Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Отражение революционной борьбы русского народа в очерках Серафимовича

15.01.2010

В очерке «На Пресне», написанном в самые напряженные дни вооруженного восстания в Москве, основной акцент сделан на зверствах царских карателей. Одновременно Серафимович говорит о мужестве защитников баррикад на Пресне, подчеркивает «моральное превосходство восставших над дубасовской полицейщиной», показывает сочувствие рабочим-дружинникам со стороны широких народных масс. В очерке отражены только факты, но они настолько красноречивы, а точка зрения автора столь недвусмысленна, что мы за ними угадываем очень значительное и прежде всего страх царизма перед силой и гневом народа. Именно этим и объясняются зверства усмирителей.


Во многих рассказах Серафимовича периода революции, особенно в произведениях о вооруженной борьбе московского пролетариата в декабре 1905 года, нет отдельного героя,— в них героем выступает рабочая масса. Серафимович был одним из первых писателей, успешно решавших проблему создания образа коллективного героя. Бурные события ускорили процесс революционной закалки масс, эволюцию их сознания («Похоронный марш»): Сурово-сосредоточенно шли старики, быть может все еще борясь с таившейся в глубине души привычкой рабства, с темной боязнью новизны впечатлений, все опрокинувших. И с испуганным изумлением оглядывались они на руины вчерашнего дня».


События революции обострили внимание Серафимовича к характерам людей. Социальные конфликты в его произведениях находят отражение в противоречивых движениях человеческой души или в столкновениях внутри семьи. Писатель прослеживает и психологические трудности процесса духовного роста человека.


В 9-м сборнике товарищества «Знание» (1906) был напечатан рассказ Серафимовича «Среди ночи». Герои рассказа — труженики, поднимающиеся в сознательной революционной борьбе. Это не промышленные рабочие, в среде которых этот процесс начался раньше и активнее, а ремесленники, но и они, собравшись на тайную сходку, проявляют черты пролетарской солидарности. Они идут дальше шахтера Семишкуры и сцепщика Макара в борьбе за свои права.


В рассказе «Среди ночи» отражен важный жизненный процесс: рабочие, особенно ремесленники, не обладая достаточной культурой, образованием, по-новому чувствуют, но еще не находят слов, чтобы выразить это новое, речь их косноязычна; но все же в их «серую, замкнутую жизнь… ворвались чем-то праздничным, ярким, сверкающим и огромным… все эти новые понятия, новые слова: «буржуазия», вместо «хозяин», «эксплуатация» вместо «кровь нашу пьют», «пролетарии всех стран, соединяйтесь» вместо «ребята, не выдавай».


Большой интерес представляет рассказ Серафимовича «Бомбы» (906), в котором создан образ жены рабочего, участника революционного движения. Как и горьковская Ниловна, Марья вначале предстает забитой тяжелым трудом женщиной, которая и не помышляет о борьбе за иную жизнь. Её охватывает страх перед «сицилистами», с которыми знаком её муж, но постепенно и она втягивается в борьбу, прячет в доме литературу и оружие.


Внешне все в рассказе выглядит буднично: стирающая женщина, дети, забавляющиеся в куче тряпья, свинья с поросятами, даже далекие выстрелы сравниваются то со щелканьем орехов, то с гулко захлопывающейся дверью. Однако писатель подчеркивает, что в жизни назревают серьезные события, и эти будничные дела, служа фоном, на котором разворачиваются события, подчеркивают контраст между тем, как живут рабочие, и борьбой за иную жизнь, о которой стала думать Марья.


События показаны через восприятие Марьи, и в небольшом рассказе писатель сумел раскрыть перемены в её психологии, акцентируя внимание на деталях быта и через них прослеживая выход женщины в мир борьбы и надежд. Вслушиваясь в беседы руководителя революционного кружка с рабочими, Марья переживала радостное чувство духовного просветления, сменявшееся вдруг тревогой за мужа, за детей и за большое дело, которое становилось ей все ближе и понятнее; ей «казалось, как будто проломили стену и через пролом стало светлее, и неслись с улицы звуки, но она боялась, что будет непогода, и сюда будет нести дождь и снег, и будет заглядывать осенняя ночь». Круг забот и тревог, которыми жила Марья, расширяется, её теперь волнует не только узко семейное.


Внешне в жизни Марьи все осталось, как было. Статичность бытия подчеркивается композицией рассказа, начинающегося и завершающегося фигурой женщины, склонившейся над корытом с чужим бельем:

  • «Сыпались орехи, громко лопали дубовые двери, и столб, густой и черный, медленно и важно поднимался к небу. А Марья терла скользкое мыльное полотно, и пот, как роса, проступил на её лице, и капли, соленые и едкие, капали в мыльную воду».
  • Но эта статичность лишь кажущаяся. Писатель подчеркивает, что жизнь рабочего человека остается прежней, но изменился сам человек, приобщившийся к борьбе за лучшую долю.



    1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
    © 2000–2017 "Литература"