Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Импрессионистическая основа новеллы «Интермеццо» Михаила Коцюбинского

12.01.2010

Павел Тычина называл имя Михаила Коцюбинского наряду с именами Ивана Франко, Леси Украинки, Василия Стефаника, так как, по его словам,  «относительно красоты и глубины произведений другого писателя такого мы не найдем». Особой привлекательностью и свежестью отличаются те произведения Коцюбинского, которые написаны в импрессионистической манере. В связи с этим ученый-литературовед Сергей Ефремов писал:

  • «О зрелости его (Коцюбинского) в полном творческом понимании этого слова можно говорить тогда, когда он начал писать в импрессионистическом стиле».  
  • Импрессионизм  — направление в искусстве и литературе последней трети девятнадцатого —  начала двадцатого столетий. Возник импрессионизм в  французской живописи. Название получил после выставки 1874 года, на которой экспонировалась картина К. Моне «Импрессия. Восход солнца». Французские художники-импрессионисты брали для изображения какой-то миг времени, миг жизни и отображали его в самом существенном проявлении. Главным для них была не сама действительность, а ее влияние на эмоциональное состояние человека, то впечатление, которое она вызвала в его душе. Поэтому импрессионисты не детализировали действительность, а отображали ее в общих чертах и контурах. Под влиянием живописи импрессионизм распространился и на другие виды искусства: скульптуру (Роден), музыку (К. Дебюсси, М. Равель, И. Стравинский), литературу (де Мопассан, А. Чехов, И. Бунин и др.). В украинской литературе импрессионизм заявил о себе в творчестве М. Коцюбинского, О. Кобылянской, Г. Косынки, частично М. Волнового, В. Винниченко, А. Головко. Взяв впечатление за основной объект изображения, импрессионисты обогатили литературу углубленным психологизмом в изображении образов, воспроизведением тончайших изменений в настроениях человека и природы, лирическим психологическим пейзажем, разнообразием и новизной художественных средств и приемов (внутренний монолог, выразительная деталь, зрительные и слуховые образы, лаконизм фразы и т.п.).


    Коцюбинский начал писать в импрессионистическом стиле не сразу, а в девяностых годах прошлого столетия, пройдя сложный путь стилевых поисков. Овладев основами импрессионистического письма, художник выработал свой неповторимый стиль. Детальные реалистические описания уступают у него лаконичным штрихам, отдельным деталям, неконкретизированным намекам или вообще размытым в контурах пятнам. Внешняя жизнь, т.е. события, уступают внутреннему – жизни души и сердца героя. То есть  внешнего действующего сюжета в новеллах Коцюбинского, как правило, нет. Предметом изображения становится то, что творится в душе героя, в его голове и сердце. Впечатления от окружающего мира, материализованные в чувстве, настроении, переживании – вот что представляет организующий центр новеллистики Коцюбинского импрессиониста. Для отображения психологических состояний лирического героя, его ощущений и настроений, автор пользуется разнообразнейшими изобразительными средствами и приемами. Особенно большое функциональное значение имеет внутренний монолог героя, который часто напоминает поток сознания – аморфный, хаотичный, переданный натуралистически. Этой же цели служит лиризация рассказа. Наиболее заметна она в описаниях природы. Пейзажи отображают не только красоту окружающего мира, но и сложную внутреннюю жизнь героев, их настроения и чувства. Все эти черты наиболее полно воплотились в новелле «Интермеццо», созданной в 1908 году.  Сюжет новеллы можно пересказать одним предложением. Лирический герой, художник, уставший от жизни и человеческого горя, хочет убежать от всего, отдохнуть, встретиться и побыть наедине с природой, забыть обо всем, насладиться окружающей красотой, но не может жить без людей, так как он небезразличен к чужому горю, которое входит в его  душу и не дает ей охладеть, очерстветь, окаменеть. Желание войти, полететь в безлюдные зеленые пространства завладело персонажем, но тянулась за ним из города невидимая железная рука. Наконец – свобода.


    А так ли это на самом деле? А все окружающее: комнаты большого дома, мебель, люстра – не человеческое творчество, не долька души человека? А можно ли вообще убежать от людей? Семь частей произведения целиком посвящены проблеме художника и природы, человек и природы. Волшебными словесными пейзажами, которые созданы импрессионистическими зрительными и звуковыми образами (звуками «контральто» кукушки, божественным пением жаворонков, которые протягивали от земли до неба невидимую струну), автор хотел доказать, что человек среди природы становится чистым, открывает свое сердце для красоты, правды и добра. Поэтому на первом плане не сама природа, которую наблюдает лирический герой, а его душа, которая воспринимает (или не воспринимает) окружающую среду.


     Поэтому среди «действующих лиц» новеллы не только солнце, кукушка, жаворонки, а и такие, как усталость, человеческое горе. И все они символизируют настроение, переживания героя. Наслаждение волшебной природой было недолгим, так как именно среди этого зеленого безграничного моря степной красоты лирический герой все-таки встретился с человеком — с обычным мужиком. «Он говорил о вещах, полных ужаса для меня, так просто и спокойно, как жаворонок бросал на поле песню». Рассказ был впечатляющий, преисполненный жестокой правды. Люди стали жестокими (Ходим между людьми, как между волками). А самое страшное то, что этот обычный мужик понимает причину человеческой низости: «Людей едят нужда, водка, а они в темноте жрут друг друга. Как нам светит еще солнце и не потухнет? Как можем жить?». Рассказ крестьянина вызывает гнев и негодование лирического героя. Он больше не может и не хочет оставаться в одиночестве. Гармония природы, которая пробудила в нем потребность в общении с людьми, оказывает содействие еще большей чувствительности к чужому горю, рождает желание быть в первых рядах борцов против насилия и зла. Поэтому рефреном звучат в новелле слова «Говори, говори…».


    Это не столько обращение к крестьянину, сколько приказ себе слушать и прониматься болями народа. Интермеццо лирического героя длилось недолго, оно было временным периодом в его жизни. Но этот отдых наедине с природой дал возможность ему убедиться, что человек, а тем более художник, не может отделять себя от проблем мира. Только в жизни среди людей и для людей существует смысл. В этом идея произведения.   



    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"