господ выходят те честные дельцы, которые, добиваясь выгодной карьеры, давят все, что ни попадается на пути… все учредители мнимо-благодетельных предприятий, эксплуатирующие работников на фабрике, акционеры в компании, при громких возгласах о движении и прогрессе, все великодушные эмансипаторы крестьян без земли…» Под трезвым пониманием жизни у Штольца скрывались сухой деловой расчет, подчинение человеческих черт предпринимательскому практицизму.


    В образе Штольца Обломов стремился вскрыть буржуазную ограниченность: «Мы — не титаны… мы не пойдем…на дерзкую борьбу с мятежными вопросами, не примем их вызова, склоним голову и смиренно переживем трудную минуту, и опять потом улыбнется жизнь, счастье». Самой буржуазии, выросшей на почве крепостного права, была присуща обломовщина, питавшаяся и после падения крепостного права многочисленными крепостническими пережитками. Гончаров был совершенно прав, указывая на неизбежную гибель обломовщины. Но это не могло случиться очень быстро: обломовщина продолжала мешать всему дальнейшему прогрессивному развитию русской общественной жизни.


    Страницы: 1 2


    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"